Постановление Европейского суда по правам человека от 20.06.2006 Дело Яшароглу (yasaroglu) против Турции

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ВТОРАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ЯШАРОГЛУ ({YASAROGLU}<**>) ПРОТИВ ТУРЦИИ"
(Жалоба N 45900/99)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 20 июня 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

<**>Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

По делу "Яшароглу против Турции" Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая Палатой в составе:

Ж.-П. Коста, Председателя Палаты,

И. Кабрала Баррето,

Р. Тюрмена,

М. Угрехелидзе,

А. Муларони,

Э. Фуры-Сандстрем,

Д. Поповича, судей,

а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 23 мая 2006 г.,

вынес следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 45900/99), поданной 13 мая 1996 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Турецкой Республики гражданкой этого государства Фатмой Яшароглу (Fatma {Yasaroglu}) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском суде представлял Г. Тунчер (G. Tuncer), адвокат из г. Стамбула (Istanbul). Власти Турции в Европейском суде были представлены Уполномоченным Турции при Европейском суде по правам человека.

3. Заявитель, в частности, утверждала, что ее муж был умышленно убит в ходе полицейского преследования.

4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., в день вступления в силу Протокола № 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола № 11 к Конвенции).

5. Жалоба была передана на рассмотрение в Третью секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда в рамках данной Секции была образована Палата для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

6. 1 ноября 2004 г. Европейский суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Настоящая жалоба была передана на рассмотрение во Вторую секцию, которая впоследствии также была преобразована (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

1 марта 2005 г. на основании пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд принял Решение одновременно рассмотреть жалобу по вопросу приемлемости и по существу.

7. Заявитель и власти Турции представили письменные доводы.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявитель родилась в 1969 году и проживает в г. Стамбуле. Она являлась супругой Эркана Яшароглу (Erkan {Yasaroglu}), погибшего в 1990 году.

A. Смерть Эркана Яшароглу
9. 11 июня 1990 г. И.А. (I.A.) явился в комиссариат полиции г. Малтепе (Maltepe) с заявлением об ограблении его магазина. Он подозревал Эркана Яшароглу, который являлся его бывшим сотрудником.

В тот же день полиция провела обыск по месту жительства Эркана Яшароглу. Полицейские обнаружили чеки, принадлежавшие И.А., а также 18 различных ключей. Эркан Яшароглу отсутствовал, обыск был произведен в присутствии заявителя.

10. 26 июня 1990 г. комиссариат полиции передал прокурору Республики г. Картала (Kartal) досье, включавшее в себя, в частности, жалобу И.А., протокол проведения обыска, ключи и копии обнаруженных чеков, с указанием, что подозреваемый Эркан Яшароглу будет переведен в прокуратуру после его задержания.

11. 11 августа 1990 г. около 11:00 И.А. вновь явился в комиссариат полиции, чтобы сообщить полиции о предстоящем переезде Эркана Яшароглу, который, по его мнению, намеревался сбить полицию со следа. Он повторил свою жалобу и потребовал задержать Эркана Яшароглу. Сотрудниками полиции был составлен протокол.

12. Двое полицейских, одетых в гражданскую одежду, в сопровождении брата И.А. отправились на место.

Полицейские представились; Эркан Яшароглу вначале сделал вид, что не является разыскиваемым лицом, затем бросился бежать. Согласно протоколу происшествия (olay {tutanagi}) несмотря на предупреждения и четыре предупредительных выстрела, произведенных двумя полицейскими, осуществлявшими преследование, Эркан Яшароглу продолжал бежать. Через два километра, когда погоня продолжалась в поле, полицейский И.Н. ({I.N.}) споткнулся, и выстрел, сделанный из его оружия, достиг Эркана Яшароглу, который находился на расстоянии 25 - 30 метров.

Последний скончался в гражданском госпитале г. Картала, куда его впоследствии доставили полицейские на автомобиле, принадлежавшем постороннему человеку И.К. (Y.K.).

B. Проведенное расследование инцидента
13. Инцидент произошел в сельской местности, жандармы собрали свидетельские показания полицейского И.Н. в качестве подозреваемого, а также свидетельские показания его напарника З.И. ({Z.I.}), брата И.А. - Н.А. (N.A.) и И.К. (Y.K.), лица, которое оказало помощь при перевозке раненого в госпиталь.

14. В тот же день прокурор в сопровождении врача осмотрел труп. Согласно протоколу ({olu} muayene {tutanagi}) было отмечено овальное входное отверстие под правой подмышкой и выход через грудную клетку ниже левого соска. Соответствующие отверстия также были обнаружены на рубашке.

15. Прокурор предписал перевести тело умершего в институт судебной медицины для точного установления причины смерти, а также расстояния, с которого был произведен выстрел, и других необходимых для расследования элементов.

16. 13 августа 1990 г. жандармы получили свидетельские показания трех очевидцев происшествия Ч.К. (C.K.), Х.Д. (H.D.) и Х.К. (H.K.).

15 августа 1990 г. прокурор, в свою очередь, получил свидетельские показания нескольких лиц.

17 августа 1990 г. И.Н. ({I.N.}) был помещен в предварительное заключение следственным судьей г. Пендик (Pendik).

17. В обвинительном заключении от 21 августа 1990 г. прокурор потребовал осуждения полицейского И.Н. по факту умышленного убийства на основании статьи 448 Уголовного кодекса Турции.

Заявитель явилась стороной, вступившей в дело, в ходе разбирательства, которое проходило в Суде по уголовным делам г. Картала.

Из обвинительного заключения и протокола заседаний следует, что были проведены баллистические экспертизы гильзы, обнаруженной на месте преступления, а также табельного оружия полицейского, которое было изъято за это время.

18. В ходе судебного заседания 17 сентября 1990 г., принимая во внимание содержание досье и тот факт, что правовая квалификация преступления могла измениться, полицейский был оправдан.

19. 15 января 1991 г. отделение судебной медицины медицинского факультета имени Джеррах-паши ({Cerrahpasa}) представило подробное заключение о вскрытии, проведенном 13 августа 1990 г. Соответствующие части этого заключения содержат следующее:

"ВНЕШНИЙ ОСМОТР
/.../
1 - Выходное отверстие диаметром 1 см, от пули, выпущенной из огнестрельного оружия, на 6 см ниже подмышечной впадины на крайней левой линии подмышечной впадины,

2 - Входное отверстие пули, выпущенной из огнестрельного оружия, на 7 см ниже подмышечной впадины, на расстоянии 5 см от внутренней задней линии подмышки на конечности правой лопатки,

Ссадина диаметром 1 см с гематомой, вызванной пулей, выпущенной из огнестрельного оружия, на бицепсе левой руки на расстоянии 5 см от подмышечной впадины.

ВНУТРЕННИЙ ОСМОТР
...пуля вошла [через отверстие] № 2 [вышеупомянутое] между седьмым и восьмым ребрами, прошла сквозь правое легкое..., левое предсердие, сломала четвертое левое ребро и вышла через [отверстие] № 1 [вышеупомянутое]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
1 -...смерть наступила в связи с внутренним кровоизлиянием..., вызванным проникновением пули,

2 - В тело попали две пули. Одна, вошедшая через [отверстие] № 2 и вышедшая через [отверстие] № 1, являлась смертельной, другая не являлась смертельной.

3 - Согласно эпидермическим измерениям выстрел не был сделан в упор. В случае необходимости определения точного расстояния, с которого был произведен выстрел, рекомендуется провести исследование одежды, имевшейся на потерпевшем во время инцидента, в отделении физических исследований,

4 - Из тела не было извлечено никакой пули,

5 - Не было обнаружено никакого отравляющего вещества... [при проведении токсикологического исследования 9 ноября 1990 г.]".

20. Суд по уголовным делам рассмотрел различные доказательства, принимая во внимание доводы защиты И.Н., которая, в частности, утверждала, что он споткнулся и упал на землю в момент совершения смертельного выстрела. Суд, рассматривавший дело по существу, заслушал очевидцев, которые, однако, не могли утверждать, предшествовал ли выстрел падению полицейского.

21. 4 июля 1991 г. суд по уголовным делам провел осмотр места происшествия.

В ходе заседания 17 июля 1991 г. суд по уголовным делам потребовал проведения экспертизы в институте судебной медицины по конкретным поставленным им вопросам в отношении, в частности, оружия, гильзы и возможности случайного выстрела вследствие падения.

22. 3 ноября 1991 г. отделение физических и баллистических исследований института судебной медицины представило свое заключение относительно оружия и гильзы. Согласно этому заключению спуск курка требует давления в 3,5 кг, следовательно, выстрел не может произойти в связи с обычным падением, столкновением или ударом этого оружия; исследованная гильза от пули была выпущена из этого оружия.

23. После осмотра рубашки погибшего институт судебной медицины в своем заключении от 25 мая 1992 г. сделал вывод, что выстрел был произведен с расстояния, превышающего 35 - 40 см, которое считается выстрелом в упор для этого типа оружия, однако на основании имевшихся данных невозможно установить точное расстояние, с которого был осуществлен выстрел.

В ходе заседания 13 июля 1992 г. заявитель утверждала, что она не оспаривает заключения вышеупомянутых экспертиз.

24. 3 июня 1992 г. после рассмотрения вышеупомянутых заключений, а также заключения о вскрытии, палата № 1 специалистов института судебной медицины провела экспертизу по вопросам, поставленным судом по уголовным делам. В частности, она указала, что невозможно установить, была ли вызвана ссадина, обнаруженная на левой руке, второй пулей или она была получена от пули, которая прошла сквозь тело, войдя в правую часть спины и выйдя через левую подмышечную впадину, поскольку в этом месте [на рукаве] рубашки нет отверстия, и речь не идет о выстреле в упор. Она также отметила, что, в случае если речь идет о движении, место и проникновение ранения не могут позволить определить уровень и направление выстрела и что, следовательно, не могут быть установлены ни положение стрелявшего, ни положение жертвы.

25. 25 сентября 1992 г. суд по уголовным делам потребовал проведения дополнительной экспертизы о вероятности случайного выстрела вследствие падения. Представитель заявителя, вступившей в дело, потребовал также установить количество выстрелов.

26. Согласно заключению института судебной медицины от 21 октября 1992 г. обстоятельства, при которых произошел инцидент, не могли быть установлены научным образом; следовательно, не мог быть определен характер необходимого давления на курок, однако тот факт, что выстрел явился результатом непроизвольного нажатия на курок в момент падения, является реальной вероятностью.

27. Признав, что между двумя заключениями существует противоречие, суд по уголовным делам обратился к пленарной палате института судебной медицины, которая вначале потребовала заключение палаты специалистов.

В своем заключении от 17 февраля 1993 г. палата специалистов повторила свои предыдущие выводы и, в частности, уточнила, что вопросы о том, была ли вызвана ссадина другим выстрелом или она явилась результатом смертельного выстрела и был ли совершен смертельный выстрел умышленно или он явился результатом непроизвольного нажатия пальцем на спусковой крючок в момент падения, не могут быть научно установлены, а, скорее, требуют полицейского расследования.

В своем заключении от 18 марта 1993 г. пленарная палата подтвердила выводы палаты специалистов.

28. В ходе заседания 9 июня 1993 г. представитель заявителя, вступившей в дело, утверждал, что он не оспаривает заключение, сделанное пленарной палатой.

29. Постановлением от 1 июня 1994 г., принимая вышеупомянутые элементы, а также показания свидетелей, суд по уголовным делам вначале сделал вывод о том, что ссадина была вызвана той же пулей, которая прошла сквозь тело, и что, следовательно, в покойного был произведен только один выстрел. Вместе с тем, учитывая, в частности, траекторию движения пули, вызвавшей смерть, которая может быть объяснена только выстрелом, совершенным из положения стоя, суд сделал вывод, что И.Н. выстрелил до того, как споткнуться. При этом суд установил, что обвиняемый преследовал погибшего, с которым он не был знаком и, следовательно, для убийства которого у него не было никакого мотива, около двух километров в предусмотренных законом условиях, поскольку речь идет о служебных обязанностях полицейских, и что он сделал два предупредительных выстрела.

Вместе с тем суд сделал вывод, что обвиняемый не имел права прибегать к оружию, поскольку ход рассматриваемых событий не соответствовал каким-либо версиям, предусмотренным положениями статьи 49 Уголовного кодекса Турции (осуществление служебных обязанностей, законная защита) или статьи 16 Закона № 2559 о правах и обязанностях полиции при использовании огнестрельного оружия только в ситуациях очевидного правонарушения или преступления, предусматривающего тяжкое наказание или побег задержанного. Таким образом, он отклонил доводы защиты и истолковал действия полицейского как намерение ранить с целью совершить задержание, однако, принимая во внимание последовавшую смерть, квалифицировал их как непреднамеренное убийство. Соответственно, он приговорил полицейского И.Н. к наказанию в виде лишения свободы сроком на шесть лет и восемь месяцев на основании статьи 452 Уголовного кодекса Турции.

30. 14 декабря 1994 г. после проведения заседания Кассационный суд Турции отменил этот приговор на том основании, что полицейский применил табельное оружие при исполнении своих обязанностей, что ничто в материалах дела конкретно не противоречит версии, согласно которой оружие выстрелило при его падении, и что также невозможно утверждать, что при совершении этого действия обвиняемый прибег к крайним мерам. Таким образом, он направил дело на новое рассмотрение в суд по уголовным делам.

31. 24 мая 1995 г. в соответствии с решением Кассационного суда Турции суд по уголовным делам прекратил разбирательство по делу (ceza tertibine yer {olmadigi}), в частности, на том основании, что в заключении института судебной медицины от 18 марта 1993 г. почти не исключалась версия в пользу обвиняемого, заключавшаяся в том, что выстрел мог быть вызван его падением на землю, что ничто в материалах дела не дает возможности