Актуальная редакция статьи 785 ГК РФ: Статья 785. Договор перевозки груза

Текст

1. По договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

2. Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом).

Комментарий

1. В п. 1 комментируемой статьи содержится определение договора перевозки груза. В правоотношениях, связанных с перевозкой груза, участвуют три субъекта: перевозчик, грузоотправитель (строго говоря, до момента заключения договора грузоотправитель должен именоваться грузовладельцем) и грузополучатель. Выяснение юридической природы статуса грузополучателя оказывает наибольшее влияние на квалификацию договора перевозки груза.

Конструкция договора перевозки груза не была известна римскому праву и сложилась в средневековой торговой практике. М. Вебер указывал, что «только начиная с XII века… купец уже мог воздерживаться от постоянного сопровождения своего товара — за целость доставки в таких случаях отвечал vecturarius (возчик)». По мнению М. Вебера, именно эта должность предполагает существование правильных деловых отношений между отправителем и получателем . Но вскоре связь отправителя и получателя груза отходит на второй план — в XIV — XV вв. «за осуществление сухопутного транспорта брались возникшие тогда извозные организации», которые представляли собой особый цех и брали на себя ответственность за перевозки . Фигура перевозчика делается центральной, в конструкции договора перевозки находит отражение связь между перевозчиком и грузоотправителем, а статус получателя груза становится юридически неопределенным. Поэтому в современной литературе указывается, что в науке на протяжении более 100 лет идут споры о фигуре грузополучателя и его месте в договоре перевозки груза, причем в таком ключе, что (по словам Г.С. Гуревича) «большинство авторов… полагает, что выяснение правовой природы договора перевозки грузов сводится к выяснению правового положения грузополучателя в договоре» .

——————————— См.: Вебер М. История хозяйства // Вебер М. История хозяйства. Биржа и ее значение / Пер. с нем.; под ред. И. Гревса. М.: Гиперборея; Кучково поле, 2007. С. 198.

См.: там же. С. 199 — 200.

Довгополов А.А., Романова Ю.А. Договор железнодорожной перевозки грузов: правовая природа, заключение и субъектный состав // Транспортное право. 2007. № 1; СПС «КонсультантПлюс».

Наибольшее, но не безоговорочное признание в современной науке получила концепция договора перевозки груза как договора, заключенного между грузоотправителем и перевозчиком (стороны договора) в пользу третьего лица — грузополучателя . Как известно, в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК РФ «договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу». Поэтому возражения противников признания договора перевозки груза договором в пользу третьего лица сводятся к тому, что «закон (уставы и кодексы) предусматривает не только права, но и многочисленные обязанности получателя перед перевозчиком» . Однако действующее российское законодательство в принципе допускает возложение на третье лицо обязанностей по договору, заключенному в его пользу другими лицами, что отражено, например, в статье 939 ГК РФ: обязанности страхователя по договору страхования могут быть выполнены выгодоприобретателем («лицом, в пользу которого заключен договор»). Поэтому возложение на грузополучателя обязанностей по договору перевозки грузов не противоречит современной модели договора в пользу третьего лица.

——————————— КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (том 2) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (3-е издание, переработанное и дополненное).

Спорной считает такую квалификацию, например, Т.Е. Абова (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2002. С. 462 (автор главы — Т.Е. Абова)).

Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М.: Юрайт, 2000. С. 250 — 251; Цит. по: Довгополов А.А., Романова Ю.А. Указ. соч.

Таким образом, следует признать правильной квалификацию договора перевозки груза в качестве договора, заключаемого между перевозчиком и грузоотправителем в пользу третьего лица — грузополучателя. Исключением является договор морской перевозки груза, если он оформляется ценной бумагой — коносаментом. Право требовать выдачи груза принадлежит только держателю коносамента и возникает с момента выдачи этой ценной бумаги. Соответственно, выдача коносамента меняет квалификацию договора перевозки груза: этот договор не является договором в пользу третьего лица, поскольку перевозчик несет обязанности не перед отправителем, а непосредственно перед грузополучателем .

——————————— См.: Витрянский В.В. Участники договорных отношений, связанных с перевозками // Хозяйство и право. 2001. №

2. С. 40.

Обязан ли грузополучатель принять адресованный ему груз и каковы последствия отказа от принятия груза? На перевозчика возложена обязанность по уведомлению получателя о прибытии груза, хотя эта обязанность непосредственно названа в текстах только некоторых специальных транспортных законов (ч. 1 ст. 34 УЖТ; ч. 1 ст. 79 КВВТ; п. 1 ст. 111 ВК). Транспортные уставы и кодексы следующим образом решают вопрос о судьбе груза в случае его непринятия получателем. При железнодорожной перевозке грузы возвращаются грузоотправителю за счет последнего, а при невозможности возврата — реализовываются перевозчиком с удержанием причитающихся ему платежей и затрат на реализацию грузов и перечислением оставшейся суммы грузоотправителю (ч. 6 ст. 34, ст. 49 УЖТ). Аналогичный порядок установлен для перевозок автомобильным транспортом (ст. 15 УАТ). Право на реализацию перевозчиком невостребованного груза предусмотрено для перевозок водным и воздушным транспортом (п. 3 ст. 159 КТМ; п. 5 ст. 79 КВВТ; ст. 112 ВК). Таким образом, фактически в специальных нормах не содержится норм о праве перевозчика к понуждению получателя принять груз. Статус грузополучателя как третьего лица в договоре, заключенном в его пользу, не позволяет накладывать на него какие-либо обязанности до момента выражения им согласия на вступление в договор. Таким моментом являются только действия получателя, направленные на приемку груза. Следовательно, обязать грузополучателя принять доставленный в его адрес груз невозможно. Тем не менее некоторые транспортные законы продолжают содержать нормы о том, что принятие груза является обязанностью получателя (ч. 1 ст. 15 УАТ; п. 3 ст. 79 КВВТ; п. 2 ст. 111 ВК). Перевозчик на внутреннем водном транспорте может быть наделен даже правом взыскивать с грузополучателя штрафы за просрочку в принятии груза, причем это право устанавливается договором, который заключается с грузоотправителем (п. 6 ст. 79 КВВТ). Данные положения, конечно, не вписываются в структуру договора, заключенного в пользу третьего лица. По этому поводу В.В. Витрянский категорично заявляет: «С точки зрения современного гражданского законодательства России нормы транспортного законодательства, устанавливающие обязанность грузополучателей (вернее, лиц, указанных в качестве таковых в транспортной накладной) принимать от перевозчиков доставленные в их адрес грузы, в том числе и не предназначенные (незаказанные) для данных получателей, следует признать противоречащими ГК и не подлежащими применению» .

——————————— КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

Витрянский В.В. Договор перевозки. М.: Статут, 2001. С. 416.

Следует указать, что обязанность принять груз чаще всего имеется у грузополучателя, если данный грузополучатель является покупателем товаров, которые продавец передает ему посредством транспортной организации (п. 3 ст. 513 ГК). Таким образом, обязанность по получению груза вытекает из отношений, связывающих только грузоотправителя и грузополучателя. Но все же эта связь накладывает определенный отпечаток и на отношения перевозчика с грузополучателем. Поэтому наиболее точной квалификацией договора перевозки груза следует признать определение, данное еще в советское время Е.Д. Шешениным: «Договор перевозки грузов является своеобразным договором в пользу третьего лица, правовыми предпосылками которого следует признать наличие между грузоотправителем и грузополучателем другого гражданско-правового договора (поставки, заказа индивидуального оборудования, купли-продажи, контрактации и др.)» .

——————————— Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. Т.

2. С. 234 (автор — Е.Д. Шешенин).

Ничто не препятствует тому, чтобы при заключении договора грузоотправитель назначил самого себя грузополучателем (указал себя самого в качестве грузополучателя в транспортных документах). Как ни парадоксально, такой договор перевозки груза не перестает быть договором в пользу третьего лица .

——————————— Такие конструкции знакомы гражданскому праву: так, переводной вексель (с участием трех субъектов: векселедателя, плательщика и векселедержателя), в котором векселедатель назначает самого себя плательщиком, не становится простым векселем (с участием только двух субъектов).

2. Договор перевозки груза является возмездным договором: как следует из п. 1 комментируемой статьи, отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. В целом провозной плате посвящена ст. 790 ГК РФ (см. комментарий к ней). Применительно к договору груза необходимо учитывать следующее: поскольку договор заключается между перевозчиком и грузоотправителем, то и обязанность по внесению провозной платы возлагается на грузоотправителя; соответственно, и отношения по определению размера и перерасчета этой платы складываются только между сторонами договора. Как отмечено в абз. 3 п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 октября 2005 г. № 30 (ред. от 1 июля 2010 г.) «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. № 30), грузополучатель, выявивший факт переплаты за перевозку груза, не вправе требовать от перевозчика возврата суммы, излишне уплаченной грузоотправителем. Соответствующее требование может быть предъявлено к перевозчику только грузоотправителем.

В то же время обязанность по полной или частичной оплате перевозки груза может быть возложена и на третье лицо, в пользу которого заключен договор, — на грузополучателя. Во-первых, такая обязанность может быть возложена на грузополучателя изначально — так называемая доставка груза за счет получателя. Так, например, в соответствии с ч. 3 ст. 30 УЖТ оплата провозной платы и иных платежей грузополучателем допускается по решению перевозчика на основании письменного обращения грузоотправителя, согласованного с грузополучателем. Соответственно, данный случай возложения обязанности на грузополучателя имеет договорную природу. Видимо, его следует квалифицировать как перевод долга грузоотправителя (ст. 391 ГК), осуществленный с согласия кредитора-перевозчика. Если это так, то грузоотправитель перестает быть лицом, обязанным к уплате вознаграждения по договору перевозки. Тогда все платежи по перевозкам могут быть взысканы только с грузополучателя. Во-вторых, обязанность по оплате перевозки может возникнуть у грузополучателя в силу закона . Такая ситуация предусмотрена, например, в ч. 4 ст. 30 УЖТ, когда окончательные расчеты, связанные с перевозкой груза, производятся между перевозчиком и грузополучателем по прибытии груза в пункт назначения.

——————————— КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

В.В. Витрянский подчеркивает, что обязанности по оплате возлагаются на грузополучателя «отнюдь не договором перевозки, а императивными нормами закона»: «…если лицо выражает свое намерение принять груз, то тем самым оно принимает на себя определенные обязанности, предусмотренные законодательством» (Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 286), т.е. грузополучатель подчиняется особому правовому режиму.

При международных перевозках применяются правила, установленные международными договорами. Так, в соответствии со ст. 15 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении от 1951 г. провозные платежи взимаются за перевозку по железным дорогам отправления с отправителя на станции отправления, за перевозку по железным дорогам назначения — с получателя на станции назначения. В данном случае платежи, подлежащие взысканию с грузополучателя, очевидно, не могут быть взысканы с грузоотправителя .

——————————— Постановление ФАС Уральского округа от 19 июля 2007 г. по делу № Ф09-5611/07-С5 (подтверждено Определением ВАС РФ от 12 ноября 2007 г. № 14076/07 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

3. Из понятия договора перевозки груза следует, что данный договор является реальным (на что в п. 1 комментируемой статьи указывают слова: «…перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз»). Таким образом, права и обязанности сторон (перевозчика и грузоотправителя) должны были бы возникнуть только в момент передачи груза отправителю. Однако нормы специального транспортного законодательства способны поставить под сомнение эту очевидную истину. Так, в Уставе железнодорожного транспорта закреплено такое распределение прав и обязанностей сторон, которое не соответствует общепризнанному пониманию реального договора. Как указано в статье 30 УЖТ и подчеркнуто в п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. № 30, по общему правилу плата за перевозку вносится до момента приема груза для перевозки. Как видно, в реальном договоре перевозки груза обязанности грузоотправителя возникают до заключения договора. Это действительно так — еще до заключения собственно договора перевозки грузовладелец и перевозчик несут друг перед другом серьезные, юридически обеспеченные обязанности.

Необходимо считаться с тем, что присущее большинству транспортных отношений жесткое планирование перевозок предполагает тщательную предварительную организацию процесса, предшествующего фактическим действиям по передаче груза перевозчику или, в меньшей степени, по перемещению пассажиров (в литературе в связи с этим употреблено образное выражение «завязывание транспортного процесса» ). В основном юридически значимые действия сторон, касающиеся перевозки груза, осуществляются в рамках обязательств по подаче транспортных средств и погрузке груза (см. ст. 791 ГК и комментарий к ней). Заключение собственно договора перевозки конкретной партии груза является лишь логическим завершением этих обязательственных отношений.

——————————— См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Контракт; ИНФРА-М. Т. II. С. 240 (автор главы — Н.Н. Остроумов).

Так, в соответствии с нормами УЖТ схема, описывающая «завязывание» железнодорожного транспортного процесса, такова:

а) принятие перевозчиком заявки грузоотправителя на подачу транспортных средств для перевозки конкретного груза — ст. 11 УЖТ;

б) подача отправителю транспортных средств под погрузку в срок, установленный заявкой, — ст. 20 УЖТ;

в) предъявление груза перевозчику. При предъявлении груза отправитель должен предоставить перевозчику транспортную железнодорожную накладную и другие предусмотренные соответствующими нормативными актами документы — ч. 1 ст. 25 УЖТ;

г) прием груза перевозчиком. При приеме груза перевозчик ставит в накладной календарный штемпель и выдает грузоотправителю квитанцию о приеме груза — ч. 4 ст. 25 УЖТ;

д) погрузка груза — ст. 21 УЖТ.

Именно специфическая процедура завязывания транспортного процесса и ставит перед наукой непростую задачу определения самой сути договорных отношений на транспорте. Так, Г.Ф. Шершеневич на материале дореволюционного законодательства считал, что «договорный характер приема груза представляется в высшей степени сомнительным», но, подчиняясь указанию позитивного права, признавал: «Для вопроса о применении к приему груза и вытекающим отсюда последствиям норм договорного права достаточно того, что сам закон признает это отношение договором и тем самым привлекает к нему действие договорных положений» . В советское время, в конце 1920-х гг., цивилистическую позицию занимал, к примеру, Б.Б. Черепахин, отстаивая договорную природу договора перевозки . Но и он, справедливо указывая на то, что в железнодорожном праве с особенной яркостью прослеживается экспансия публичного права, считал, что сторонам достаточно согласиться (1) о перевозке конкретного груза (2) по определенному маршруту (3) одним из предусмотренных уставом порядком, «и этим они уже подчиняются всем тем условиям, которые закон связывает с данным волеизъявлением, в частности — в отношении размера оплаты услуг транспорта (железной дороги)» . Противоположную позицию в те же годы занимал М.М. Агарков, который, основываясь на материале советского законодательства 1920-х и 1930-х гг., вообще отказывался квалифицировать собственно железнодорожную перевозку как договорное отношение. Он указывал, что уже подача транспортных средств под погрузку есть одновременно и обязанность принять груз к перевозке, а «предъявление груза к перевозке вместе с накладной является волеизъявлением грузоотправителя (односторонней, притом реальной сделкой). Принятие груза железной дорогой не является ни сделкой, ни волеизъявлением, составляющим элемент в сделке (акцептом в договоре), а лишь констатацией, что грузоотправитель действует согласно установленным правилам» .

——————————— Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 218 — 219.

См.: Черепахин Б.Б. К вопросу о договорном принуждении в советском транспортном праве. Иркутск: Изд. Иркутского ун-та, 1929. С.

6.

Черепахин Б.Б. Ответственность грузополучателя по требованиям из договора железнодорожной перевозки // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001 (в серии «Классика российской цивилистики»). С. 122 — 123, 135.

Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: ЦентрЮрИнфоР, 2002. Т.

1. С. 386 — 388.

В наше время такая позиция вряд ли может найти широкую поддержку, хотя она по крайней мере снимает противоречия в юридической конструкции перевозочного процесса. Но, видимо, более правильное объяснение возможно только в том случае, если отказаться как от мысли рассматривать договор перевозки груза изолированно от всего транспортного процесса, так и от идеи, что вся завязка транспортного процесса подчинена одной цели — заключению договора перевозки конкретной партии груза. Так, в современной литературе В.В. Витрянский делает вывод, что реальный договор перевозки груза является лишь одним из видов договора перевозки грузов, поскольку все предшествующие договоры (в том числе и предусмотренный в статье 791 ГК) могут рассматриваться в качестве «отдельных видов гипотетического договора перевозки, выделяемых по различным классификационным признакам».

Следует также указать на то, что отношения по перевозке не заканчиваются и в момент доставления груза в пункт назначения. Так, ст. 44 УЖТ посвящена обязанностям по очистке вагонов. Поскольку вагоны должны быть очищены после выгрузки грузов, эта обязанность как правило возлагается на грузополучателей (очистку могут производить другие лица за счет грузополучателя). Очевидно, что это пример обязанности, возлагаемой на грузополучателя в силу закона, но в связи с исполнением договора перевозки. Но грузополучатель очищает вагоны не только от остатков своего груза, но и от остатков ранее перевозимых грузов (эта ситуация возникает, когда отправитель поместил груз в неочищенные вагоны). В данном случае между грузоотправителем и грузополучателем складываются особые отношения: грузополучатель составляет акт общей формы и вправе предъявить претензию отправителю за погрузку грузов в неочищенный вагон, контейнер. Таким образом, если грузоотправитель осуществил погрузку грузов в неочищенные вагоны, а грузополучатель, выполняя возложенную на него обязанность по очистке вагонов от остатков ранее перевозимого груза, понес соответствующие убытки (расходы, связанные с оплатой стоимости очистки вагонов), грузополучатель имеет право на возмещение фактически понесенных убытков за счет грузоотправителя .

——————————— См.: п. 8 Правил очистки и промывки вагонов и контейнеров после выгрузки грузов, утв. Приказом МПС России от 18 июня 2003 г. № 46.

См.: п. 5 разд. II Рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС Уральского округа № 1/2008 «О рассмотрении споров, связанных с применением законодательства о снабжении энергией и энергоресурсами, и споров, связанных с применением законодательства о перевозке» // СПС «КонсультантПлюс».

4. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи заключение договора подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз).

На железнодорожном транспорте используется транспортная железнодорожная накладная (ст. 2 УЖТ). Эту накладную составляет грузоотправитель, указывая в ней грузополучателя, железнодорожную станцию назначения, массу груза, его наименование, сведения о свойствах груза, а также категорию скорости и другие сведения . Накладная представляется перевозчику при предъявлении груза, перевозчик проставляет на накладной календарный штемпель, дату приема грузов, расчетную дату истечения срока доставки грузов и иные сведения , после чего оригинал накладной возвращается грузоотправителю . Один экземпляр железнодорожной накладной остается у перевозчика и сопровождает груз, а затем накладная выдается грузополучателю вместе с грузом (ст. 36 УЖТ). Таким образом, перевозчику накладная необходима в первую очередь для определения лица, имеющего право на получение груза, и для надлежащего уведомления его о прибытии груза. Грузоотправителю нет необходимости предпринимать какие-либо юридические действия, необходимые для принятия получателем груза.

——————————— См.: ст. ст. 14, 24, 26 УЖТ, разд. II Правил заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом, утв. Приказом МПС России от 18 июня 2003 г. № 39.

См.: ст. ст. 25, 33 УЖТ, разд. III Правил заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом.

См.: п.

1.3 Правил заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом.

На автомобильном транспорте используется транспортная накладная (ст. 2 УАТ); на воздушном транспорте — грузовая накладная (ст. 105 ВК); на внутреннем водном транспорте — транспортная накладная (ст. 67 КВВТ). Порядок оформления и выдачи этих накладных сходен с порядком, установленным в отношении железнодорожной транспортной накладной.

Что касается морской перевозки груза, то там существует несколько иная система. Договор морской перевозки груза удостоверяется коносаментом, который является ценной бумагой, или иными документами, к числу которых в первую очередь относится морская накладная (ст. ст. 117, 143 КТМ). Право выбора оформления договора перевозки груза коносаментом или морской накладной принадлежит грузоотправителю. Морская накладная играет ту же роль, что и накладная «сухопутная», т.е. изначально определяет грузополучателя, в адрес которого направляются уведомления о готовности судна к выгрузке.

Если же договор морской перевозки груза оформляется коносаментом, то квалификация коносамента как ценной бумаги кардинально изменяет правила определения лица, имеющего право требовать выдачи груза. Таким лицом является только держатель коносамента . Оригинал коносамента возвращается грузоотправителю. Перевозчик, как и всякий должник по ценной бумаге, до момента предъявления коносамента не знает своего кредитора, соответственно, какие-либо обязанности, связанные с выдачей груза, перед грузополучателем (например, обязанности по извещению о прибытии груза) у перевозчика отсутствуют до этого момента . Следовательно, грузоотправитель, получивший коносамент, обязан обеспечить грузополучателю возможность предъявить к перевозчику требование о выдаче груза, т.е. должен доставить коносамент получателю груза до момента разгрузки судна в порту назначения. В связи с этим в литературе обращается внимание на то, что в морских перевозках использование накладной вместо коносамента было допущено только в связи с «развитием технического прогресса», когда «суда часто прибывают в порт назначения раньше, чем туда поступают оригиналы коносаментов». Содержание коносамента и морской накладной определено в статье 144 КТМ РФ .

——————————— Поскольку коносамент может быть предъявительским, ордерным или именным (ст. 146 КТМ), то и легитимация грузополучателя производится по правилам, установленным для соответствующего вида ценных бумаг (п. 1 ст. 158 КТМ).

Утеря коносамента вообще лишает грузополучателя возможности требовать выдачи груза до восстановления прав по коносаменту в судебном порядке (в зависимости от вида коносамента восстановление прав по нему будет производиться либо в порядке вызывного производства, если коносамент предъявительский или ордерный, либо в порядке установления фактов, имеющих юридическое значение, если коносамент именной).

См.: Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г. Иванова. М.: Спарк, 2000. С. 250 (автор — Г.Г. Иванов).

При фрахте (чартере) транспортного средства используются особые перевозочные документы (см. комментарий к статье 487 ГК).

В современной юридической литературе можно встретить разные позиции по вопросу об обязательности оформления накладной. В соответствии с первой точкой зрения договор заключается в момент вручения груза перевозчику, каковой факт только подтверждается выдачей отправителю соответствующих документов. Так, в одном из комментариев к ГК РФ авторы указывают, что «законодатель не устанавливает требования о заключении договора перевозки путем оформления единого письменного документа» и, соответственно, «стороны могут ограничиться составлением перевозочных документов, которые не рассматриваются как письменная форма договора перевозки груза, но служат доказательством его заключения» . При таком подходе составление накладной воспринимается как соблюдение простой письменной формы сделки. Однако специальных последствий несоблюдения формы договора перевозки грузов законодательство не устанавливает, поэтому в соответствии с положениями ст. 160 ГК РФ при отсутствии накладной (составлении накладной с дефектом формы) применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162 ГК), а именно: стороны лишаются права в случае спора ссылаться в подтверждение договора и его условий на свидетельские показания, но не лишаются права приводить письменные и другие доказательства. Таким образом, в нашем случае несоблюдение письменной формы договора перевозки в виде составления транспортного документа влечет не материально-правовые, а процессуальные последствия. Так, в литературе называются следующие документы, имеющие доказательственное значение по ст. 162 ГК РФ: квитанция о приеме груза, документы об уплате стоимости груза, справка перевозчика об отправке груза с отметкой станции назначения о прибытии груза . Подобный подход можно обнаружить и в судебной практике . В соответствии со второй точкой зрения форма договора имеет конституирующее значение. Так, Д.А. Медведев и В.Т. Смирнов подчеркивают, что договор перевозки грузов — строго формальный договор, поскольку заключается не просто в письменной форме, но все же по системе единого документа с соблюдением обязательных реквизитов, которые установлены законодательством . В.В. Витрянский указывает, что реальный договор перевозки действительно считается заключенным с момента передачи имущества, но «данное обстоятельство вовсе не исключает необходимости соблюдения требований, предъявляемых к форме сделок и договоров», а значит, накладная «содержит все существенные условия договора перевозки груза и, по сути, представляет собой письменную форму этого договора» . Следовательно, накладная представляет собой обязательную форму договора перевозки.

——————————— Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского // СПС «КонсультантПлюс».

См.: Горюнов А.В. К вопросу о форме договора железнодорожной перевозки груза // Гражданское право. 2006. № 3 (СПС «КонсультантПлюс»).

В одном из дел ФАС Волго-Вятского округа признал, что несоблюдение требования об оформлении договора перевозки груза накладной влечет наступление последствий, предусмотренных в п. 1 ст. 162 ГК РФ, т.е. допустимость приводить в подтверждение договора и его условий письменные и другие, за исключением устных, доказательства (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 ноября 2006 г. по делу № А31-11057/2005-10).

См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2006. Т.

2. С. 441 (авторы главы — Д.А. Медведев и В.Т. Смирнов).

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 393 — 394.

5. Вопрос о форме договора перевозки груза порождает целый комплекс проблем, встающих перед практикой и требующих разрешения.

Первая проблема связана с определением круга документов, принимаемых в качестве доказательства заключения договора перевозки груза. Еще Г.Ф. Шершеневич в свое время писал, что договор железнодорожной перевозки груза всегда облекается в письменную форму, «но в отношении документов, составляемых для удостоверения договора, существует разногласие» . Так, например, особенности завязывания транспортного процесса (см. п. 3 комментария к настоящей статье) в практической деятельности порождают вопрос: может ли, например, заявка на перевозку грузов считаться доказательством заключения собственно договора перевозки? Дело в том, что, например, на железнодорожном транспорте заявка на перевозку грузов (форма ГУ-12) подается грузоотправителем на специальном бланке; в ней указываются сведения, необходимые для осуществления перевозки, в частности объем перевозки грузов в вагонах и тоннах в соответствии с установленной номенклатурой, с распределением по родам грузов, станциям назначения и датам погрузки и др. . Таким образом, есть основания считать, что в заявке на перевозку грузов содержатся основные параметры будущей перевозки. В связи с этим в современной литературе высказана точка зрения, в соответствии с которой договор на организацию перевозок грузов на железнодорожном транспорте и заявка на перевозку грузов являются одним из оснований заключения собственно договора перевозки груза (при этом заявка трактуется как составляющая договора о перевозке конкретной партии груза) . Сторонники другой точки зрения подчеркивают, что «подача заявки обеспечивает завязку транспортного процесса, но не может рассматриваться как оферта в договоре перевозки» . В.В. Витрянский указывает на то, что подача грузоотправителем заявки является офертой в самостоятельном договоре о подаче транспортных средств . В судебной практике не признаются допустимыми доказательствами заключения договора перевозки, например, ведомости подачи и уборки вагонов , заявка на перевозку грузов .

——————————— См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 219.

Статьи 11, 12 УЖТ; приложение № 1 к Правилам приема заявок на перевозку грузов железнодорожным транспортом, утв. Приказом МПС России от 16 июня 2003 г. № 21.

См.: Довгополов А.А., Романова Ю.А. Указ. соч.

Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. Т. II. С. 240 (автор главы — Н.Н. Остроумов).

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 255.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 марта 2004 г. по делу № Ф04/1391-161/А75-2004.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 марта 2006 г. по делу № А56-4358/2005.

Таким образом, следует, видимо, различать транспортные и собственно перевозочные документы. Доказательством заключения договора перевозки груза должны признаваться именно последние — в первую очередь транспортная накладная или иной документ на груз, как указано в п. 2 комментируемой статьи.

Вторая проблема связана с выяснением того, какая именно система документов, подтверждающих договор перевозки грузов, принята в России: «система одного документа» или «система двух документов». По «системе одного документа» доказательством заключения договора перевозки груза является только накладная. По «системе двух документов» происходит обмен документами: сначала грузоотправитель передает перевозчику накладную, а затем перевозчик выдает квитанцию, в которой признает принятие груза, описанного в накладной. С точки зрения оформления договора при «системе двух документов» стороны «составляют договор в двух образцах, один из которых (накладная) подписывается отправителем, а другой (квитанция) перевозчиком» .

——————————— Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения: В 2 т. / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. Т.

2. С. 580. Г.Ф. Шершеневич замечал, что вообще-то «потребности в двух документах не замечается, необходимость накладной как доказательства договора не обнаруживается» (см.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 219). Таким образом, он ратовал за своеобразную «систему одного документа», где накладной места вообще не было, а единственным документом выступала расписка перевозчика о принятии груза.

Из п. 2 комментируемой статьи следует, что законодатель, а также УАТ, ВК РФ и КТМ РФ придерживаются «системы одного документа», где накладная или коносамент, выдаваемые грузоотправителю, являются в том числе и распиской в получении груза перевозчиком . Иная ситуация существует при перевозках внутренним водным и железнодорожным транспортом. В соответствии с п. 2 ст. 67 КВВТ РФ заключение договора перевозки груза подтверждается транспортной накладной и оформленными на ее основании (1) дорожной ведомостью и (2) квитанцией о приеме груза. В ч. 1 ст. 25 УЖТ утверждается, что «транспортная железнодорожная накладная и выданная на ее основании перевозчиком грузоотправителю квитанция о приеме груза подтверждают заключение договора перевозки груза» — ведь это уже не «система двух документов», а на самом деле — множественности именно перевозочных документов, по содержанию отчасти дублирующих друг друга: в п.

1.3 Правил заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом перевозочным документом объявлена единая транспортная железнодорожная накладная, но состоящая из четырех листов: 1) оригинала собственно накладной; 2) дорожной ведомости; 3) корешка дорожной ведомости; 4) квитанции о приеме груза .

——————————— См.: Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г. Иванова. С. 247 (автор — Г.Г. Иванов).

Можно ли говорить о едином документе, когда «первый лист накладной» в конечном счете должен оказаться у грузополучателя, «четвертый лист накладной» остается у грузоотправителя и т.д.? Судебная практика, по-видимому, такую трактовку перевозочного документа не поддерживает и четко разграничивает все документы, сведенные воедино указанными Правилами, а в крайнем случае считает, что дорожные грузовые ведомости и квитанция о приеме груза наряду с накладной входят в комплект перевозочных документов.