Постановление Европейского суда по правам человека от 19.06.2006 Дело Хуттен-Чапска (hutten-czapska) против Польши [рус., англ.]

Город принятия

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО "ХУТТЕН-ЧАПСКА (HUTTEN-CZAPSKA) ПРОТИВ ПОЛЬШИ"
(Жалоба N 35014/97)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 19 июня 2006 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Хуттен-Чапска против Польши" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:

Л. Вильдхабера, Председателя Палаты,

Х.Л. Розакиса,

Ж.-П. Коста,

Б.М. Цупанчича,

Дж. Бонелло,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

К. Трайя,

С. Ботучаровой,

М. Угрехелидзе,

В. Загребельского,

Х. Гаджиева,

Э. Мийера,

С.Э. Йебенса,

Д. Тора Бъоргвинссона,

И. Зиемеле, судей,

А. Вырозумски, судьи ad hoc,

а также при участии Т.Л. Эрли, Секретаря Секции Суда,

заседая 11 января и 17 мая 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес на последнем заседании следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 35014/97), поданной 6 декабря 1994 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Республики Польша гражданкой Франции Марией Хуттен-Чапска (Maria Hutten-Czapska) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском суде представлял Б. Соханьски ({B. Sochanski}*), юрист из г. Щецина (Szczecin), Польша. Власти Польши в Европейском суде были представлены Уполномоченным Польши при Европейском суде по правам человека Я. Воласевичем ({J. Wolasiewicz}), Министерство иностранных дел Польши.

____________________________
*Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

3. Заявитель, в частности, утверждала, что ситуация, созданная введением законов, налагающих ограничения на права арендодателей (наймодателей) в отношении увеличения размера арендной платы и расторжения договора аренды жилья (жилищного найма), представляла собой нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

4. 1 ноября 1998 г., в день вступления в силу Протокола № 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола № 11 к Конвенции), жалоба была передана на рассмотрение в Европейский суд.

5. Жалоба была передана на рассмотрение в Четвертую секцию Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

Решением от 16 сентября 2003 г. после проведения слушания по вопросу о приемлемости жалобы и по существу дела Палата этой Секции в составе сэра Николаса Братца, Председателя Палаты, М. Пеллонпяя, В. Стражнички (судьи, назначенной властями Польши для участия в рассмотрении дела), Й. Касадеваля, Р. Марусте, С. Павловского, Х. Боррего Боррего, судей, а также при участии М. О'Бойла, Секретаря Секции Суда, объявила жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

6. В Постановлении от 22 февраля 2005 г. (далее - Постановление Палаты) Европейский суд установил, что в данном деле имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Кроме того, Европейский суд постановил, что в основе вышеуказанного нарушения лежит системная проблема, связанная с ненадлежащим функционированием национального законодательства, которое заключается в том, что законы устанавливали, и продолжают устанавливать, в отношении арендодателей ограничения по увеличению размера арендной платы за сдаваемое ими в аренду жилье, в результате чего они не могут даже компенсировать свои расходы на содержание и хозяйственно-техническое обслуживание сдаваемого в аренду жилья.

В связи с этим Европейский суд указал, что, чтобы положить конец установленному в настоящем деле структурному нарушению, государство-ответчик должно посредством введения соответствующих правовых или иных мер обеспечить заявителю и иным лицам, находящимся в аналогичной ситуации, возможность получать достаточный размер арендной платы и предоставить им механизм, смягчающий указанные выше последствия контроля со стороны государства в отношении увеличения арендной платы.


В отношении компенсации причиненного заявителю установленным в данном деле нарушением материального ущерба или морального вреда Европейский суд постановил, что вопрос о применении статьи 41 Конвенции не был готов к разрешению, и отложил рассмотрение данного вопроса, предложив властям Польши и заявителю представить в течение шести месяцев с даты, когда Постановление по данному делу вступит в силу, свои дальнейшие замечания по данному вопросу и, в частности, уведомить Европейский суд о возможности заключения ими мирового соглашения.

Кроме того, что касается статьи 41 Конвенции, Европейский суд счел, что данный вопрос должен быть решен не только с учетом мирового соглашения, которое могут заключить стороны, но и в свете тех индивидуальных мер или мер общего характера, которые власти Польши могут принять при исполнении данного Постановления. До принятия соответствующих мер общего характера Европейский суд отложил рассмотрение жалоб, основанных на той же общей причине (см. § 196 Постановления Палаты).

7. 20 мая 2005 г. в соответствии со статьей 43 Конвенции и правилом 73 Регламента Суда власти Польши направили в Европейский суд обращение о передаче дела на рассмотрение в Большую палату. 6 июля 2005 г. коллегия Большой палаты удовлетворила это обращение властей Польши.

8. Состав Большой палаты был определен в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правилом 24 Регламента Суда. Судья В. Стражничка, назначенная властями Польши для участия в рассмотрении дела, отказалась от участия в рассмотрении дела Большой палатой (правило 28 Регламента Суда). Соответственно, власти Польши назначили судью А. Вырозумска (A. Wyrozumska) для участия в рассмотрении дела в качестве судьи ad hoc (пункт 2 статьи 27 Конвенции и пункт 1 правила 29 Регламента Суда).

9. Как заявитель, так и власти Польши представили письменные замечания по существу дела. Впоследствии стороны направили возражения в письменной форме на доводы противоположной стороны.

10. 11 января 2006 г. во Дворце прав человека в г. Страсбурге состоялось открытое слушание по делу (пункт 3 Правила 59 Регламента Суда).

В Европейский суд явились:

a) от властей Польши:

П. Стычень ({P. Styczen}), советник,

Я. Воласевич ({J. Wolasiewicz}), Уполномоченный Польши при Европейском суде по правам человека,

З. Жыдак ({Z. Zydak}),

Я. Байор (J. Bajor),

С. Яцковски (S. Jackowski),

А. Межыковска ({A. Mezykowska}), эксперты;

b) от заявителя:

Б. Соханьски ({B. Sochansky}), советник,

П. Пашковски (P. Paszkowski), эксперт.

Европейский суд заслушал обращения Б. Сохански, Я. Воласевича и П. Стыченя.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
11. Заявитель, гражданка Франции, уроженка Польши, родилась в 1931 году. Долгое время она проживала в г. Андреси ({Andresy}), Франция. В настоящее время она проживает в г. Познани ({Poznan}), Польша. Она имеет в собственности дом и земельный участок в г. Гдыне (Gdynia), Польша. Ранее собственниками этого недвижимого имущества являлись ее родители.

A. Общая ситуация
12. В основе польского законодательства по вопросам регулирования размера арендной платы лежат многие исторические и современные факторы. Законодательные схемы, ограничивающие права арендодателей и регулирующие увеличение размера арендной платы, начали действовать еще до Второй мировой войны. Представленное ниже описание общей ситуации основано на фактах, установленных Конституционным Судом Польши ({Trybunal} Konstytucyjny), который 12 января 2000 г. в одном из своих постановлений по вопросу конституционности некоторых аспектов законов по регулированию арендной платы подробно рассмотрел историческую базу этих законов и факторов, способствующих сохранению ограничений, которые относятся к ранней стадии коммунистического режима в Польше.

13. Порядок регулирования размера арендной платы был установлен вследствие введения бывшими коммунистическими властями так называемого "Государственного управления жилищным фондом" (publiczna gospodarka lokalami) (см. ниже § 67 - 70), которое сопровождалось положениями, существенно ограничивающими размер взимаемой арендной платы. В основе применимых положений лежит исключительно жесткое распределение жилищных ресурсов, которое существовало первые 30 лет коммунистического режима в Польше.

14. После падения коммунистического режима в 1989 году обстоятельства существенно не изменились; действительно, в начале 1990-х годов жилищная ситуация в Польше была чрезвычайно сложной, о чем свидетельствовал дефицит жилья, с одной стороны, и высокая цена на квартиры, с другой стороны. Регулируемая государством арендная плата, которая применялась и в отношении зданий, находящихся в частной собственности, покрывала только 30% действительных расходов на содержание и техническое обслуживание зданий.

В 1994 году эти социальные и экономические факторы побудили органы законодательной власти не только сохранить элементы так называемого "особого порядка аренды" ({szczegolny} tryb najmu) (см. также ниже § 73) в отношении государственных жилых помещений, но и продолжать применение этого порядка - временно, в течение 10 лет до 31 декабря 2004 г. - в отношении находящихся в частной собственности зданий и жилых домов. Эта система являлась совокупностью ограничений в отношении размера взимаемой арендной платы и ограничений в отношении прекращения аренды (жилищного найма), даже в отношении арендаторов (нанимателей жилья), которые не выполняли условия договора аренды.

15. Материалы, собранные Конституционным Судом Польши в 2000 году, включали в себя отчет Управления жилищного строительства и городского развития ({Urzad} Mieszkalnictwa i Rozwoju Miast). Согласно этому отчету в 1998 году, через четыре года после введения в действие порядка регулирования размера арендной платы 1994 года, установленная согласно этому порядку средняя арендная плата покрывала только 60% расходов на содержание и техническое обслуживание жилых зданий. Недостачу средств должны были восполнять арендодатели. Масштаб проблемы оказался очень большим, поскольку на тот момент порядок регулирования размера арендной платы охватывал 2960000 жилых зданий (25,5% всех жилищных ресурсов страны); в это число входили около 600000 квартир, находящихся в зданиях, собственниками которых являлись частные лица. Общее количество квартир в Польше составляло около 11600000. Квартиры в частных домах, на которые распространялся порядок регулирования размера арендной платы, составляли 5,2% всех жилищных ресурсов страны.

В отчете, среди прочего, говорилось:

"До... [1994 года], установленная законом арендная плата, размер которой был определен Кабинетом (Cabinet), покрывала около 30% расходов на текущее содержание и техническое обслуживание зданий. В настоящее время, спустя четыре года после введения в действие порядка регулирования размера арендной платы [1994 года], муниципальные образования устанавливают такой уровень арендной платы, который покрывает 60% расходов на содержание и техническое обслуживание...

Что касается зданий, находящихся в собственности муниципальных образований, то недостачу покрывают муниципальные власти, которые часто используют для этого избыточную прибыль, получаемую от сдачи в аренду торговых помещений.

Что касается зданий, находящихся в частной собственности, то в тех случаях, когда арендаторы жилья платят регулируемую арендную плату, недостачу восполняют собственники зданий".

16. В 2003 - 2004 годах в ходе подготовки законопроекта, вносящего изменения в законодательство по регулированию размера арендной платы (см. ниже § 114 et seq.), власти Польши собрали большое число материалов, описывающих настоящую общую ситуацию по жилищному вопросу в Польше.

Данная ситуация характеризовалась серьезным дефицитом жилых зданий. По данным Национальной переписи населения и жилищного фонда (National Population and Housing Census) 2002 года соответствующий дефицит, представленный как разница между общим количеством семей и числом квартир, составляет 1500000 квартир. Отмечался крайне острый дефицит квартир, сдаваемых в аренду.

17. Согласно данным, полученным Центральным управлением статистики ({Glowny Urzad} Statystyczny) по общему финансовому положению домашних хозяйств, в 1998 - 2003 годах расходы на содержание домашнего хозяйства, такие, как арендная плата и затраты на электроэнергию, составляли 14,5 - 15,4% от всех расходов (18,6 - 19,0% в домашних хозяйствах пенсионеров). В то же время от 7 до 10 процентов польских семей имели задолженность по арендной плате (1998 год - 7,5%, 1999 год - 7%, 2000 год - 7%, 2002 год - 10%, 2003 год - 9%).

В 2000 году около 54% населения страны находились за чертой бедности, из которых 8% жили в крайней нищете. В 2002 году 58% населения страны находились за чертой бедности, из которых 11% - в крайней нищете.

18. Различные отчеты, полученные Управлением жилищного строительства и городского развития, подтвердили, что правовые положения, касающиеся защиты прав арендаторов жилья, применимые до 31 декабря 2004 г. (см. ниже § 89 - 93), ограничивали наличие квартир для сдачи в аренду. По мнению властей, введение так называемой "коммерческой аренды" (najem komercyjny) - то есть рыночной аренды - посредством отмены ограничений увеличения размера арендной платы в отношении зданий, находящихся в частной собственности, и освобождения частных арендодателей от обязательства предоставлять неплатежеспособным арендаторам альтернативное место для проживания после расторжения их договора аренды, должно побудить частных инвесторов к строительству многоквартирных домов, предназначенных исключительно для сдачи в аренду.

19. Власти Польши привели различные данные, чтобы показать на какое количество человек оказал воздействие введенный порядок регулирования размера арендной платы. Они отметили, что по сведениям, предоставленным Управлением жилищного строительства и городского развития, действие соответствующих законов оказало влияние на около 100000 арендодателей и 600000 арендаторов жилья. По другим источникам, приведенным властями Польши, общее число соответствующих лиц составляло около 100000 арендодателей и 900000 арендаторов жилья.

B. Обстоятельства дела до вынесения Постановления Палаты
1. События, имевшие место до 10 октября 1994 г.

20. Дом заявителя был построен в 1936 году как односемейный дом. Изначально он состоял из двухэтажной квартиры, подвального помещения и чердачного этажа.

21. Во время Второй мировой войны в этом доме проживали офицеры Германской армии (Wehrmacht). В мае 1945 года Красная армия захватила этот дом и разместила в нем на некоторое время своих офицеров.

22. 19 мая 1945 г. глава Департамента по жилищным вопросам Городского совета г. Гдыни (Kierownik Wydzialu Mieszkaniowego Magistratu Miasta Gdynia) вынес решение