Постановление Европейского суда по правам человека от 08.06.2006 Дело Корчуганова (korchuganova) против Российской Федерации [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "КОРЧУГАНОВА (KORCHUGANOVA)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Жалоба N 75039/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 8 июня 2006 года)
____________________________
*Перевод предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптевым.

По делу "Корчуганова против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 18 мая 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 75039/01), поданной 7 июня 2001 г. в Европейский суд по правам человека против Российской Федерации гражданкой России Светланой Геннадьевной Корчугановой (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. В Европейском суде интересы заявителя представлял В. Котов, адвокат из Международного правозащитного центра в г. Иркутске. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Ссылаясь на статью 5 Конвенции, заявитель жаловалась на незаконность некоторых периодов содержания ее под стражей и чрезмерный общий срок ее заключения.

4. 15 ноября 2004 г. Европейский суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд решил одновременно рассмотреть жалобу по вопросу приемлемости и по существу.

5. Власти Российской Федерации возразили против одновременного рассмотрения жалобы по существу и по вопросу приемлемости. Изучив возражение властей Российской Федерации, Европейский суд отклонил его.

6. Проведя консультации со сторонами, Палата пришла к выводу, что проведение слушания по вопросу приемлемости и/или по существу дела не требуется (пункт 3 правила 59 Регламента Суда).

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
7. Заявитель, 1964 года рождения, в настоящее время отбывает наказание в г. Иркутске (Российская Федерация).

A. Задержание заявителя и заключение ее под стражу
до окончания следствия
8. 5 марта 1998 г. заявитель была арестована по подозрению в организации убийства по найму двух лиц в 1995 и 1996 гг. На следующий день в соответствии с постановлением прокурора г. Усолье-Сибирское Иркутской области она была помещена в изолятор временного содержания сроком на 10 дней. В постановлении прокурор сослался на тяжесть "совершенного преступления" и возможность того, что заявитель воспрепятствует установлению истины по делу.

9. 16 марта 1998 г. прокурор дал санкцию на заключение заявителя под стражу до окончания следствия. 15 апреля 1998 г. прокурор Иркутской области продлил срок содержания заявителя под стражей до 27 августа 1998 г. В постановлении кратко описывались собранные доказательства, а продление срока содержания под стражей обосновывалось необходимостью проведения дополнительных следственных действий.

10. 24 ноября 1998 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации продлил срок содержания заявителя под стражей до 27 февраля 1999 г., отметив, что необходимо проведение дальнейшего расследования.

11. 16 февраля и 18 мая 1999 г. исполняющий обязанности Генерального прокурора Российской Федерации продлевал срок содержания заявителя под стражей до 27 мая и 5 сентября 1999 г., соответственно, на том основании, что обвиняемые не закончили ознакомление с материалами дела. К 5 сентября 1999 г. заявитель провела 18 месяцев в изоляторе.

12. 26 августа 1999 г. Постановлением судьи Иркутского областного суда по ходатайству прокурора Иркутской области срок содержания заявителя под стражей был продлен еще на четыре месяца, то есть до 27 декабря 1999 г. Судья основывал свое решение на значительном объеме материалов дела и том факте, что заявитель и ее соучастники обвинялись в совершении особо тяжких преступлений.

B. Первое направление уголовного дела на рассмотрение
по существу в суд
13. 24 декабря 1999 г. уголовное дело в отношении заявителя и других обвиняемых было передано в Иркутский областной суд для рассмотрения по существу.

14. 13 января 2000 г. Иркутский областной суд вернул дело для производства дополнительного расследования.

15. 21 апреля 2000 г. прокуратура Иркутской области получила материалы уголовного дела. Прокурор Иркутской области продлил срок содержания заявителя под стражей до 21 мая 2000 г.

16. 29 мая 2000 г. Иркутский областной суд по ходатайству прокурора Иркутской области продлил срок содержания заявителя под стражей до 21 июля 2000 г. на том основании, что она обвинялась в совершении особо тяжких преступлений, что материалы дела включали 11 томов и что обвиняемая могла скрыться от следствия и суда.

C. Второе направление уголовного дела на рассмотрение
по существу в суд
17. 21 июля 2000 г. уголовное дело в отношении заявителя и других обвиняемых было передано в Иркутский областной суд для рассмотрения по существу.

18. 31 июля 2000 г. Иркутский областной суд вернул дело для дополнительного расследования, поскольку заявителю не было предоставлено достаточно времени для ознакомления с материалами дела. Суд постановил, что заявитель должна оставаться под стражей ввиду тяжести предъявленных ей обвинений.

19. 17 октября 2000 г. прокуратура Иркутской области получила материалы дела и продлила срок содержания заявителя под стражей до 12 ноября 2000 г.

20. 4 ноября 2000 г. прокурор Иркутской области обратился в Иркутский областной суд с ходатайством о продлении срока содержания заявителя под стражей до 12 февраля 2001 г. с целью предоставления ей дополнительного времени для ознакомления с материалами уголовного дела.

21. 13 ноября 2000 г. судья Иркутского областного суда удовлетворил указанное ходатайство и постановил:

"Данное дело состоит из 12 томов; выполнение требований статьи 201 УПК РСФСР происходит медленно. Корчуганова, Мокин, Фоломеев обвиняются в совершении особо тяжких преступлений, ознакомление с делом требует длительного времени.

Кроме того, Корчуганова, Мокин, Фоломеев могут скрыться от следствия и суда и оказать воздействие на свидетелей и других лиц, а поэтому полагаю возможным продлить названным обвиняемым срок содержания под стражей до 3 месяцев".

22. Адвокат заявителя Котов В.Н. обжаловал Постановление судьи Иркутского областного суда от 13 ноября 2000 г. В частности, он утверждал, что российское уголовно-процессуальное законодательство не предоставляло прокурору право ходатайствовать о продлении срока содержания под стражей после возвращения дела для производства дополнительного расследования.

23. 10 января 2001 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации оставила Постановление от 13 ноября 2000 г. без изменения, определив:

"Предъявленное Мокину, Фоломееву, Корчугановой обвинение (в том числе в бандитизме, нескольких эпизодах убийства...) относится к особо тяжким, и, исходя из обстоятельств дела, органы следствия приняли обоснованное решение о необходимости применения к ним [меры пресечения в виде] содержания под стражей.

Вопрос о рассмотрении срока содержания под стражей рассмотрен Иркутским областным судом в соответствии с требованиями статьи 97 УПК РСФСР с вызовом в суд обвиняемых, их защитников, прокурора, других заинтересованных лиц. Корчуганова и Мокин лично участвовали в рассмотрении материалов, Фоломеев участвовать в судебном заседании отказался.

Разбирательство проводилось в суде в соответствии с требованиями УПК РСФСР и Конституции Российской Федерации.

Вынесенное Постановление судьи соответствует требованиям статьи 97 УПК РСФСР, доводы жалоб о том, что суд был не вправе рассматривать этот вопрос, противоречат буквальному тексту и смыслу указанной статьи закона. Оснований для отмены Постановления судьи Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации не находит".

24. 17 января и 26 февраля 2001 г. ходатайства Котова В.Н. о принесении протеста в порядке надзора на Постановление Иркутского областного суда от 13 ноября 2000 г. и Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 10 января 2001 г. были отклонены.

25. 15 февраля 2001 г. Иркутский областной суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 12 марта 2001 г.

D. Третье направление уголовного дела на рассмотрение
по существу в суд
26. 12 марта 2001 г. дело было в третий раз передано в Иркутский областной суд для рассмотрения по существу.

27. 3 апреля 2001 г. Иркутский областной суд вернул дело для производства дополнительного расследования на том основании, что права обвиняемых были незаконно ограничены. Суд постановил, что обвиняемые должны оставаться под стражей ввиду тяжести предъявленных обвинений.

28. Непонятно, когда дело было снова возвращено в Иркутский областной суд для рассмотрения по существу. Власти Российской Федерации утверждали, что Верховный суд Российской Федерации не смог установить дату на основании материалов дела. Также не было возможности узнать, почему до 14 мая 2002 г. не было проведено ни одного судебного заседания.

29. 15 и 19 мая 2002 г. судебные заседания откладывались по ходатайству заявителя. 24 июня и 1 июля 2002 г. судебные заседания откладывались ввиду неявки в суд адвоката заявителя.

30. Определением от 8 июля 2002 г. Иркутский областной суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 1 августа 2001 г., ссылаясь только на тяжесть предъявленных ей обвинений.

31. 25 июля 2002 г. Иркутский областной суд назначил проведение судебно-почерковедческой экспертизы, приостановил производство по делу и продлил срок содержания обвиняемых под стражей до 1 ноября 2002 г., сославшись на тяжесть предъявленных им обвинений.

32. 30 октября 2002 г. Иркутский областной суд продлил срок содержания под стражей трех обвиняемых до 1 февраля 2003 г., сославшись на тяжесть предъявленных им обвинений.

33. 29 января 2003 г. Иркутский областной суд продлил срок содержания обвиняемых под стражей до 1 мая 2003 г., отметив, что им было предъявлено обвинение в совершении особо тяжких преступлений и что, учитывая "личность" подсудимых, существовала высокая вероятность того, что в случае освобождения из-под стражи они скроются от суда.

34. Приговором от 30 апреля 2003 г. судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда признала заявителя виновной в совершении нескольких убийств и приговорила ее к 13 годам лишения свободы с учетом уже отбытого ею в порядке предварительного заключения срока.

II. Применимое национальное законодательство
и правоприменительная практика
1. Уголовно-процессуальные кодексы
35. До 1 июля 2002 г. уголовно-правовые вопросы регулировались Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР (Закон от 27 октября 1960 г., далее - старый УПК). С 1 июля 2002 г. старый УПК был заменен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ, далее - новый УПК).

36. В статье 22 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. установлено, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. В соответствии со старым УПК лицо могло быть подвергнуто заключению под стражу с санкции прокурора или по решению суда (статьи 11, 89 и 96). В новом УПК такое решение может принять только районный или городской суд по мотивированному ходатайству прокурора, подтвержденному соответствующими доказательствами (части первая, с третьей по шестую статьи 108).

37. До 14 марта 2001 г. заключение под стражу в качестве меры пресечения применялось в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года (статья 96). 14 марта 2001 г. в старый УПК были внесены изменения, отменявшие положение о том, что определенным категориям обвиняемых заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено по мотивам одной лишь опасности преступления. Новый УПК воспроизвел измененные положения (часть первая статьи 97 и часть первая статьи 108) и добавил, что обвиняемый не должен заключаться под стражу, если к нему может быть применена иная, более мягкая, мера пресечения.

38. После задержания подозреваемый в совершении преступления помещается под стражу "до окончания расследования". Содержание под стражей при расследовании преступлений не может продолжаться более двух месяцев, но этот срок может быть продлен до 18 месяцев "в исключительных случаях". Продление срока содержания под стражей свыше 18 месяцев "при расследовании преступлений" не допускается (статья 97 старого УПК, часть четвертая статьи 109 нового УПК).

39. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (статья 97 старого УПК, часть пятая статьи 109 нового УПК). В случае если 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемому и его защитнику оказалось недостаточно, суд по ходатайству прокурора может продлить срок содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд (статья 97 старого УПК, пункт 1 части восьмой статьи 109 нового УПК). В соответствии со старым УПК в этом случае срок не может быть продлен более чем на шесть месяцев. После окончания ознакомления обвиняемого с материалами дела с момента направления прокурором дела в суд содержание подсудимого под стражей становится содержанием под стражей "во время рассмотрения дела в суде".

40. В соответствии со старым УПК суд имел право вернуть дело для производства "дополнительного расследования", если он установит процессуальные нарушения, которые не могли быть исправлены на стадии судебного разбирательства. В таких случаях содержание под стражей считалось применяемым "до окончания расследования", и продолжали течь соответствующие сроки. Но, если дело было передано для производства дополнительного расследования, а следователи уже использовали дозволенный срок содержания под стражей "до окончания расследования", прокурор, осуществляющий надзор за следствием, мог продлить в пределах одного месяца с момента поступления к нему материалов дела. Последующее продление срока содержания под стражей допускается только тогда, когда содержание под стражей "до окончания