Постановление Европейского суда по правам человека от 15.06.2006 Дело Казьмина (kazmina) против Российской Федерации [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЯТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "КАЗЬМИНА (KAZMINA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Жалоба N 72374/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 15 июня 2006 года)
____________________________
*Перевод предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

По делу "Казьмина против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе:

П. Лоренсена, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

М. Цацы-Николовской,

Р. Марусте,

А. Ковлера, судей,

а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

заседая 22 мая 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес в тот же день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 72374/01), поданной 18 апреля 2001 г. в Европейский суд против Российской Федерации гражданкой Российской Федерации Казьминой Татьяной Михайловной (далее - заявительница) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 13 декабря 2004 г. Европейский суд решил официально уведомить власти Российской Федерации о жалобе заявительницы. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

4. 1 апреля 2006 г. дело передано во вновь образованную Пятую секцию (пункт 5 правила 25 и пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
5. Заявительница, 1936 года рождения, проживает в г. Нововоронеже.

6. Заявительница получает пенсию по старости. В период с апреля 1998 г. по апрель 1999 г. она получала пенсию несвоевременно. Как утверждает заявительница, в связи с инфляцией в указанный период пенсия, выплачиваемая ей с задержкой на несколько месяцев, к моменту выплаты значительно обесценилась.

7. Неустановленного числа заявительница обратилась в суд с иском к комитету социальной защиты населения г. Нововоронежа об индексации пенсии.

8. 27 октября 2000 г. Нововоронежский городской суд Воронежской области удовлетворил требования заявительницы и взыскал с ответчика задолженность по выплатам пенсии с учетом индексации в размере 2044 рублей 87 копеек и государственную пошлину в размере 91 рубля 79 копеек.

9. Ответчик не обжаловал Решение Нововоронежского городского суда Воронежской области от 27 октября 2000 г., и оно вступило в законную силу 7 ноября 2000 г.

10. 21 ноября 2000 г. Нововоронежский городской суд Воронежской области выдал заявительнице исполнительный лист.

11. 23 ноября 2000 г. Нововоронежское районное подразделение службы судебных приставов возбудило исполнительное производство. Судебный пристав-исполнитель предъявил исполнительный лист для исполнения в установленный срок руководителю комитета социальной защиты населения г. Нововоронежа. Тем не менее Судебное решение исполнено не было.

12. 6 декабря 2000 г. судебный пристав-исполнитель выставил инкассовое поручение на расчетный счет должника. Тем не менее, как указано в Письме службы судебных приставов от 10 сентября 2001 г. № 3980, денежные средства не поступали на расчетный счет должника с 1 ноября 2000 г., что делает невозможным исполнение Судебного решения.

13. Обращения заявительницы по поводу неисполнения Судебного решения в Нововоронежскую городскую прокуратуру и управление Министерства юстиции Российской Федерации по Воронежской области остались безрезультатными.

14. 14 декабря 2000 г. служба судебных приставов обратилась в Нововоронежский городской суд с заявлением об изменении порядка и способа исполнения Решения Нововоронежского городского суда Воронежской области от 27 октября 2000 г. Определением Нововоронежского городского суда Воронежской области от 17 января 2001 г. в удовлетворении заявления было отказано.

15. 5 марта 2001 г. служба судебных приставов вернула исполнительный лист заявителю, указав, что Судебное решение от 27 октября 2000 г. не может быть исполнено в связи с недостаточностью у должника денежных средств.

16. Последующее предъявление заявительницей к исполнению исполнительного листа привело к аналогичным отказам, поступившим заявительнице из службы судебных приставов 18 октября 2001 г., 30 августа 2002 г., 29 мая 2003 г., 23 июня и 26 августа 2005 г.

17. 5 сентября 2005 г. заявительница в очередной раз предъявила исполнительный лист в службу судебных приставов.

18. В настоящее время Решение Нововоронежского городского суда Воронежской области от 27 октября 2000 г. остается неисполненным.

ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6
Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции
19. Заявительница жаловалась на неисполнение Решения Нововоронежского городского суда Воронежской области от 27 октября 2000 г., вынесенного в ее пользу. В своей жалобе заявительница ссылалась на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1 к Конвенции, которые в части, применимой в настоящем деле, предусматривают:

Пункт 1 статьи 6 Конвенции
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом..."
Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

A. Приемлемость
20. Власти Российской Федерации утверждают, что заявительница имела право обжаловать в судебном порядке бездействие Нововоронежского районного отдела судебных приставов Воронежской области, ответственного за исполнение Судебного решения. Так, статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. В соответствии со статьей 90 Федерального закона Российской Федерации от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" жалоба на совершение исполнительных действий судебным приставом-исполнителем или на отказ в совершении таких действий подается в суд общей юрисдикции в 10-дневный срок со дня совершения действия или отказа в совершении действия. Поскольку заявительница не пожелала воспользоваться имевшимся у нее правом обжалования действий судебного пристава-исполнителя, она не исчерпала всех предусмотренных законодательством Российской Федерации средств защиты своих прав, в связи с чем ее жалоба является неприемлемой для рассмотрения по существу в Европейском суде.

21. Заявительница не согласилась с приведенными доводами. Согласно статье 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти и должностных лиц. Следовательно, она не была обязана обжаловать в судебном порядке бездействие судебного пристава-исполнителя. Заявительница также отметила, что она обращалась с жалобами на неисполнение Судебного решения в Нововоронежскую городскую прокуратуру и в управление Министерства юстиции Российской Федерации по Воронежской области.

22. Европейский суд напоминает, что пункт 1 статьи 35 Конвенции, содержащий положения относительно исчерпания всех внутригосударственных средств защиты, предусматривает распределение бремени доказывания. Именно на властях государства-ответчика лежит обязанность убедить Европейский суд в том, что определенное средство правовой защиты было эффективно и существовало теоретически и практически в конкретный период времени, то есть было доступно для заявительницы и могло восстановить ее нарушенное право, а также, воспользовавшись которым, заявительница имела бы перспективы разрешения дела в ее пользу (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Сельмуни против Франции" (Selmouni v. France), жалоба № 25803/94, § 16, ECHR 1999-V, и Европейского суда по делу "Мифсуд против Франции (Mifsud v. France), жалоба № 57220/00, § 15, ECHR-VIII). Далее Европейский суд напоминает, что внутригосударственные средства правовой защиты должны быть "эффективны" либо с точки зрения предотвращения предполагаемого нарушения или его продолжения, либо в аспекте предоставления соразмерной компенсации в связи с имевшим место нарушением (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Кудла против Польши" ({Kudla}*v. Poland), жалоба № 30210/96, § 158, ECHR 2000-IX).

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

23. Власти Российской Федерации не привели доводов в пользу эффективности такого средства правовой защиты, как обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Ни одна из сторон по делу также не указала, что именно неэффективные действия судебных приставов-исполнителей препятствовали исполнению Судебного решения; по-видимому, Судебное решение оставалось неисполненным в связи с отсутствием денежных средств. Следовательно, Европейский суд приходит к выводу, что обжалование заявительницей действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя не увеличило бы ее шансы получить задолженность по Судебному решению. Европейский суд полагает, что применительно к настоящему делу обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя не может рассматриваться в качестве эффективного средства правовой защиты в связи с неисполнением Судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Плотниковы против Российской Федерации" (Plotnikovy v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба № 43883/02, § 17).

24. Следовательно, Европейский суд не принимает довод властей Российской Федерации относительно того, что, не обжаловав действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, заявительница не исчерпала все внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский суд отклоняет возражения властей Российской Федерации.

25. Европейский суд отмечает, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский суд также отметил, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы
26. Власти Российской Федерации не представили каких-либо доводов по существу данного дела.

27. Заявительница подтвердила свои требования.

28. Европейский суд напоминает, что исполнение любого судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть "судебного разбирательства" в целях статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба № 59498/00, ECHR 2002-III, § 34, и Постановление Европейского суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г, Reports of Judgments and Decisions 1997-II, p. 510, § 40). Власти государства-ответчика не могут ссылаться на отсутствие денежных средств либо иных ресурсов в оправдание неисполнения судебного решения. Стоит отметить, что задержка исполнения судебного решения может быть обоснована в определенных ситуациях, но она не должна нарушать суть права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Заявителю не должны оказываться препятствия в извлечении выгоды в результате удовлетворения его иска в связи с предполагаемыми финансовыми трудностями, испытываемыми властями государства-ответчика (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 35).

29. Далее Европейский суд напоминает, что "требование" может составлять "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере будет установлено, что оно может быть юридически реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 40, и Постановление Европейского суда по делу "Греческие нефтеперерабатывающие заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Straus Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, № 301-B, p. 84, § 59).

30. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский суд подчеркивает, что Решение Нововоронежского городского суда от 27 октября 2000 г. остается неисполненным вплоть до настоящего времени уже более пяти с половиной лет.

31. Европейский суд неоднократно признавал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции во многих делах, где возникали вопросы, схожие с теми, которые возникли в настоящем деле (см. среди прочих упоминавшиеся выше Постановления Европейского суда по делам "Бурдов против России" и "Плотниковы против Российской Федерации").

32. Рассмотрев представленные материалы дела, Европейский суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, которые могли бы убедить его прийти к другому выводу в настоящем деле. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Европейский суд приходит к выводу, что, не исполняя в течение длительного периода Судебное решение, вынесенное в пользу заявительницы, власти Российской Федерации воспрепятствовали ей в получении денежных средств, которые она разумно ожидала получить.

33. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

II. Применение статьи 41 Конвенции
34. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб
35. Заявительница потребовала возместить ей материальный ущерб в размере 2136 рублей 66 копеек, что представляет собой задолженность по Судебному решению, 1891 рубля 47 копеек в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами за период неисполнения Судебного решения, рассчитанного на основе учетной ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Заявительница также требовала 3 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда.

36. Власти Российской Федерации не высказались относительно названных требований.

37. Что касается требования заявительницы о выплате задолженности по Судебному решению,