Постановление Европейского суда по правам человека от 01.06.2006 Дело Буй (buj) против Хорватии [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "БУЙ (BUJ) ПРОТИВ ХОРВАТИИ"
(Жалоба N 24661/02)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 1 июня 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Буй против Хорватии" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 11 мая 2006 г.,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 24661/02), поданной 1 мая 2002 г. в Европейский суд по правам человека против Республики Хорватия гражданином Хорватии Винко Буем (Vinko Buj) (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Хорватии в Европейском суде были представлены Уполномоченным Хорватии при Европейском суде по правам человека Ш. Стажник ({S. Staznik}*).

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

3. 8 декабря 2004 г. Европейский суд принял решение коммуницировать жалобу властям Хорватии. На основании положений пункта 3 статьи 29 Конвенции он принял решение об одновременном рассмотрении дела по вопросу приемлемости жалобы и по ее существу.

ФАКТЫ
Обстоятельства дела
4. Заявитель родился в 1938 году и проживает в г. Йельса (Jelsa).

5. 1 мая 1994 г. у заявителя умерла мать, и было начато разбирательство в муниципальном суде г. Старый Град ({Opcinski} sud u Starom Gradu).

6. 8 июня 1999 г. суд вынес Решение, в котором распределял собственность умершей между заявителем и его братом. Соответствующая часть этого Решения гласит:

"... подразделение земельного кадастра данного суда зарегистрирует собственность наследников, перечисленных выше, как только данная часть решения вступит в силу...".

7. Впоследствии брат заявителя подал апелляционную жалобу на данное Решение, жалуясь на определение суда в отношении издержек судебного разбирательства.

8. 12 апреля 2002 г. Окружной суд г. Сплита ({Zupanijski} sud u Splitu) отклонил жалобу. 22 мая 2002 г. Решение было вручено представителю заявителя.

9. Как представляется, владение заявителем унаследованной собственностью до сих пор не зарегистрировано в земельном кадастре.

ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции
10. Заявитель жаловался на то, что длительность производства по делу была несовместима с требованием о "разумном сроке", предусмотренном в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".

11. Власти Хорватии оспорили данное утверждение.

12. Период, подлежащий рассмотрению, начался после 5 ноября 1997 г., когда Хорватия ратифицировала Конвенцию. Однако для определения разумности рассматриваемой длительности судебного разбирательства необходимо учесть состояние дела на данный момент (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского суда по делу "Стирановски против Польши" (Styranowski v. Poland) от 30 октября 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-VIII, p. 3376, § 46).

A. Приемлемость
13. Власти Хорватии утверждали, что пункт 1 статьи 6 Конвенции не применим к настоящему делу. Судебное разбирательство заявителя по вопросам наследования не является спором между сторонами и не поднимало вопрос серьезного и существующего характера. Относительно последующей записи в земельном кадастре власти Хорватии также утверждали, что не имелось спора, поскольку в настоящем деле регистрация собственности должна производиться судом по своей инициативе, а не по требованию заявителя. Обе части судебного разбирательства, таким образом, несовместимы ratione materie с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

14. Далее власти Хорватии утверждали, что заявитель не исчерпал доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты и не подал конституционную жалобу, которая является эффективным средством правовой защиты от длительности находящихся на рассмотрении разбирательств. Данное средство правовой защиты стало доступным в правовой системе Хорватии с 22 марта 2002 г., а разбирательство по вопросу заявителя о наследстве проходило до 22 мая 2002 г., то есть до вручения адвокату заявителя решения суда второй инстанции.

15. Заявитель не согласился с этими доводами.

16. Европейский суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции требует, чтобы на всех стадиях судебного производства при рассмотрении вопроса "в случае спора... о гражданских правах и обязанностях", в том числе стадии после вынесения решения по существу жалобы, производились в течение разумного срока (см., Постановление Европейского суда по делу "Эштима Жорже против Португалии" (Estima Jorge v. Portugal) от 21 апреля 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-II, p. 772, § 35; Постановление Европейского суда по делу "Робинс против Соединенного Королевства" (Robins v. United Kingdom) от 23 сентября 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-V, p. 1809, § 28). Исполнение вынесенного судом решения, таким образом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть "суда" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, pp. 510 - 511, § 40).

17. Далее Европейский суд напомнил, что статья 63 Закона о Конституционном суде Хорватии была признана эффективным средством внутригосударственной правовой защиты в отношении длительности судебных разбирательств, находящихся на рассмотрении в суде (см. Решение Европейского суда по делу "Славичек против Хорватии" ({Slavicek} v. Croatia), жалоба № 20862/02, ECHR 2002-VII), и что независимо от даты подачи жалобы в Европейский суд заявитель должен был подать конституционную жалобу, если обжалуемое судебное разбирательство после 22 марта 2002 г. все еще незакончено (см. Решение Европейского суда по делу "Ноголица против Хорватии" (Nogolica v. Croatia), жалоба № 77784/01, ECHR 2002-VIII).

18. В настоящем деле, относительно судебного разбирательства по вопросу наследства, Европейский суд установил отсутствие необходимости в рассмотрении вопроса о применимости статьи 6 Конвенции, поскольку данная часть жалобы, в любом случае, является неприемлемой по причине неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Дело заявителя о наследовании находилось на рассмотрении в окружном суде до 22 мая 2002 г. и, даже несмотря на то, что в его распоряжении было два месяца для подачи конституционной жалобы, он этим не воспользовался. Следовательно, жалоба заявителя в этой части должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты.

19. Относительно последующей регистрации собственности в земельном кадастре Европейский суд отметил, что ее цель заключалась во внесении изменений во владение землей на основании решения, вынесенного во время разбирательства по вопросу наследования, которое проходило ex officio подразделением земельного кадастра муниципального суда. Таким образом, то судебное разбирательство послужило функциональным эквивалентом исполнения решения. Более того, вне зависимости от того факта, применима статья 6 Конвенции к делу о наследовании или нет, Европейский суд напомнил, что правоприменительный титул, определяющий гражданские права, не обязательно должен происходить из судебного разбирательства, в котором применима статья 6 Конвенции (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Эштима Жорже против Португалии", p. 773, § 38). Решение муниципального суда Хорватии от 8 июня 1999 г. носило правоприменительный характер независимо от сущности судебного разбирательства по вопросу наследования. Хотя и тогда регистрация права собственности заявителя не будет рассматриваться в настоящем деле в соответствии с национальным законодательством как основополагающая, последующее судебное разбирательство, связанное с земельным кадастром, было решающим для эффективного осуществления его права, то есть для беспрепятственного пользования своей собственностью. До подобной регистрации беспрепятственное пользование своей собственности заявителем по-прежнему остается строго ограниченным.

Следовательно, пункт 1 статьи 6 Конвенции применим к данной части судебного разбирательства.

20. Более того, относительно длительности регистрации собственности власти Хорватии допускали, что в данном вопросе конституционная жалоба по статье 63 не будет являться эффективным средством правовой защиты. Они не оспаривали тот факт, что любое другое средство правовой защиты могло бы быть эффективным.

21. Следовательно, Европейский суд рассмотрит только период после 22 мая 2002 г., после которого у заявителя больше не было средств правовой защиты от длительности судебного производства на национальном уровне. Относительно данной части судебного разбирательства доводы властей Хорватии, таким образом, должны быть отклонены.

22. Далее Европейский суд отметил, что жалоба на длительность судебного разбирательства по вопросу регистрации собственности не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отметил, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, данная часть жалобы должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо дела
23. Европейский суд отметил, что подлежащий рассмотрению период длится четыре года и до сих пор еще не завершился.

24. Европейский суд напомнил, что обоснованность длительности производства должна оцениваться в свете обстоятельств дела и со ссылкой на следующие критерии: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также значимость предмета спора для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба № 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).

25. Власти Хорватии утверждали, что длительный период времени, необходимый для регистрации собственности заявителя в земельном кадастре, в Хорватии был систематической проблемой и что данная система находится в состоянии реформы.

26. Заявитель утверждал, что он до сих пор не стал зарегистрированным владельцем собственности матери.

27. Европейский суд неоднократно устанавливал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, затрагивающих вопросы, похожие на поднятые в настоящем деле (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фридлендер против Франции").

28. Рассмотрев все представленные ему материалы, Европейский суд счел, что власти Хорватии не выдвинули какого-либо факта или аргумента, способного убедить Европейский суд прийти к иному выводу в данном деле. Исполнение решения, вынесенного в ходе судебного заседания по вопросу наследования имущества в виде регистрации собственности на имя заявителя, на данный момент длится уже четыре года без единого решения по данному вопросу. Учитывая свое прецедентное право по данному вопросу, Европейский суд счел, что в настоящем деле длительность судебного разбирательства была чрезмерной и не отвечала требованию о "разумном сроке".

Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции
29. Далее заявитель жаловался на тот факт, что в Хорватии отсутствует судебная инстанция, куда можно было бы подать жалобу о чрезмерной длительности судебного разбирательства. Он ссылался на статью 13 Конвенции.

30. Власти Хорватии оспорили данный довод. Они утверждали, что конституционная жалоба была эффективным средством правовой защиты в отношении длительности судебного разбирательства. В отношении последующего разбирательства по вопросу регистрации в земельном кадастре власти Хорватии предположили, что на национальном уровне такие средства отсутствуют.

A. Приемлемость
31. Что касается жалобы относительно длительности судебного производства по вопросу наследования имущества, с учетом вышеприведенного вывода (см. выше § 18) данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

32. Что касается жалобы на длительность последующего судебного разбирательства по вопросу регистрации в земельном кадастре Европейский суд отметил, что данная часть жалобы связана с рассмотренной выше и, таким образом, должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо дела
33. Европейский суд напомнил, что статья 13 Конвенции гарантирует каждому эффективное средство правовой защиты в государственном органе от предполагаемого нарушения требования по пункту 1 статьи 6 Конвенции о рассмотрении дела в разумный срок (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Кудла против Польши" ({Kudla} v. Poland), жалоба № 30210/96, § 156, ECHR 2000-XI).

34. Следовательно, Европейский суд счел, что в настоящем деле имело место нарушение статьи 13 Конвенции по причине отсутствия в национальном праве средства эффективной защиты, по которому заявитель мог бы обжаловать чрезмерную длительность судебного разбирательства по вопросу регистрации собственности в земельном кадастре.

III. Предполагаемое нарушение статьи 1
Протокола № 1 к Конвенции
35. Далее заявитель жаловался на то, что длительность обжалуемого судебного разбирательства нарушила его право на беспрепятственное осуществление права на собственность, гарантируемое статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.

36. Власти Хорватии не согласились с этим выводом.

A. Приемлемость
37. Европейский суд отметил, что данная часть жалобы связана с рассмотренной выше и, таким образом, должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо
38. Принимая во внимание вывод, сделанный по пункту 1 статьи 6 Конвенции (см. выше § 28), Европейский суд счел, что отсутствует необходимость рассматривать вопрос о том, имело ли место в настоящем деле нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Дзанги против Италии" ({Zanghi} v. Italy) от 19 февраля 1991 г., Series A, N 194-C, p. 47, § 23).

IV. Применение статьи 41 Конвенции
39. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости,