Постановление Европейского суда по правам человека от 25.04.2006 Дело Дамманн (dammann) против Швейцарии

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ДАММАНН (DAMMANN) ПРОТИВ ШВЕЙЦАРИИ"
(Жалоба N 77551/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 25 апреля 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Дамманн против Швейцарии" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:

сэра Николаса Братца, Председателя Палаты,

Й. Касадеваля,

Л. Вильдхабера,

М. Пеллонпяя,

Р. Марусте,

Х. Боррего Боррего,

Я. Шикуты, судей,

а также при участии М. О'Бойла, Секретаря Секции Суда,

заседая 28 марта 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 77551/01), поданной 29 ноября 2001 г. в Европейский суд против Швейцарской Конфедерации гражданином этого государства Виктором Фердинандом Дамманном (Viktor Ferdinand Dammann) (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском суде представляла М. Швайбольд (M. Schwaibold), адвокат из г. Цюриха ({Zurich}*). Власти Швейцарии в Европейском суде были представлены Уполномоченным Швейцарии при Европейском суде по правам человека Ф. Буайя (P. Boillat), начальником Управления по правам человека и делам Совета Европы Федерального министерства юстиции Швейцарии.

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

3. Заявитель утверждал, что его осуждение за принуждение к разглашению сведений, составляющих служебную тайну, противоречит статье 10 Конвенции.

4. Жалоба была передана на рассмотрение во Вторую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

5. 1 ноября 2004 г. Европейский суд изменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Настоящая жалоба была передана на рассмотрение в Четвертую секцию, которая также была преобразована (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда в рамках данной Секции была образована Палата для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

6. Решением от 3 мая 2005 г. Палата объявила жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
7. Заявитель, 1950 года рождения, гражданин Швейцарии, журналист, проживает в г. Цюрихе.

8. 1 сентября 1997 г. на почте Фраумюнстер ({Fraumunster}) в г. Цюрихе было совершено ограбление, в результате которого было похищено 53 миллиона швейцарских франков (приблизительно 34 миллиона евро). Происшествие широко освещалось в средствах массовой информации. Заявитель, который освещал в то время - и по-прежнему освещает - полицейские и судебные дела в ежедневной газете "Блик" (Blick), сделал отчет об ограблении и сам начал проводить расследование.

9. Рано утром 10 сентября 1997 г. заявитель позвонил со своего домашнего номера в прокуратуру (Staatsanwaltschaft) кантона Цюрих. Он попросил административного помощника Z., которая приняла звонок, соединить его с прокурором. Помощник ответила, что никого из прокуроров нет на месте. Во время разговора заявитель проинформировал Z., что у него есть список имен и данные на некоторых лиц, которые были задержаны в дни, предшествовавшие ограблению почты Фраумюнстер. Он попросил административного помощника выяснить по материалам, имеющимся в прокуратуре, были ли указанные лица ранее осуждены, в частности, за преступления, предусмотренные законодательством о наркотических средствах. Помощник согласилась сделать это.

10. Заявитель незамедлительно направил Z. список имен по факсу; получив список, Z. воспользовалась автоматизированной системой управления по делам Управления юстиции кантона, к которой она имела доступ при помощи пароля, и выяснила, содержались ли имена, фигурировавшие в списке, в материалах уголовных разбирательств, в частности, в отношении преступлений, предусмотренных законодательством о наркотических средствах. Напротив каждого имени в списке, который ей прислал заявитель, она сделала отметку, существовали ли данные о преступлениях, предусмотренных законодательством о наркотических средствах, или о других преступлениях. Тем же утром Z. переслала список со сделанными ей отметками заявителю, воспользовавшись факсом прокуратуры.

11. Получив эту информацию, заявитель не опубликовывал ее и не использовал в других целях. Вместе с тем, как представляется, он показал факс сотруднику полиции, который доложил об этом случае в органы прокуратуры. В отношении заявителя было возбуждено уголовное разбирательство, по месту его жительства был произведен обыск, который не дал результата.

12. В ходе всего разбирательства ни заявитель, ни Z. не отрицали факт их знакомства. Вначале заявитель пытался взять всю ответственность на себя, однако Z. доложила о своих непроизвольных действиях органам следствия.

13. Заявителю было предъявлено обвинение в принуждении к разглашению сведений, составляющих служебную тайну (Anstiftung zur Verletzung des Amtsgeheimnisses) на основании части 1 статьи 320 и части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Швейцарии (Strafgesetzbuch) (см. ниже раздел "Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика") в связи с тем, что он задавал Z. по телефону вопросы, затем направил факс, попросив ее отметить имена лиц, которые были осуждены за уголовные правонарушения.

14. 22 апреля 1998 г. Z. была осуждена за нарушение служебной тайны в соответствии с частью 1 статьи 320 Уголовного кодекса Швейцарии. Она были уволена из прокуратуры.

15. 12 января 1999 г. окружной суд (Bezirksgericht) г. Цюриха оправдал Дамманна. В своем решении суд счел, что существуют серьезные сомнения в отношении того, осознавал ли заявитель тот факт, что сведения, которые он просил у Z., являлись секретными. Также и Z. нарушила конфиденциальность неосознанно.

16. 7 сентября 1999 г. по представлению прокуратуры Верховный суд (Obergericht) кантона Цюрих осудил заявителя за принуждение к разглашению сведений, составляющих служебную тайну, на основании части 1 статьи 320 и части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Швейцарии, и приговорил его к штрафу в размере 500 швейцарских франков (приблизительно 325 евро), уточнив, что после окончания испытательного срока, составляющего один год, судимость может, при определенных условиях, быть снята до истечения срока, предусмотренного законом.

17. В своем постановлении суд счел, что самой своей профессией журналисты призваны проводить расследования сюжетов и ставить вопросы. Вместе с тем, это не дает им права побуждать лиц, являющихся носителями секретной служебной информации, раскрывать конфиденциальные сведения. Заявитель в качестве опытного судебного хроникера, вне всякого сомнения, знал, что Z., являясь служащей Управления юстиции, была связана обязательством хранить профессиональную тайну и что сведения о лицах, вовлеченных в уголовные разбирательства, являются конфиденциальными. Он должен знать, что никакой прокурор никогда не удовлетворит просьбу журналиста проверить полный список имен для того, чтобы выяснить, были ли соответствующие лица уже осуждены.

18. Затем Верховный суд кантона рассмотрел вопрос о том, превысил ли общественный интерес необходимость для соответствующих лиц хранить конфиденциальную информацию об их осуждениях. Если общественность действительно была заинтересована в том, чтобы быть информированной о результатах расследований по громким преступлениям, и что такие сведения действительно могли повлечь другие результаты, которые могли принести пользу органам, проводящим расследования, суд счел, что публикация о ранее имевших место судимостях некоторых лиц являлась бесполезной в данном контексте. Интерес лиц защитить свою личную жизнь превосходит общественный интерес, тем более что на этом этапе никто не знал, были ли они в итоге осуждены за преступления, обвинения в которых им были предъявлены. Могла сильно пострадать личная и профессиональная жизнь невинных людей, если бы информация о прежних судимостях, забытая с течением времени, была бы опубликована.

19. Для того чтобы оценить размер штрафа, Верховный суд кантона учел тот факт, что заявитель получил информацию не в собственных интересах. Напротив, он намеревался действовать в общественных интересах в связи с ограблением почты. Кроме того, он не оказывал на Z. никакого давления и не предлагал ей никакого вознаграждения за информацию. В то же время он не опубликовал полученные сведения.

20. Жалоба заявителя об отмене Постановления Верховного суда кантона была отклонена кассационным судом (Kassationsgericht) кантона Цюрих 25 сентября 2000 г.

21. Заявитель подал последующую жалобу об отмене в Федеральный суд Швейцарии (Bundesgericht), который отказал в ее удовлетворении 1 мая 2001 г. (Постановление было подписано 1 июня 2001 г.). В своем Постановлении Федеральный суд Швейцарии, в частности, ответил на довод заявителя о том, что полученная информация, то есть ответы на вопрос, были ли в прошлом осуждены некоторые лица, не является конфиденциальной, поскольку она была разглашена ранее в ходе открытых судебных разбирательств:

"Факты, которые упоминались в ходе открытых судебных заседаний, не являются секретными. Право не может одновременно преследовать цели провести публичные судебные разбирательства и сохранить в тайне факты, о которых сообщалось в ходе таких разбирательств... Все, что является предметом публичного судебного действия, перестает быть секретом, независимо от того, присутствовали ли в действительности представители общественности... Вместе с тем, это не означает, что наказания, вынесенные в результате открытых разбирательств, не могут стать секретными впоследствии. Принцип, который требует, чтобы судебное разбирательство проводилось публично..., направлен на то, чтобы гарантировать участникам этого разбирательства надлежащие условия, и что общественность может непосредственно воспринимать то, каким образом проводятся судебные разбирательства и каким образом отправляется правосудие... Эти цели, которые служат основанием принципа публичности разбирательств - который может, в частности, иметь нежелательные последствия даже для обвиняемого - достигаются оглашением приговора и наказания. Когда решение вынесено, тот факт, что ответчик был осужден, может в некоторых обстоятельствах стать секретным. Если решение или имя и личность осужденного забыто, только небольшая группа лиц продолжает быть в курсе его осуждения. Соблюдаются желание соответствующего лица хранить факт своего осуждения в тайне, и его заинтересованность в конфиденциальности является обоснованной...

Безусловно, существует возможность найти информацию о приговорах, изучив сборники судебной практики - хотя обычно в публикуемых решениях не указываются имена - или архивы прессы, если рассматриваемые дела освещались средствами массовой информации. Вместе с тем, такие исследования в целом являются весьма дорогостоящими... К тому же, даже заявитель, который работал журналистом ежедневной газеты "Блик" в течение многих лет, не утверждал, что мог легко найти такую информацию, изучив архивы прессы, если лица, фигурировавшие в списке, уже были осуждены ранее за совершение преступлений, предусмотренных законодательством о наркотических средствах, или других преступлений или уже были привлечены к уголовным расследованиям или разбирательствам. Кроме того, информация о наказаниях или приговорах, вынесенных ранее отдельным лицам, которая попадает в прессу, обычно является менее точной и надежной, чем данные, содержащиеся в официальных реестрах".

22. В отношении доводов заявителя о том, что он задавал вопросы, поскольку являлся журналистом и что административный помощник должна была знать, могла ли она на них отвечать, в Постановлении было указано:

"В отношении намерения склонить другое лицо к совершению преступления слабо представляется, почему журналист должен вести себя иначе, чем любое другое лицо, которое просит у государственного служащего предоставить информацию. Решение вопроса о том, имело ли место намерение склонить другое лицо к совершению преступления, в случае если вопрос был задан служащему, чей ответ квалифицируется как преступление, состоящее в нарушении служебной тайны (статья 320 Уголовного кодекса), зависит от обстоятельств дела. В данном случае заявитель обратился с просьбой к административному помощнику предоставить ему информацию, которую до этого, как он знал, отказался раскрыть окружной прокурор, ведущий дело. Также Дамманн знал, что в обязанности административного помощника не входит обязанность предоставлять информацию по собственной инициативе о вынесенных ранее приговорах. Также заявитель не мог не знать, что помощник согласилась на его просьбу именно в связи с тем, что он является хорошо известным хроникером газеты "Блик", и что она могла отказать в подобной просьбе, исходящей от любого другого лица".

23. Затем Федеральный суд Швейцарии рассмотрел довод заявителя о том, что возбужденное в его отношении уголовное разбирательство по факту предполагаемого принуждения к совершению уголовного преступления ослабляет защиту источников информации, которыми пользуются журналисты:

"В случае если лица, опубликовавшие информацию в качестве редактора периодического издания, или их помощники отказываются предоставить сведения о личности автора или содержании и источниках их информации, к ним не может быть применена никакая санкция или принудительная мера в целях судебного разбирательства... Заявитель не был обвинен в отказе представить сведения о лице, которое предоставило ему информацию о приговорах, вынесенных ранее задержанным лицам, поскольку они подозревались в причастности к ограблению почты Фраумюнстер, и он не был наказан за такой отказ. Административный помощник сама доложила об этом органам, проводящим расследование. В качестве лица, которому в ходе разбирательства по уголовному делу предъявлено обвинение в принуждении к разглашению сведений, составляющих служебную тайну, заявитель имел право отказаться от объяснений на этот счет. Возбуждение уголовного разбирательства такого рода в отношении заявителя не являлось явно противоречащим духу и цели защиты журналистами своих источников информации...".

II. Применимое национальное законодательство
и правоприменительная практика
24. Статья 320 Уголовного кодекса Швейцарии, озаглавленная "Нарушение служебной тайны", устанавливает следующее:

"1. Разглашение сведений, составляющих служебную или профессиональную тайну, лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, подлежит наказанию в виде лишения свободы или штрафа.

Разглашение сведений, составляющих служебную или профессиональную тайну, подлежит наказанию даже в том случае, когда срок полномочий и службы окончен.