Постановление Европейского суда по правам человека от 06.04.2006 Дело Смоляну (smoleanu) против Румынии [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО "СМОЛЯНУ (SMOLEANU) ПРОТИВ РУМЫНИИ"
(Жалоба N 30324/96)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(мировое соглашение)
(Страсбург, 6 апреля 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Смоляну против Румынии" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:

Л. Вильдхабера, Председателя,

Х.Л. Розакиса,

Ж.-П. Коста,

Сэра Николаса Братца,

Дж. Бонелло,

К. Бырсана,

Н. Ваич,

Дж. Хедигана,

М. Пеллонпяя,

М. Цацы-Николовски,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Л. Гарлицки,

Х. Боррего Боррего,

Э. Фуры-Сандстрем,

Х. Гаджиева,

Р. Йегер, судей,

а также при участии Т.Л. Эрли, заместителя Секретаря Большой палаты Суда,

заседая 29 марта 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 30324/96), поданной 22 ноября 1995 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Румынии гражданкой Румынии Еленой Смоляну (Elena Smoleanu) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском суде, которой была предоставлена правовая помощь, представлял А. Василиу (A. Vasiliu), практикующий юрист из г. Бухареста (Bucharest). Интересы властей Румынии представляла Уполномоченный Румынии при Европейском суде по правам человека Б. Рамашкану ({B. Ramascanu}*), Министерство иностранных дел Румынии.

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

3. Заявитель, в частности, утверждала, что Решение апелляционного суда г. Плоешти ({Ploiesti}) от 13 июня 1995 г., согласно которому суды не обладали юрисдикцией разрешать иски о возврате имущества, и его отказ разрешить второй иск о возврате имущества противоречили статье 6 Конвенции. Заявитель также жаловалась на то, что Решение апелляционного суда г. Плоешти от 13 июня 1995 г., вынесенное в рамках первого судопроизводства о возврате имущества, нарушило ее право беспрепятственно пользоваться своим имуществом, гарантированного статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.

4. 1 ноября 1998 г., в день вступления в силу Протокола № 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола № 11 к Конвенции), жалоба была передана на рассмотрение в Европейский суд.

5. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда в рамках данной Секции была образована Палата для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

6. Решением от 10 октября 2000 г. Палата в составе Э. Пальм, Председателя Палаты, В. Томассен, Л. Феррари Браво, К. Бырсана, Й. Касадеваля, Б. Цупанчича и Т. Панцыру, судей, а также М. О'Бойла, Секретаря Секции Суда, объявила жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

7. 1 ноября 2001 г. Европейский суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Дело было передано на рассмотрение во Вторую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В состав Палаты вошли следующие судьи: Ж.-П. Коста, Председатель Палаты, А.Б. Бака, Гойкур Йорундссон, Л. Лукаидес, К. Бырсан, М. Угрехелидзе и А. Муларони, а также С. Долле, Секретарь Секции Суда.

8. 3 декабря 2002 г. Палата Европейского суда вынесла Постановление, в котором единогласно постановила, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, поскольку заявителю было отказано в праве на доступ к правосудию в отношении двух исков о возврате имущества, и что не имело место нарушение статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, так как заявитель не имела имущества по смыслу данной статьи. Палата также присудила заявителю 5000 евро в качестве компенсации морального вреда.

9. 27 декабря 2002 г. в соответствии со статьей 43 Конвенции и правилом 73 Регламента Суда заявитель обратилась в Европейский суд с просьбой о направлении дела на рассмотрение Большой палаты.

10. 24 сентября 2003 г. коллегия Большой палаты удовлетворила это обращение.

11. Состав Большой палаты был определен в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правилом 24 Регламента Суда.

12. Как заявитель, так и власти Румынии представили меморандум по существу дела. Кроме того, заявитель представила возражения в ответ на меморандум властей Румынии.

13. Судебное слушание, назначенное на 23 июня 2004 г., было перенесено ввиду того, что судебное разбирательство по данному делу в национальных судах, связанное с разбирательством дела в соответствии с Конвенцией, не было завершено. Слушание по настоящей жалобе было назначено на 7 декабря 2005 г. Судебное слушание было повторно отложено, учитывая, что стороны активно добивались заключения мирового соглашения по делу при содействии Секретаря-Канцлера Суда (подпункт "b" пункта 1 статьи 38 Конвенции). Сторонам было предоставлено время до 27 февраля 2006 г. для того, чтобы договориться об условиях мирового соглашения, в противном случае судебное слушание было назначено на 29 марта 2006 г.

14. После переписки между Секретарем-Канцлером Суда и сторонами власти Румынии и заявитель представили 21 и 22 февраля 2006 г., соответственно, официально подписанные заявления о заключении мирового соглашения.

15. Таким образом, 7 марта 2006 г. судебное слушание, назначенное на 29 марта 2006 г., было отменено.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
16. Заявитель родилась в 1922 году и в настоящее время проживает в г. Плоешти.

17. 20 января 1944 г. она получила в качестве приданого от своего отца дом в г. Плоешти (далее - дом), состоящий из двух квартир и гаража, а также прилежащего к нему земельного участка.

18. В 1950 году, когда заявитель, ранее работавшая медицинской сестрой, была безработной и вдовой, государство завладело ее собственностью, предположительно на основании Декрета N 92/1950 о национализации. Причины или правовые основания изъятия собственности не были сообщены заявителю, однако ей разрешили проживать в одной из квартир дома в качестве квартиросъемщика.

19. С 1950 по 1955 год заявитель неоднократно обращалась в органы власти, утверждая, что положения Декрета № 92/1950 были неприменимы к ее ситуации, и требуя возврата ей дома. Ответа на свое обращение она не получила.

20. В 1954 году государственные органы снесли гараж.

A. Первый иск о возврате имущества
21. "Окончательным и подлежащим принудительному исполнению" Решением от 13 января 1995 г. в отношении Р.П. (R.P.), государственной компании, ответственной за управление государственным жилищным фондом, вынесенным по апелляционной жалобе, Окружной суд г. Прагова (Prahova) удовлетворил поданное заявителем в 1994 году ходатайство о возврате имущества и предписал вернуть ей дом. Суд установил, что, как медицинская сестра и вдова убитого на войне в 1941 году, заявитель принадлежала к категории лиц, в отношении которых Декрет о национализации не применялся.

22. Р.П. подал кассационную жалобу (recurs) на это Решение на том основании, что суды не обладали юрисдикцией рассматривать вопрос о применении Декрета N 92/1950 в настоящем деле. Своим Решением от 13 июня 1995 г. апелляционный суд г. Плоешти удовлетворил кассационную жалобу, признал недействительным Решение от 13 июня 1995 г. и отказал заявителю в иске на том основании, что дом перешел в собственность государства согласно Декрету № 92/1950 и что суды не обладали юрисдикцией определять, был ли данный Декрет надлежащим образом применен к ее ситуации. Суд добавил, что правовая норма в отношении возмещения неправомерной конфискации имущества государством будет включена в новые законодательные акты. Применимые части Постановления содержат следующее:

"Утверждение заявителя, что Декрет № 92/1950 был неправомерно применен к ее ситуации, является вопросом, который не может быть разрешен судами. ...Окружной суд неверно применил закон, установив, что обладает юрисдикцией ставить под сомнение применение положений закона, имеющих отношение к национализации в деле заявителя. ...Кроме того, иск заявителя является преждевременным... Правовая норма о предоставлении компенсации за причинение ущерба в результате национализации будет включена в специальном законе, как это предусмотрено в статье 26 (3) Закона № 47/1992 и статье 77 Закона № 58/1991".

B. Производство по вопросу о реституции
собственности по Закону № 112/1995
23. 6 марта 1996 г. заявитель подала ходатайство о реституции ее дома в Административную коллегию г. Плоешти, ответственную за введение в действие Закона № 112/1995 (далее - Административная коллегия), утверждая, что ее лишили имущества в нарушение вышеуказанного Декрета № 92/1950, и что Окружной суд г. Плоешти в своем Решении от 13 января 1995 г. постановил, что лишение ее собственности являлось незаконным.

24. Решением от 17 июля 1996 г. Административная коллегия передала заявителю право собственности на квартиру, арендуемую ею, и присудила ей компенсацию за другую квартиру (квартира № 2) и земельный участок, но не присудила никакой компенсации в отношении гаража, который был снесен государственными органами. Принимая во внимание статью 12 Закона № 112/1995, которая устанавливала максимальный размер компенсации, Административная коллегия решила, что заявитель имела право на получение 11581867 румынских лей (3016 евро) за квартиру, которая не была ей возвращена, и 19156500 румынских лей (4988 евро) за земельный участок, который не был ей возвращен. Заявитель не получила этой компенсации.

Заявитель утверждала, что размер предложенной компенсации был значительно ниже рыночной стоимости невозвращенного имущества.

25. 17 августа 1996 г. заявитель оспорила указанное выше Решение в суде первой инстанции г. Плоешти. Она отметила, что ходатайствовала о реституции всего дома в целом на том основании, что он был незаконно национализирован.

26. 10 сентября 1996 г., когда судопроизводство по вопросу о реституции еще не было завершено, государство продало квартиру № 2, которая не была возвращена заявителю, бывшим квартиросъемщикам.

27. Производство о реституции было приостановлено до разрешения второго иска о возврате имущества, который заявитель подала в 1997 году (см. ниже § 29 - 31).

28. В неустановленный день после вынесения апелляционным судом г. Плоешти Решения от 30 марта 1998 г. по второму иску о возврате имущества производство по делу было возобновлено (см. ниже § 31). В поданном заявителем иске об отмене Решения административной коллегии от 17 июля 1996 г. было отказано последовательно судом первой инстанции г. Плоешти 3 сентября 1998 г., окружным судом г. Прагова 21 января 1999 г. и в последней инстанции апелляционным судом г. Плоешти 23 апреля 1996 г. Все эти суды подтвердили Решение административной коллегии от 17 июля 1996 г.

C. Второй иск о возврате имущества
29. 3 апреля 1997 г. заявитель подала в суд первой инстанции г. Плоешти новый иск о возврате имущества.

30. Решением от 10 июня 1997 г. суд отказал заявителю в иске на том основании, что, выбрав административное производство, заявитель признала, что ее собственность была законно национализирована, и, что, таким образом, она была лишена права предъявлять иск о возврате имущества.

31. Это Решение последовательно оставили без изменения Окружной суд Решением от 27 ноября 1997 г., апелляционный суд г. Плоешти Решением от 30 марта 1998 г. и апелляционным судом г. Брашова ({Brasov}) своим Решением от 16 декабря 1998 г.

D. Производство по вопросу о реституции
собственности по Закону N 10/2001
32. 5 июля 2001 г. заявитель в соответствии с Законом № 10/2001 подала в Городской совет г. Плоешти ходатайство о возврате ей квартиры № 2.

33. 7 августа 2001 г. Городской совет г. Плоешти уведомил заявителя о том, что 10 сентября 1996 г. квартира была продана государством бывшим квартиросъемщикам, но что реституция этой собственности была все еще возможна, если она сможет добиться аннулирования договора купли-продажи вследствие вынесения судебного приказа (см. ниже § 34).

E. Производство об аннулировании договора
купли-продажи невозвращенной квартиры
34. 6 февраля 2002 г. в соответствии с Законом N 10/2001 заявитель подала в суд первой инстанции г. Плоешти иск, требуя аннулировать договор купли-продажи от 10 сентября 1996 г., заключенный между государством и бывшими квартиросъемщиками, на том основании, что квартира была продана в то время, когда судопроизводство о законном характере национализации собственности еще не было завершено. Таким образом, она требовала реституцию квартиры N 2, которая являлась предметом данного договора купли-продажи.

35. Своим Решением от 22 сентября 2003 г. суд первой инстанции г. Плоешти удовлетворил ходатайство заявителя об аннулировании продажи собственности, но отклонил ходатайство о реституции. Отметив, что дом был национализирован незаконно, суд объявил договор купли-продажи ничтожным вследствие недобросовестных действий со стороны государства и бывших съемщиков квартиры при заключении этого договора. Суд отклонил требование о реституции квартиры N 2, однако указал заявителю, что административная коллегия, созданная для рассмотрения ходатайств, поданных в соответствии с Законом № 10/2001, обладала компетенцией рассматривать вопросы, связанные с такой реституцией собственности.

36. Как заявитель, так и ответчики обжаловали Решение от 22 сентября 2003 г.

37. Своим Решением от 25 марта 2004 г. апелляционный суд г. Плоешти отклонил как жалобу ответчиков относительно законности продажи квартиры, так и жалобу заявителя относительно требования о реституции квартиры № 2. Что касается жалобы, поданной заявителем, суд постановил, что после вступления в силу Закона № 10/2001 не допускалась подача судебного иска о возврате национализированной собственности и что надлежащим средством правовой защиты являлось возбуждение административного производства о реституции собственности на основании этого Закона.

38. Стороны подали кассационные жалобы на Решение от 25 марта 2004 г.

39. 14 декабря 2004 г. Кассационный суд Румынии (бывший Верховный суд Румынии) отклонил кассационную жалобу, поданную ответчиками, и удовлетворил кассационную жалобу, поданную заявителем, в той части, в какой она касалась отказа апелляционного суда разрешить ее иск о реституции собственности. Та часть Постановления от 25 марта 2004 г., которая касалась аннулирования договора купли-продажи квартиры, таким образом, стала окончательной и подлежащей немедленному исполнению. Что касается той части жалобы, которая была связана с требованием о реституции, Кассационный суд отметил, что административное судопроизводство по вопросу о реституции в соответствии