Постановление Европейского суда по правам человека от 04.05.2006 Дело Амбрушкевич (ambruszkiewicz) против Польши

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "АМБРУШКЕВИЧ (AMBRUSZKIEWICZ) ПРОТИВ ПОЛЬШИ"
(Жалоба N 38797/03)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 4 мая 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Амбрушкевич против Польши" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:

сэра Николаса Братца, Председателя Палаты,

Дж. Бонелло,

М. Пеллонпяя,

К. Трайя,

Л. Гарлицки,

Л. Мийович,

Я. Шикуты, судей,

а также при участии Ф. Эланс-Пассос, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 4 апреля 2006 г.,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 38797/03), поданной 3 ноября 2003 г. в Европейский суд по правам человека против Республики Польша гражданином Польши Станиславом Амбрушкевичем ({Stanislaw}*Ambruszkiewicz) (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

2. Власти Польши в Европейском суде были представлены Уполномоченным Польши при Европейском суде по правам человека Якубом Воласевичем (Jakub {Wolasiewicz}).

3. 31 марта 2005 г. Председатель Четвертой секции Суда принял решение коммуницировать жалобу властям Польши. На основании положений пункта 3 статьи 29 Конвенции он принял решение об одновременном рассмотрении жалобы по вопросу приемлемости и по существу дела.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
4. Заявитель, 1961 года рождения, проживает в г. Щецинеке (Szczecinek).

5. Обстоятельства дела, как они были изложены заявителем, могут быть кратко изложены следующим образом.

6. В 2002 году прокуратура г. Щецинек возбудила в отношении заявителя уголовное дело по факту предъявления в вышестоящих органах ложных обвинений в адрес некоторых сотрудников полиции и представителей судебной власти воеводства. Он был вызван в Окружной суд г. Щецинека.

7. В ходе первого судебного заседания, которое состоялось 13 мая 2003 г., заявитель подал ходатайство об отводе председателя суда. Суд прервал заседание для того, чтобы рассмотреть ходатайство об отводе и попросил стороны покинуть зал заседания, проинформировав их, что заседание возобновится в 11:45. Заявитель не вернулся в установленное судом время. Сочтя, что заявитель препятствует надлежащему ходу разбирательства, прокурор ходатайствовал перед судом о применении к заявителю меры пресечения в виде содержания под стражей. Суд удовлетворил его ходатайство и предписал поместить заявителя под стражу сроком на три месяца с момента его задержания. В обоснование своего решения суд отметил, что заявитель покинул суд без его разрешения, не проконсультировавшись предварительно со своим адвокатом. Суд счел, что заявитель умышленно препятствует надлежащему ходу разбирательства, его поведение дает основание предположить, что в будущем он может также попытаться скрыться от правосудия. Суд отказался учесть ходатайство адвоката заявителя, в котором он просил заменить содержание под стражей другой, менее строгой мерой пресечения, такой, как сопровождение на судебное заседание полицией.

8. 19 мая 2003 г. заявитель был задержан и направлен в следственный изолятор.

9. 21 мая 2003 г. заявитель подал апелляционную жалобу на постановление, в соответствии с которым он был помещен под стражу. Он жаловался на то, что содержание под стражей является слишком строгой и несоразмерной мерой пресечения по отношению к тяжести преступления, обвинение в котором ему было предъявлено.

10. 9 июня 2003 г. суд воеводства в г. Кошалина (Koszalin) отклонил апелляционную жалобу заявителя. Он принял решение оставить заявителя под стражей, сочтя, что эта мера пресечения является необходимой для того, чтобы обеспечить в будущем надлежащее отправление правосудия. Суд подчеркнул, что присутствие заявителя на судебном заседании 13 мая 2003 г. было обязательным. Приняв во внимание, что он не явился на заседание во время, установленное судом, суд был вынужден перенести заседание и не смог заслушать присутствовавших свидетелей. По мнению суда, хотя разбирательство могло быть окончено после первого заседания, из-за поведения заявителя он должен был перенести заседание.

11. 13 июня 2003 г. по существу на тех же основаниях Окружной суд отклонил ходатайство заявителя, поданное 27 мая 2003 г. об освобождении под залог.

12. Затем, 25 июня, 2, 7 и 17 июля 2003 г. подобные ходатайства заявителя были отклонены Окружным судом г. Колобжега ({Kolobrzeg}) в связи с тем, что суд счел, что по-прежнему существует риск, что заявитель попытается скрыться от правосудия.

13. 25 июля 2003 г. в соответствии с Постановлением, вынесенным 23 июля 2003 г. Окружным судом, заявитель был освобожден из-под стражи после уплаты залога.

14. Решением, вынесенным 31 марта 2004 г., заявитель был признан виновным в действиях, обвинение в которых ему было предъявлено, и приговорен к наказанию в виде лишения свободы сроком на 10 месяцев с отсрочкой исполнения в течение четырех лет испытательного срока. Суд засчитал в общий срок наказания период, в течение которого заявитель находился под стражей.

15. Заявитель подал апелляционную жалобу.

16. 31 августа 2004 г. суд воеводства отменил Решение от 31 марта 2004 г. и направил дело на новое рассмотрение.

17. Решением, вынесенным 10 ноября 2004 г., Окружной суд признал заявителя виновным и приговорил его к лишению свободы сроком на 10 месяцев с отсрочкой исполнения приговора. Заявитель подал апелляционную жалобу на это Решение.

18. 11 февраля 2005 г. суд воеводства отменил Решение от 10 ноября 2004 г. и направил дело на новое рассмотрение в Окружной суд.

В настоящее время разбирательство по делу продолжается.

II. Применимое национальное законодательство
19. Часть 3 статьи 251 Уголовно-процессуального кодекса Польши предусматривает:

"Основания постановления о применении меры пресечения должны... включать в себя обстоятельства, оправдывающие обоснованность и необходимость применения такой меры. В случае применения меры в виде предварительного содержания под стражей суду надлежит разъяснить причины, оправдывающие применение меры в виде лишения свободы вместо другой, менее строгой меры пресечения".

Часть 1 статьи 266 Уголовно-процессуального кодекса Польши предусматривает:

"Обвиняемый или другое лицо может внести залог в форме ценных бумаг, или путем оформления поручительства, или в форме ценностей или имущества".

Часть 1 статьи 275 Уголовно-процессуального кодекса Польши предусматривает:

"В качестве меры пресечения обвиняемый может быть помещен под полицейский контроль".

Статья 382 Уголовно-процессуального кодекса Польши предусматривает:

"В случае неоправданной неявки в суд обвиняемого, чье присутствие в ходе заседания является обязательным, суд предписывает безотлагательно доставить его в суд или принимает решение о прерывании заседания или переносе заседания с этой целью".

ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции
20. Заявитель утверждал, что его помещение под стражу являлось незаконным и что он был неправомерно лишен свободы. В частности, он ссылался на подпункт "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции, который гласит:

"Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

/.../
c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения...".

A. Приемлемость
21. Европейский суд установил, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Вместе с тем, Европейский суд отметил, что иных оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо дела
22. По мнению властей Польши, заявитель был помещен под стражу с целью обеспечения его явки в компетентный орган, поскольку существовали обоснованные подозрения, что он совершил правонарушение. Власти Польши подчеркнули, что содержание заявителя под стражей было предписано в соответствии с пунктами 1 и 2 части 1 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Польши, положения которых разрешают предварительное содержание под стражей лица, если оно обусловлено необходимостью обеспечения надлежащего хода разбирательства. Заявитель препятствовал надлежащему отправлению правосудия, поскольку он не явился на судебное заседание, не предоставив оправданий, несмотря на то, что был предупрежден о том, что его присутствие является обязательным. В связи с неявкой заявителя заседание должно было быть перенесено, притом что существовала вероятность того, что решение по существу дела могло быть вынесено в этот же день. Освобождение заявителя было предписано судом, как только большая часть свидетелей была заслушана в его присутствии.

23. Власти Польши также отметили, что для того, чтобы добиться освобождения, заявитель ссылался на часть 2 статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса Польши, которая предусматривает, что содержание под стражей не должно применяться в случае, если с учетом обстоятельств дела предусмотренным наказанием является наказание в виде лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора или другое наказание, не связанное с лишением свободы. Вместе с тем, власти Польши указывали, что в соответствии с частью 4 статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса Польши упомянутое положение не применяется в случае, если обвиняемый "уклоняется от правосудия, упорно отказывается явиться в компетентный орган или препятствует - незаконным образом - отправлению правосудия...". По мнению властей Польши, это имело место в данном деле.

24. Заявитель, прежде всего, отметил, что в соответствии со статьей 382 Уголовно-процессуального кодекса Польши в случае неоправданной неявки в суд обвиняемого, чье присутствие на заседании является обязательным, суд располагает другими средствами, менее строгими, чем лишение свободы, которые позволяют обеспечить его присутствие на заседании. Из указанного положения следует, что суд, в частности, может предписать сопровождение обвиняемого на заседание полицией и для этого прервать или перенести заседание. В данном случае возможность применения меры такого рода не была рассмотрена.

25. Заявитель утверждал, что при применении к нему меры пресечения в виде предварительного содержания под стражей, когда с учетом обстоятельств дела она не являлась необходимой, власти неправомерно применили меру пресечения в виде лишения свободы. Кроме того, он счел, что основанием решения, предписывающего его содержание под стражей, являлось желание наказать его за то, что он предъявил обвинение представителям местных органов правосудия.

26. Европейский суд установил, что заявитель был помещен под стражу 19 мая 2003 г. и был освобожден 25 июля 2003 г. Таким образом, длительность его содержания под стражей составила два месяца и семь дней. В соответствии с устоявшейся прецедентной практикой Европейского суда личная свобода должна являться правилом, а лишение свободы до решения суда - строгим исключением. Европейский суд напомнил также, что термины "в порядке", "установленном законом", фигурирующие в пункте 1 статьи 5 Конвенции, относятся к существу национального законодательства и посвящены обязательству соблюдать правила как по существу дела, так и в отношении процедуры. Прежде всего, именно национальным властям, в частности, судам, надлежит толковать и применять национальное законодательство, по-другому происходит в отношении дел, в которых с точки зрения пункта 1 статьи 5 Конвенции несоблюдение норм внутригосударственного права является нарушением Конвенции. В подобном случае Европейский суд может осуществлять определенный контроль для того, чтобы выяснить, были ли соблюдены нормы национального права (см., среди многих других прецедентов, Постановление Европейского суда по делу "Курт против Турции" (Kurt v. Turkey) от 25 мая 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-III, § 122; и Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Дуийеб против Нидерландов" (Douiyeb v. Netherlands) от 4 августа 1999 г., жалоба № 31464/96, § 44 - 45).

27. Правомерность содержания под стражей с точки зрения национального законодательства является существенным, но не решающим элементом. Кроме того, Европейский суд должен быть убежден, что содержание под стражей в течение рассматриваемого периода соответствует цели пункта 1 статьи 5 Конвенции, а именно защите лица от любого незаконного лишения свободы (см. Постановление Европейского суда по делу "K.-F. против Германии" (K.-F. v. Germany) от 27 ноября 1997 г., Reports 1997-VII, § 63). Следовательно, Европейский суд должен убедиться, что само внутригосударственное законодательство соответствует Конвенции, включая провозглашенные и требуемые ею принципы (см., среди многих других прецедентов, Постановление Европейского суда по делу "Барановски против Польши" (Baranowski v. Poland), жалоба № 28358/95, § 51, ECHR 2000-III).

28. Европейский суд отметил, что в настоящем деле заявитель находился в предварительном заключении в соответствии с постановлением, вынесенным судом в ходе разбирательства по возбужденному в его отношении уголовному делу, в течение более двух месяцев в связи с тем, что он препятствовал надлежащему отправлению правосудия. Европейский суд также отметил, что заявитель подозревался в предъявлении в вышестоящих органах ложных обвинений в адрес некоторых должностных лиц органов правосудия - преступлении, предусмотренном статьей 234 Уголовного кодекса Польши, которое может повлечь за собой наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет. Следует признать, что содержание заявителя под стражей имело законное основание в соответствии с внутригосударственным правом.

29. Европейский суд отметил, что при обосновании решения о помещении и содержании заявителя под стражей власти указали, в частности, на необходимость гарантирования надлежащего отправления правосудия по уголовному делу и, особенно, на опасение того, что заявитель попытается избежать правосудия. Не вызывает разногласий, что в некоторых особых случаях лишение свободы может являться единственным средством, позволяющим гарантировать явку обвиняемого в суд, в частности, с учетом его личности или характера преступления, а также тяжести предусмотренного наказания. Тем не менее, необходимо, чтобы основания, приведенные властями в подтверждение применения меры пресечения в виде лишения свободы, были дополнены конкретными фактами в отношении подозреваемого. Иными