Постановление Европейского суда по правам человека от 06.04.2006 Дело Черницын (chernitsyn) против Российской Федерации [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ЧЕРНИЦЫН (CHERNITSYN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Жалоба N 5964/02)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 6 апреля 2006 года)
____________________________
*Перевод предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.

По делу "Черницын против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 16 марта 2006 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 5964/02), поданной 18 января 2002 г. в Европейский суд против Российской Федерации гражданином России Иваном Петровичем Черницыным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, среди прочего, о нарушении его права на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6 Конвенции ввиду того, что вступившее в силу судебное решение по его делу было отменено в порядке надзора.

4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках данной секции Палата, рассматривающая дело (пункт 1 статьи 27 Конвенции), была сформирована в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда.

5. Решением от 8 июля 2004 г. Европейский суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

6. 1 ноября 2004 г. Европейский суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Дело было передано на рассмотрение в Первую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

7. Заявитель и власти Российской Федерации представили доводы по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Далее они представили возражения на доводы друг друга.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявитель - 1931 года рождения, проживает в г. Краснодаре.

A. Рассмотрение дела в судах Российской Федерации
9. В 1993 году заявитель подал гражданский иск к акционерному обществу "Краснодарагропромремстроймонтаж" (далее - АО "КАПРСМ") с требованием взыскать с нее компенсацию вреда, причиненного его здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине водителя грузового автомобиля, принадлежавшего государственной строительной компании "Краснодартрубоводстрой" (далее - ГСК "КТС").

10. 21 апреля 1997 г. Тахтамукайский районный суд Республики Адыгея удовлетворил иск заявителя к АО "КАПРСМ" и присудил ему единовременную компенсацию и пожизненные ежемесячные выплаты. Единовременная компенсация была рассчитана исходя из общей суммы невыплаченной компенсации, процентов к ней и пени за задержку выплат.

11. По кассационной жалобе ответчика 3 июня 1997 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея отменила Решение суда первой инстанции от 21 апреля 1997 г. в части, касающейся взыскания пени, и направила дело в этой части на новое рассмотрение. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея оставила без изменения Судебное решение от 21 апреля 1997 г. в остальной части. Требование о взыскании пеней впоследствии рассматривалось судами различных инстанций. В марте 2002 г. рассмотрение этого вопроса проходило в Тахтамукайском районном суде Республики Адыгея.

12. 15 марта 2002 г. исполняющий обязанности председателя Тахтамукайского районного суда Республики Адыгея принес представление в Верховный суд Республики Адыгея об отмене Судебного решения от 21 апреля 1997 г. и всех других судебных решений по делу заявителя, поскольку ответчиком по иску заявителя должна была быть ГСК "КТС", являвшаяся действительным владельцем грузового автомобиля, а не АО "КАПРСМ", которая являлась работодателем заявителя.

13. По утверждению властей Российской Федерации, 15 августа 2002 г. заявитель был проинформирован Верховным судом Республики Адыгея о назначении судебного заседания по его делу на 27 августа 2002 г.

14. 27 августа 2002 г. президиум Верховного суда Республики Адыгея рассмотрел данное представление и отменил Судебные решения от 21 апреля и 3 июня 1997 г. и 12 марта 2002 г. Президиум Верховного суда Республики Адыгея установил, что отмененные судебные решения были незаконными, поскольку суды нижестоящих инстанций не провели замену ненадлежащего ответчика на надлежащего. Дело было направлено на новое судебное рассмотрение.

15. После возобновления судебного разбирательства 12 мая 2003 г. Тахтамукайский районный суд Республики Адыгея установил, что заявитель был проинформирован о возможности замены ненадлежащего ответчика на надлежащего - правопреемников ГСК "КТС", а также о возможности привлечь в качестве третьей стороны местное подразделение органов социальной защиты населения, но заявитель отказался дать согласие на такую замену ответчика. Соответственно, суд отклонил иск заявителя к АО "КАПРСМ".

B. Рассмотрение дела в Европейском суде по правам человека
16. В своих доводах по вопросу приемлемости и по существу дела от 15 ноября 2003 г. заявитель допустил некоторые неуместные выражения, которые побудили власти Российской Федерации потребовать объявить жалобу неприемлемой ввиду злоупотребления правом на подачу жалобы в Европейский суд.

17. В своем Решении по вопросу приемлемости данной жалобы от 8 июля 2004 г. Европейский суд отклонил это требование властей Российской Федерации, поскольку они не указали на предположительно ругательные выражения или высказывания, допущенные заявителем в его доводах, или на то, что жалоба заявителя была построена на заведомо ложных фактах. Тем не менее Европейский суд отметил, что некоторые утверждения заявителя действительно являются неуместными и чрезмерно эмоциональными.

18. В сентябре 2004 г. заявитель и власти Российской Федерации представили свои доводы по существу жалобы. Председатель Секции установил 11 ноября 2004 г. как срок для представления сторонами возражений на доводы друг друга.

19. В Письме от 19 октября 2004 г. заявитель вновь прокомментировал доводы властей Российской Федерации недопустимым образом.

20. В своих доводах по существу дела и в Письмах от 14 декабря 2004 г. и 18 января 2005 г. власти Российской Федерации призвали Европейский суд объявить жалобу неприемлемой ввиду злоупотребления заявителем его правом на обращение с жалобой в Европейский суд. Проводя параллели между высказываниями заявителя Л.Р. (см. Решение Европейской комиссии по делу "L.R. против Австрии" (L.R. v. Austria) от 24 мая 1966 г., жалоба № 2424/65) и высказываниями заявителя, власти Российской Федерации утверждали, что выражения, используемые заявителем в настоящем деле, являются даже еще более оскорбительными, чем выражения, используемые заявителем Л.Р. в отношении представителей властей Австрии. Власти Российской Федерации выразили недоумение, почему Европейский суд не предложил заявителю отозвать или изменить недопустимые высказывания. Власти Российской Федерации утверждали, что Письмо заявителя от 19 октября 2004 г. являлось еще одним доказательством злоупотребления заявителем разбирательством по его делу в Европейском суде.

21. 29 сентября 2005 г. Европейский суд рассмотрел требование властей Российской Федерации объявить жалобу заявителя неприемлемой в связи с постоянным использованием заявителем оскорбительных выражений и предложил заявителю отозвать неуместные высказывания и принести официальные извинения за них.

22. Письмом от 3 ноября 2005 г. заявитель проинформировал Европейский суд о следующем:

"Я официально отзываю резкие высказывания в адрес Правительства и лично в адрес представителя Правительства П. Лаптева, воспринятые как оскорбительные, и искренне приношу свои извинения Суду, Правительству и лично П. Лаптеву. Я не ставил себе целью кого-то оскорбить...".

23. В своих комментариях к письму заявителя власти Российской Федерации попросили заявителя указать высказывания, за которые последний принес извинения.

ПРАВО
I. Предварительные возражения властей
Российской Федерации об объявлении жалобы неприемлемой
в связи со злоупотреблением правом на подачу
жалобы в Европейский суд
24. Европейский суд прежде всего должен рассмотреть требование властей Российской Федерации об объявлении жалобы неприемлемой с точки зрения статьи 35 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:

"3. Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если сочтет ее несовместимой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или злоупотреблением правом подачи жалоб.

4. Суд отклоняет любую переданную ему жалобу, которую сочтет неприемлемой в соответствии с настоящей статьей. Он может сделать, это на любой стадии разбирательства".

25. Европейский суд напомнил, что в принципе жалоба может быть объявлена неприемлемой ввиду злоупотребления правом на ее подачу в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции, если она заведомо основана на ложных фактах, даже если в ней используются оскорбительные выражения (см. Решение Европейского суда по делу "Ржегак против Чехии" ({Rehak}*v. Czech Republic) от 18 мая 2004 г., жалоба № 67208/01; Постановление Европейского суда по делу "Варбанов против Болгарии" (Varbanov v. Bulgaria) от 5 октября 2000 г., жалоба № 31365/96, § 36, ECHR 2000-X; Постановление Европейского суда по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey) от 16 сентября 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, § 53 - 54). Однако последовательное использование заявителем оскорбительных или провокационных выражений может рассматриваться как злоупотребление правом на обращение с жалобой по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции (см. Решение Европейского суда по делу "Мануссос против Чехии и Германии" (Manoussos v. Czech Republic and Germany) от 9 июля 2002 г., жалоба N 46468/02; Решение Европейского суда по делу "Дюранже и другие против Франции" (Duringer and Others v. France), жалобы № 61164/00 и 18589/02; Решение Европейской комиссии по делу "Стамулакатос против Соединенного Королевства" (Stamoulakatos v. United Kingdom) от 9 апреля 1997 г., жалоба № 27567/95).

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

26. Европейский суд счел, что и доводы заявителя от 25 ноября 2003 г., и его Письмо от 19 октября 2004 г., на которые указывали власти Российской Федерации, содержат серьезные обвинения в отношении политиков, судей и сотрудников правоохранительных органов Российской Федерации. Заявитель поставил под сомнение честность Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека и утверждал, что последний действует недобросовестно. С учетом принципов, установленных прецедентной практикой, Европейский суд установил, что данные высказывания не представляют собой законное осуществление права на свободу выражения мнения (см., для сравнения, Постановление Европейской комиссии по делу "Стамулакатос против Греции" (Stamoulakatos v. Greece) от 3 декабря 1997 г., жалоба № 32857/96).

27. Тем не менее Европейский суд удовлетворен тем, что в своих доводах по существу жалобы от 4 сентября 2004 г. заявитель воздержался от употребления провокационных или оскорбительных высказываний. Более того, после официального предупреждения Европейского суда 3 ноября 2005 заявитель отозвал свои оскорбительные высказывания и принес свои извинения Европейскому суду, Российской Федерации и ее представителю. Соответственно, недопустимые высказывания заявителя должны рассматриваться как отозванные.

28. При данных обстоятельствах Европейский суд пришел к выводу, что оснований, которые могли бы привести к вынесению решения о неприемлемости жалобы ввиду злоупотребления правом на ее подачу, более не имеется. Соответственно, Европейский суд отклонил требование властей Российской Федерации объявить жалобу неприемлемой.

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции
29. Заявитель жаловался, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, на то, что 27 августа 2002 г. Верховный суд Республики Адыгея отменил в порядке надзора вступившее в силу Судебное решение от 21 апреля 1997 г. Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".

A. Доводы сторон
30. Заявитель указал, что первое судебное решение в отношении предположительно ненадлежащего ответчика было вынесено 17 мая 1993 г. Эта "ошибка" была впоследствии повторена в последующих решениях Тахтамукайского районного суда Республики Адыгея и Верховного суда Республики Адыгея от 21 апреля, 3 июня и 16 июля 1997 г., вынесенных в отношении того же ответчика. Заявитель утверждал, что это была не его ошибка, а ошибка национальных судов, которые приняли к рассмотрению его гражданский иск к "ненадлежащему" ответчику. Только восемь лет спустя вопрос о правильности определения ответчика был рассмотрен Верховным судом Республики Адыгея.

31. Власти Российской Федерации утверждали, что целью определения Верховного суда Республики Адыгея, вынесенного в порядке надзора, было исправление судебных ошибок. Бывший работодатель заявителя АО "КАПРСМ" должна быть заменена в качестве ответчика на ГСК "КТС", которая являлась собственником средства повышенной опасности, и, таким образом, на нее была возложена строгая ответственность за вред, причиненный средством повышенной опасности заявителю. Власти Российской Федерации утверждали, что возобновление судебного разбирательства было обосновано целью исправления существенных нарушений норм материального и процессуального права.

B. Мнение Европейского суда
32. Европейский суд отметил, что в настоящем деле вопрос состоит в том, было ли соблюдено право заявителя на обращение в суд в связи с отменой в порядке надзора вынесенного в его пользу судебного решения.

33. Европейский суд уже не раз устанавливал нарушение права заявителя на обращение в суд, гарантируемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих делах, по которым вступившие в силу и подлежавшие исполнению судебные решения были отменены вышестоящими судами в порядке надзора по обращению государственного служащего, полномочия которого по такому обжалованию не подлежали временным