Сайт по международному праву
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Постановление Европейского суда по правам человека от 23.04.2009 Дело Сибгатуллин (sibgatullin) против Российской Федерации [рус., англ.]


(неофициальный перевод)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "СИБГАТУЛЛИН (SIBGATULLIN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба № 32165/02)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 23 апреля 2009 года)

По делу "Сибгатуллин против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 2 апреля 2009 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой № 32165/02, поданной против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Германом Наильевичем Сибгатуллиным (далее - заявитель) 10 декабря 2002 г.

2. Интересы заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представлял Центр содействия международной защите. Власти Российской Федерации были представлены бывшими Уполномоченными Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым и В.В. Милинчук.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что его право на справедливое судебное разбирательство было нарушено рассмотрением кассационной жалобы по его делу в его отсутствие.

4. 8 июля 2005 г. председатель Первой секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. 13 сентября 2007 г. председатель Первой секции предложил властям Российской Федерации представить дополнительные письменные объяснения по вопросу о приемлемости и по существу дела в соответствии с подпунктом "с" пункта 2 правила 54 Регламента Суда.

6. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский суд отклонил их.

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

7. Заявитель родился в 1966 году и проживает в г. Нижнем Тагиле Свердловской области. В настоящее время он отбывает срок лишения свободы в г. Нижнем Тагиле.

8. В сентябре 2001 г. заявитель и Б. были задержаны по подозрению в совершении трех убийств и заключены под стражу. Заявитель утверждал, что подвергался жестокому обращению в заключении. Однако он не подал каких-либо жалоб в этом отношении в компетентные национальные органы.

9. 22 февраля 2002 г. Свердловский областной суд (далее - суд первой инстанции) рассмотрел дело с участием заявителя, его защитника Ч. и соподсудимой Б. Заявитель утверждал, что Б. безуспешно пыталась задушить первую потерпевшую кабелем и просила заявителя о помощи. Заявитель затянул кабель. После этого он задушил второго потерпевшего. Он также утверждал, что третий потерпевший был убит его соподсудимой. Соподсудимая Б. утверждала, что заявитель убил третьего потерпевшего ножом.

10. Суд первой инстанции счел, что показания Б. относительно третьего убийства были непротиворечивы и соответствовали иным доказательствам, представленным суду, и, соответственно, заслуживали большего доверия. Он признал заявителя виновным в трех убийствах и краже и приговорил к 20 годам лишения свободы. Он признал Б. виновной в соучастии в совершении первого и второго убийств, а также кражи и приговорил ее к 15 годам лишения свободы. Приговор гласил, что заявитель и его соподсудимая могли обжаловать его в Верховный суд Российской Федерации в течение семи дней с даты получения копии приговора.

11. В своей жалобе на приговор от 22 февраля 2002 г. заявитель и его защитник утверждали, в частности, что выводы суда первой инстанции в отношении вины заявителя в первом убийстве не подтверждались доказательствами, представленными суду первой инстанции. Первая потерпевшая была задушена Б., и когда заявитель подошел к ней, она уже была мертва. Осуждение заявителя за третье убийство было основано исключительно на показаниях Б., которые подтверждались лишь предположениями суда. Заявитель и его защитник просили об отмене приговора и передаче дела на новое рассмотрение. При подаче жалобы заявитель не выразил прямо желание участвовать в заседании суда кассационной инстанции. Соподсудимая заявителя не обжаловала приговор.

12. 15 августа 2002 г. Верховный суд Российской Федерации (далее - Верховный суд) рассмотрел жалобу заявителя с участием прокурора и отклонил ее. Заявитель и его защитник не участвовали в заседании.

13. 26 октября 2005 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации подал надзорное представление на Кассационное определение от 15 августа 2002 г. в Президиум Верховного суда на том основании, что заявитель и его защитник не были уведомлены надлежащим образом о заседании суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и, соответственно, не могли участвовать в нем. Он просил отменить указанное определение и передать дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

14. 5 апреля 2006 г. Президиум Верховного суда отменил Определение от 15 августа 2002 г. и передал дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции. Представляется, что ни заявитель, ни его представитель не участвовали в заседании.

15. 23 мая 2006 г. начальник изолятора, в котором содержался заявитель, получил телеграмму, в которой было указано: "Уведомить Сибгатуллина, что его дело будет рассматриваться Верховным судом Российской Федерации в 10 часов 29 июня 2006 г.". В тот же день заявитель прочел телеграмму. Аналогичное уведомление было также направлено защитнику заявителя Ч.

16. 29 июня 2006 г. Верховный суд рассмотрел кассационную жалобу в отсутствие заявителя и его защитника. Он заслушал прокурора, который просил приговор в части осуждения заявителя за три эпизода убийства оставить без изменения и уменьшить срок наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности за кражу.

17. Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции счел, в частности, что суд первой инстанции правильно установил на основе представленных суду доказательств, что, когда заявитель затягивал кабель, первая потерпевшая еще была жива, и что, соответственно, он убил ее. Он также подтвердил вывод суда первой инстанции о том, что заявитель убил третьего потерпевшего. Верховный суд заключил, что суд первой инстанции правильно квалифицировал действия заявителя как убийства и назначил соответствующее наказание. Он оставил без изменения приговор, что касается осуждения заявителя за убийства, уменьшил срок наказания в части кражи и приговорил заявителя к 19 годам и шести месяцам лишения свободы.

18. Из Определения от 29 июня 2006 г. не следует, что суд кассационной инстанции проверял, был ли заявитель надлежащим образом уведомлен о заседании и выражал ли он желание участвовать в нем.

19. 4 июля 2006 г. заявитель, который предположительно не знал о заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г., но в определенный момент узнал о том, что Кассационное определение от 15 августа 2002 г. было отменено 5 апреля 2006 г., направил дополнительную кассационную жалобу в суд кассационной инстанции. В ту же дату он подал отдельное ходатайство о разрешении участвовать в заседании суда кассационной инстанции и просил указанный суд назначить ему защитника.

II. Применимое национальное законодательство и практика

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

от 18 декабря 2001 г., действующий

с 1 июля 2002 г. (далее - УПК)

20. Суды, рассматривающие уголовное дело в кассационном порядке, проверяют законность, обоснованность и справедливость приговора (статья 360).

21. Если осужденный желает участвовать в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, то об этом указывается в его кассационной жалобе (часть 1 статьи 375).

22. О дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Вопрос о вызове осужденного, содержащегося под стражей, решается судом. Осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Явившийся в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях. Неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела (части 2 - 4 статьи 376).

23. В заседании суд кассационной инстанции заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу или представление, в обоснование своих доводов и возражения другой стороны. При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства или дополнительные материалы, представленные сторонами в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационной жалобе или в возражениях противной стороны (статья 377).

24. Суд кассационной инстанции может оставить без удовлетворения жалобу, а приговор - без изменения, отменить приговор и прекратить уголовное дело, отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение или изменить приговор (статья 378).

ПРАВО

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

25. Заявитель жаловался на основании статьи 6 Конвенции на несправедливость уголовного разбирательства в его отношении, поскольку заседания суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и 29 июня 2006 г. были проведены в его отсутствие. Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:...

(c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника...".

A. Доводы сторон

26. Власти Российской Федерации признали, что ни заявитель, ни его защитник не были уведомлены о заседании суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. в нарушение статьи 376 УПК. В связи с этим по представлению заместителя Генерального прокурора было возбуждено надзорное разбирательство. 5 апреля 2006 г. Президиум Верховного суда Российской Федерации отменил Кассационное определение от 15 августа 2002 г. и направил дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции. Новое рассмотрение дела в кассационном порядке состоялось 29 июня 2006 г. Заявитель и его защитник были надлежащим образом уведомлены о заседании телеграммами, направленными 4 мая 2006 г. Заявитель получил уведомление 23 мая 2006 г., однако он представил ходатайство об участии в заседании суда кассационной инстанции лишь 4 июля 2006 г. В кассационной жалобе он не просил обеспечить его присутствие при рассмотрении дела. Соответственно, принимая во внимание, что заявитель и его защитник были надлежащим образом уведомлены о заседании, что заявитель не представил ходатайство об участии в заседании в надлежащий срок, что его защитник не явился в суд без уважительных причин и не просил отложить заседание, суд кассационной инстанции рассмотрел дело в их отсутствие. Власти Российской Федерации заключили, что заявитель имел возможность принять участие в заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г., но не воспользовался ею. Соответственно, российские власти соблюдали требования пункта 1 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

27. Заявитель утверждал, что ни он, ни его защитник не были уведомлены о надзорном производстве и его результате. В телеграмме от 4 мая 2006 г., которую он получил 23 мая 2006 г., сообщалось, что заседание по делу назначено на 29 июня 2006 г., без уточнения характера заседания. Кроме того, власти Российской Федерации не представили доказательств получения уведомления его защитником. Соответственно, нельзя утверждать, что его защитник был надлежащим образом уведомлен о заседании суда кассационной инстанции. Кроме того, с момента первого заседания суда кассационной инстанции прошло четыре года, и договор, заключенный между заявителем и его защитником, прекратился. Власти были обязаны проверить, представлял ли кто-либо интересы заявителя, и обеспечить его иным представителем при необходимости. Заявитель заключил, что неуведомление его властями о событиях по делу и неуведомление его защитника о заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г. нарушило его право на справедливое разбирательство дела и не обеспечивало приемлемого возмещения в связи с неуведомлением его и его защитника о заседании суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г.

B. Мнение Европейского суда

1. Приемлемость жалобы

28. Власти Российской Федерации утверждали, что надзорная процедура и новое рассмотрение дела судом кассационной инстанции обеспечили возмещение в связи с нарушениями в первоначальном кассационном разбирательстве. Соответственно, можно сделать вывод о том, что они ссылались на утрату заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции в отношении кассационного разбирательства 15 августа 2002 г.

29. В этом отношении Европейский суд напоминает, что заявитель лишается его или ее статуса жертвы, если национальные власти признали нарушение Конвенции, прямо или по существу, а затем обеспечили соответствующее и достаточное возмещение нарушения (см., например, Постановление Большой палаты по делу "Скордино против Италии" (Scordino v. Italy) (N 1), жалоба № 36813/97, § 178 - 193, ECHR 2006-...).

30. Что касается первого условия, а именно признания нарушения Конвенции, Европейский суд полагает, что постановление Президиума об отмене Кассационного определения от 15 августа 2002 г. составляет признание нарушения статьи 6 Конвенции.

31. В отношении второго условия, а именно соответствующего и достаточного возмещения нарушения, Европейский суд должен убедиться, обеспечивали ли меры, принятые властями в конкретных обстоятельствах настоящего дела, соответствующее возмещение заявителю для определения того, может ли он по-прежнему считаться жертвой. Что касается возражения властей Российской Федерации по этому поводу, оно тесно связано с существом жалобы заявителя, поэтому Европейский суд решил отложить его до рассмотрения жалобы по существу.

32. Европейский суд полагает, что жалоба заявителя на проведение заседаний суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и 29 июня 2006 г. в его отсутствие не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский суд далее отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Она, соответственно, должна быть признана приемлемой.

2. Существо жалобы

a) Общие принципы

33. Европейский суд напоминает, что объект и цель статьи 6 Конвенции, взятой в целом, предполагают, что лицо, "обвиняемое в совершении преступления", имеет право участвовать в процессе. Кроме того, подпункты "c", "d" и "e" пункта 3 статьи 6 Конвенции гарантируют каждому "обвиняемому в совершении преступления" права "защищать себя лично", "допрашивать свидетелей или иметь право на то, чтобы свидетели были допрошены" и "пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке", осуществление которых сложно представить при его отсутствии в заседании (см. Постановление Европейского суда от 12 февраля 1985 г. по делу "Колоцца против Италии" (Colozza v. Italy), Series A, № 89, § 27). На основе этого толкования статьи 6 Конвенции Европейский суд постановил, что обязанность обеспечить право обвиняемого по уголовному делу присутствовать в суде - как в течение разбирательства в суде первой инстанции, так и при новом рассмотрении дела - расценивается как одно из существенных требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 24 марта 2005 г. по делу "Стоичков против Болгарии" (Stoichkov v. Bulgaria), жалоба № 9808/02, § 56).

34. Личное присутствие обвиняемого не имеет такого решающего значения для процедуры обжалования, какое оно имеет для слушания в суде первой инстанции (см. Постановление Европейского суда от 19 декабря 1989 г. по делу "Камасинский против Австрии" (Kamasinski v. Austria), § 106, Series A, № 168). Вопрос о том, каким образом статья 6 Конвенции применяется к процедурам обжалования, решается с учетом особенностей указанных процедур - необходимо принимать во внимание все множество процедур в национальном правовом порядке и роль в нем суда, рассматривающего жалобу (см. Постановление Европейского суда от 26 мая 1988 г. по делу "Экбатани против Швеции" (Ekbatani v. Sweden), Series A, № 134, § 27).

35. Разбирательства о разрешении на обжалование и разбирательства, затрагивающие лишь вопросы права, но не вопросы факта, могут соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, даже если лицу, обратившемуся с жалобой, не предоставлялась возможность быть заслушанным лично апелляционным или кассационным судом при условии, что он был заслушан судом первой инстанции (см., в частности, Постановление Европейского суда от 2 марта 1987 г. по делу "Моннелл и Моррис против Соединенного Королевства" (Monnell and Morris v. United Kingdom), § 58, Series A, № 115, что касается вопроса разрешения на обжалование; и Постановление Европейского суда от 22 февраля 1984 г. по делу "Зуттер против Швейцарии" (Sutter v. Switzerland), § 30, Series A, № 74, что касается кассационного суда).

36. В процедурах обжалования, в которых дело пересматривается как с точки зрения фактов, так и с точки зрения права, статья 6 Конвенции не всегда требует обеспечения права на публичное разбирательство дела, а еще менее права на личное присутствие (см. Постановление Европейского суда от 29 октября 1991 г. по делу "Фейде против Швеции" (Fejde v. Sweden), § 33, Series A, № 212-C). При рассмотрении этого вопроса должны, в частности, учитываться особенности конкретного судебного разбирательства и то, насколько интересы защиты представлены и гарантированы в суде, рассматривающем жалобу, особенно с учетом разрешаемых вопросов и их значения для лица, подающего жалобу (см., в частности, Постановление Европейского суда от 21 сентября 1993 г. по делу "Кремцов против Австрии" (Kremzow v. Austria), § 59, Series A, № 268-B; Постановление Европейского суда от 25 марта 1998 г. по делу "Бельзюк против Польши" (Belziuk v. Poland), § 37, Reports of Judgments and Decisions 1998-II; и Постановление Большой палаты по делу "Эрми против Италии" (Hermi v. Italy), жалоба № 18114/02, § 62, ECHR 2006-...). Например, если суд, рассматривающий жалобу, обязан полностью оценить вопрос виновности или невиновности, он не может разрешать дело без прямой оценки доказательств, представленных лично обвиняемым с целью доказать, что он не совершал деяний, вменяемых ему в качестве преступления (см. Постановление Европейского суда от 6 июля 2004 г. по делу "Дондарини против Сан-Марино" (Dondarini v. San Marino), жалоба № 50545/99, § 27).

37. Европейский суд также напоминает, что принцип равенства сторон является одним из признаков более широкого понятия справедливого судебного разбирательства, которое также включает основополагающий принцип состязательности уголовного судебного разбирательства. Последняя означает, что в уголовном деле обвинению и защите должна быть предоставлена возможность знать позицию другой стороны и представленные ею доказательства и высказывать свое мнение о них (см. Постановление Европейского суда от 28 августа 1991 г. по делу "Брандштеттер против Австрии" (Brandstetter v. Austria), Series A, № 211, § 66 - 67).

b) Применение вышеприведенных принципов в настоящем деле

38. Европейский суд напоминает, что требования пункта 3 статьи 6 Конвенции являются специальными аспектами права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Соответственно, он должен рассмотреть жалобу заявителя на основании этих положений, взятых совместно (см. Постановление Большой палаты по делу "Ван Гейсегем против Бельгии" (Van Geyseghem v. Belgium), жалоба № 26103/95, § 27, ECHR 1999-I).

39. Европейский суд отмечает, что в российском уголовном процессе юрисдикция судов кассационной инстанции распространяется на вопросы права и факта, имеющие отношение к установлению уголовной ответственности и назначению наказания. Они могут исследовать доказательства и дополнительные материалы, непосредственно представленные сторонами. После рассмотрения дела суд кассационной инстанции может оставить жалобу без удовлетворения, а приговор без изменения, отменить приговор и прекратить уголовное дело, отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение или изменить приговор (см. раздел "Применимое национальное законодательство и практика" настоящего Постановления, § 20 и 23 - 24).

40. В своей кассационной жалобе заявитель и его защитник оспаривали осуждение заявителя по фактическим и правовым основаниям. Они утверждали, в частности, что вина заявителя в первом и третьем убийствах не подтверждалась доказательствами, представленными суду, и что суд первой инстанции придал чрезмерное значение показаниям соподсудимой заявителя. Они просили апелляционный суд отменить приговор в части осуждения за два убийства и направить дело на новое рассмотрение. Прокурор просил оставить приговор без изменения в части осуждения за три убийства. Следовательно, суд кассационной инстанции при решении вопроса об ответственности заявителя должен был рассматривать как фактические, так и правовые вопросы. В задачу суда кассационной инстанции входила полная оценка вопроса виновности или невинности заявителя в первом и третьем убийствах.

41. Европейский суд также отмечает, что рассматриваемое разбирательство имело особую важность для заявителя, который был приговорен к 20 годам лишения свободы судом первой инстанции и интересы которого не были представлены на заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г. Он также учитывает тот факт, что прокурор участвовал в заседании суда кассационной инстанции и давал объяснения.

42. Оценивая уголовное дело в отношении заявителя в целом, а также вышеизложенные аспекты, Европейский суд полагает, что суд кассационной инстанции не мог надлежащим образом разрешить поставленные перед ним вопросы без прямой оценки доказательств со стороны самого заявителя. Также он не мог гарантировать равенство сторон, не предоставляя заявителю возможности ответить на доводы, изложенные в заседании прокурором. Следовательно, при обстоятельствах настоящего дела присутствие заявителя в заседании суда кассационной инстанции имело существенное значение для справедливости разбирательства.

43. Власти Российской Федерации признали, и Европейский суд согласился с тем, что заседание суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. не обеспечивало гарантий справедливого рассмотрения дела, поскольку ни заявитель, ни его защитник не были надлежащим образом уведомлены о заседании суда кассационной инстанции. Однако власти Российской Федерации утверждали, что Кассационное определение от 15 августа 2002 г. было отменено в надзорном порядке, и при новом рассмотрении дела судом кассационной инстанции заявителю была предоставлена возможность ходатайствовать об участии в заседании, которой он не воспользовался.

44. Для решения вопроса о том, устранила ли надзорная процедура недостатки первоначального разбирательства, как утверждали власти Российской Федерации, Европейский суд должен проверить, были ли обеспечены гарантии справедливого разбирательства в последующем рассмотрении дела судом кассационной инстанции, и утратил ли заявитель возможность участия в судебном заседании в результате неподачи ходатайства.

45. В этом отношении Европейский суд напоминает, что в то время как подпункт "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции предоставляет каждому обвиняемому в совершении преступления право "защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника...", он не раскрывает средства осуществления этого права. Таким образом, он оставляет за Договаривающимися Сторонами выбор средств его обеспечения в их судебных системах, и в задачу Европейского суда входит только удостовериться, что способ, который они выбрали, соответствует требованию справедливости судебного разбирательства (см. Постановление Европейского суда от 24 мая 1991 г. по делу "Каранта против Швейцарии" (Quaranta v. Switzerland), Series A, № 205, § 30). Европейский суд полагает, что требование о подаче предварительного ходатайства об участии в заседании суда кассационной инстанции само по себе не противоречит требованиям статьи 6 Конвенции, если процедура ясно установлена национальным законодательством.

46. Европейский суд также напоминает, что ни буква, ни дух статьи 6 Конвенции не препятствуют лицу в свободном отказе, прямом или подразумеваемом, от использования гарантий справедливого судебного разбирательства. Однако такой отказ, чтобы иметь силу с точки зрения Конвенции, должен быть осуществлен недвусмысленно; он не должен нарушать какой бы то ни было важный общественный интерес (см. Постановление Большой палаты по делу "Сейдович против Италии" (Sejdovic v. Italy), жалоба № 56581/00, § 86, ECHR 2006-...), и он должен сопровождаться минимальными гарантиями, соответствующими его важности (см. Постановление Европейского суда от 23 ноября 1993 г. по делу "Пуатримоль против Франции" (Poitrimol v. France), Series A, № 277-A, § 31). Кроме того, учитывая важное место, занимаемое в демократическом обществе правом на справедливое судебное разбирательство, статья 6 Конвенции возлагает на каждый национальный суд обязанность проверить, имел ли подсудимый возможность узнать о дате заседания и мерах, которые необходимо предпринять, чтобы участвовать в нем, если, как в настоящем деле, это оспаривалось посредством доводов, которые на первый взгляд не выглядели явно безосновательными (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского суда по делу "Шомодьи против Италии" (Somogyi v. Italy), жалоба № 67972/01, § 72, ECHR 2004-IV; и упоминавшееся выше Постановление Большой палаты по делу "Эрми против Италии", § 76).

47. Европейский суд отмечает, что в настоящем деле отсутствовал прямой отказ от права. Вопрос заключается в том, имел ли место подразумеваемый отказ от права. Для разрешения этого вопроса Европейский суд должен установить в первую очередь, действительно ли, как утверждали власти Российской Федерации, заявитель и его представитель были надлежащим образом уведомлены о заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г.

48. Европейский суд отмечает, что 23 мая 2006 г. заявитель был уведомлен о том, что "дело будет рассматриваться Верховным судом Российской Федерации в 10 часов 29 июня 2006 г.". Однако заявитель утверждает, что на тот момент он не знал о том, что его дело направлено на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции в результате надзорной процедуры, и, соответственно, он не мог знать, какого рода заседание назначено в Верховном суде. Европейский суд отмечает, что власти Российской Федерации не предоставили информации, подтверждающей, что заявитель и/или его защитник были надлежащим образом уведомлены о надзорном производстве или его результате. Европейский суд также отмечает, что 4 ноября 2005 г. он переслал заявителю копию объяснений властей Российской Федерации, в которой они указывали, что 26 октября 2005 г. заместитель прокурора обратился с надзорным представлением на Кассационное определение от 15 августа 2002 г. Европейский суд 23 мая 2006 г. переслал заявителю письмо, из которого следовало, что 5 апреля 2006 г. Президиум Верховного суда отменил Кассационное определение от 15 августа 2002 г. и передал дело на новое рассмотрение суда кассационной инстанции. Следовательно, по крайней мере, до даты получения заявителем Письма Европейского суда от 23 мая 2006 г. он не был осведомлен о результатах надзорной процедуры. Это означает, что 23 мая 2006 г., когда заявитель прочел телеграмму, уведомлявшую, что его дело будет рассматриваться Верховным судом, он не мог знать, назначено в Верховном суде заседание в рамках надзорного или нового кассационного рассмотрения. При таких обстоятельствах Европейский суд полагает, что заявитель не был надлежащим образом уведомлен о заседании суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г. Европейский суд также отмечает, что власти Российской Федерации не представили документ, подтверждающий получение уведомления защитником заявителя.

49. Кроме того, из Кассационного определения от 29 июня 2006 г. следует, что суд кассационной инстанции не проверял, имело ли место надлежащее уведомление заявителя и его представителя о заседании. Также в определении не указывалось, что заявитель не представил ходатайство об участии в заседании и отказался от своего права, и что его неявка не препятствует рассмотрению дела. При таких обстоятельствах Европейский суд полагает, что в настоящем деле нельзя прийти к выводу о том, что заявитель недвусмысленно отказался от своего права на участие в заседании.

50. Учитывая выводы в § 42, 48 и 49 настоящего Постановления, Европейский суд полагает, что заседание суда кассационной инстанции 29 июня 2006 г. не отвечало требованию справедливости. Следовательно, меры, принятые властями, не обеспечивали заявителю соответствующее возмещение в связи с нарушением его права участвовать в заседании суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. Соответственно, он по-прежнему может утверждать, что является жертвой в значении статьи 34 Конвенции. Европейский суд отклоняет возражение властей Российской Федерации по данному основанию и находит, что по делу допущено нарушение пункта 1 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции, что касается проведения заседаний суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и 29 июня 2006 г. в отсутствие заявителя.

II. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

51. Заявитель жаловался на основании статьи 3 Конвенции на жестокое обращение в период предварительного заключения. Европейский суд отмечает, что заявитель не обращался с соответствующими жалобами в компетентные национальные органы. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

52. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

53. Европейский суд отмечает, что в соответствии с правилом 60 Регламента Суда любое требование о справедливой компенсации должно быть представлено в письменной форме в пределах срока, установленного для представления объяснений заявителя по существу дела, "в противном случае Палата может отказать в удовлетворении требования полностью или частично".

54. В настоящем деле 4 ноября 2005 г. заявителю было предложено представить требования о справедливой компенсации. Он не сделал этого в установленный срок. Соответственно, Европейский суд не присуждает компенсации по статье 41 Конвенции.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) решил исследовать возражения властей Российской Федерации относительно наличия у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции при рассмотрении жалобы по существу и отклонил их;

2) признал жалобу приемлемой в части проведения заседаний суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и 29 июня 2006 г. в отсутствие заявителя, а в остальной части неприемлемой;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции, что касается проведения заседаний суда кассационной инстанции 15 августа 2002 г. и 29 июня 2006 г. в отсутствие заявителя;

4) решил не присуждать компенсации по статье 41 Конвенции.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 23 апреля 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда

Христос РОЗАКИС

Секретарь Секции Суда

Серен НИЛЬСЕН

В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Конвенции и пунктом 2 правила 74 Регламента Суда к Постановлению прилагается совместное совпадающее особое мнение судей Розакиса, Шпильманна и Малинверни.

Х.Л.Р.

С.Н.

СОВМЕСТНОЕ СОВПАДАЮЩЕЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ РОЗАКИСА,

ШПИЛЬМАННА И МАЛИНВЕРНИ

1. Как и в деле "Сахновский против Российской Федерации" (Sakhnovskiy v. Russia) (жалоба № 21272/03, Постановление Европейского суда от 5 февраля 2009 г.), мы голосовали за установление нарушения пункта 1 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

2. В настоящем деле большинство следовало подходу, примененному в деле Сахновского, указав, что второе рассмотрение кассационной жалобы не обеспечило соответствующего возмещения в отношении нарушений, допущенных при первом рассмотрении кассационной жалобы, и установив нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции, что касается проведения обоих заседаний суда кассационной инстанции в отсутствие заявителя.

3. По нашему мнению, однако, заявитель больше не являлся жертвой нарушений, допущенных при первом рассмотрении кассационной жалобы, поскольку посредством отмены кассационного определения и направления дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции власти признали нарушение и обеспечили надлежащее возмещение в связи с нарушениями при первом рассмотрении кассационной жалобы.

4. Соответственно, наша аргументация отличается от подхода большинства, и мы ссылаемся в этом отношении на наше совместное совпадающее особое мнение по делу Сахновского, в частности на пункт 5 указанного мнения.

EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

FIRST SECTION

CASE OF SIBGATULLIN v. RUSSIA

(Application No. 32165/02)

JUDGMENT<*>

(Strasbourg, 23.IV.2009)

--------------------------------

<*>This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.

In the case of Sibgatullin v. Russia,

The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:

Christos Rozakis, President,

Anatoly Kovler,

Elisabeth Steiner,

Dean Spielmann,

Sverre Erik Jebens,

Giorgio Malinverni,

George Nicolaou, judges,

and {Soren}<*>Nielsen, Section Registrar,

--------------------------------

<*>Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

Having deliberated in private on 2 April 2009,

Delivers the following judgment, which was adopted on that date:

PROCEDURE

1. The case originated in an application (No. 32165/02) against the Russian Federation lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Russian national, Mr German Nailyevich Sibgatullin ("the applicant"), on 10 December 2002.

2. The applicant, who had been granted legal aid, was represented by the Centre for the International Protection. The Russian Government ("the Government") were represented by Mr P. Laptev and Ms V. Milinchuk, former Representatives of the Russian Federation at the European Court of Human Rights.

3. The applicant alleged, in particular, that his right to a fair trial had been violated in that the appeal hearing of his criminal case had been held in his absence.

4. On 8 July 2005 the President of the First Section decided to give notice of the application to the Government. It was also decided to examine the merits of the application at the same time as its admissibility (Article 29 § 3).

5. On 13 September 2007 the President of the First Section invited the Government to submit further written observations on the admissibility and merits of the application under Rule 54 § 2 (c) of the Rules of the Court.

6. The Government objected to the joint examination of the admissibility and merits of the application. The Court examined and dismissed their objection.

THE FACTS

I. The circumstances of the case

7. The applicant was born in 1966 and lives in Nizhniy Tagil, Sverdlovsk region. He is currently serving a prison sentence in Nizhnyy Tagil.

8. In September 2001 the applicant and a certain B. were arrested on suspicion of three murders and were placed in detention. The applicant alleged that he was ill-treated while in detention. However, he did not lodge any complaints in that respect with the competent domestic authorities.

9. On 22 February 2002 the Sverdlovsk Regional Court ("the trial court") heard the case in the presence of the applicant, his counsel Ch. and his co-accused B. The applicant submitted that B. had tried to strangle the first victim with a cord, but had not managed to do so and asked him for help. So, he had tightened the cord. Afterwards he strangled the second victim. He further maintained that the third victim was killed by his co-accused. Co-accused B. submitted that the applicant had killed the third victim with a knife.

10. The trial court considered that B."s testimony regarding the third murder was coherent and consistent with other evidence submitted at trial and therefore deserved more credit. It found the applicant guilty of three murders and theft and sentenced him to twenty years" imprisonment. It found B. guilty of complicity in committing the first and the second murders as well as of theft and sentenced her to fifteen years" imprisonment. The judgment stated that the applicant and his co-accused could appeal to the Supreme Court of the Russian Federation within seven days of the date on which they received a copy of the judgment.

11. In their appeal against the judgment of 22 February 2002 the applicant and his counsel complained, in particular, that the trial court"s conclusions regarding the applicant"s guilt in the first murder were not supported by the evidence submitted at trial. The first victim had been strangled by B. and when the applicant approached her, she was already dead. The applicant"s conviction for the third murder had been based solely on B."s testimony which was supported by nothing else but the court"s suppositions. The applicant and his counsel requested that the judgment be quashed and the case be remitted for a fresh trial. When lodging the appeal the applicant did not expressly state that he wished to take part in the appeal hearing. The applicant"s co-accused did not appeal against her conviction.

12. On 15 August 2002 the Supreme Court of the Russian Federation ("the Supreme Court") examined the applicant"s appeal in the presence of the prosecutor and dismissed it. Neither the applicant nor his counsel were present at that hearing.

13. On 26 October 2005 the Deputy Prosecutor General of the Russian Federation lodged an application for supervisory review of the appeal decision of 15 August 2002 with the Presidium of the Supreme Court, on the ground that the applicant and his lawyer had not been properly notified of the appeal hearing of 15 August 2002 and therefore, could not attend it. He requested that the above decision be quashed and the case be remitted for a fresh appeal examination.

14. On 5 April 2006 the Presidium of the Supreme Court quashed the decision of 15 August 2002 and remitted the case for a fresh examination of the appeal. It appears that neither the applicant nor his representative were present at that hearing.

15. On 23 May 2006 the head of the detention facility in which the applicant was held received a telegram which read as follows: "Inform Sibgatullin that his case will be heard by the Supreme Court of the Russian Federation at 10 am on 29 June 2006". On the same date the applicant read that telegram. A similar notification was also sent to the applicant"s legal counsel Ch.

16. On 29 June 2006 the Supreme Court held an appeal hearing in the absence of the applicant and his counsel. It heard the prosecutor who requested that the applicant"s conviction on three counts of murder be upheld and that the sentence imposed for theft be lifted as the prescription period had expired.

17. Having studied the materials of the case, the appeal court found, in particular, that the trial court had rightly concluded on the basis of evidence submitted at trial that when the applicant had been tightening the cord, the first victim was still alive and that therefore, he had killed her. It further confirmed the trial court"s conclusion that the applicant had also killed the third victim. The Supreme Court concluded that the trial court had correctly characterised the applicant"s actions as murders and had imposed an appropriate sentence. It upheld the applicant"s conviction for the murders, lifted his sentence in respect of theft and sentenced the applicant to nineteen years and six months" imprisonment.

18. It does not appear from the decision of 29 June 2006 that the appeal court verified whether the applicant had been duly informed of the hearing and whether he had expressed a wish to take part in it.

19. On 4 July 2006 the applicant, who allegedly was not aware of the appeal hearing of 29 June 2006, but at some point learned that the appeal decision of 15 August 2002 had been quashed on 5 April 2006, sent additional grounds of appeal to the appeal court. On the same date he also lodged a special request for leave to appear at the appeal hearing and requested the appeal court to provide him with legal counsel.

II. Relevant domestic law and practice

Code of Criminal Procedure of the Russian Federation

of 18 December 2001, in force since 1 July 2002 ("the CCrP")

20. Appeal courts shall verify the legality, validity and fairness of the judgment of the trial court (Article 360).

21. If a convicted person wishes to take part in the appeal hearing, he shall indicate this in his statement of appeal (Article 375 § 2).

22. Parties shall be notified of the date, time and place of an appeal hearing no later than fourteen days in advance. Whether a convicted person held in custody shall be summoned shall be decided by the court. A convicted person held in custody who expressed a wish to be present at the examination of the appeal shall be entitled to participate either directly in the court session or to state his case by video link. The court shall make a decision with respect to the form of participation of the convicted person in the court session. A defendant who has appeared before the court shall always be entitled to take part in the hearing. If persons who have been given timely notice of the venue and time of the appeal hearing fail to appear, this shall not preclude examination of the case (Article 376 §§ 2 - 4).

23. At the hearing the appeal court shall hear the statement of the party who lodged the appeal and the objections of the opposing party. The appeal court shall be empowered, at a party"s request, to directly examine evidence and additional materials provided by the parties in an attempt to support or disprove the arguments cited in the statement of appeal or in the statements of the opposing party (Article 377).

24. The appeal court may decide to dismiss the appeal and uphold the judgment, to quash the judgment and terminate the criminal proceedings, to quash the judgment and remit the case for a fresh trial, or to amend the judgment (Article 378).

THE LAW

I. Alleged violation of Article 6 of the Convention

25. The applicant complained under Article 6 of the Convention that criminal proceedings against him had been unfair because appeal hearings on 15 August 2002 and 29 June 2006 had been held in his absence. The relevant parts of Article 6 of the Convention provide as follows:

"1. In the determination ... of any criminal charge against him, everyone is entitled to a fair and public hearing ... by an independent and impartial tribunal ...

...

3. Everyone charged with a criminal offence has the following minimum rights:

...

(c) to defend himself in person or through legal assistance of his own choosing ..."

A. Submissions by the parties

26. The Government acknowledged that neither the applicant nor his representative had been notified of the appeal hearing of 15 August 2002 in breach of Article 376 of the CCrP. In that connection, supervisory review proceedings were initiated on the application of the Deputy Prosecutor General. On 5 April 2006 the Presidium of the Supreme Court of the Russian Federation quashed the appeal decision of 15 August 2002 and remitted the case for a fresh appeal hearing. A fresh appeal examination took place on 29 June 2006. The applicant and his counsel were duly informed of that hearing by telegrams sent on 4 May 2006. The applicant received that notification on 23 May 2006, however he submitted a request for participation in the appeal hearing only on 4 July 2006. He did not ask to be brought to the appeal hearing in his grounds of appeal. Therefore, taking into account that the applicant and his counsel were duly informed of the hearing, that the applicant failed to make a special request for participation in the hearing in due time, that his counsel failed to appear without any valid reasons and did not ask to postpone the hearing, the appeal court examined the case in their absence. The Government concluded that the applicant had been able to take part in the appeal hearing of 29 June 2006, but had failed to use that opportunity. Consequently, the Russian authorities had complied with the requirements of Article 6 §§ 1 and 3 (c) of the Convention.

27. The applicant submitted that neither he nor his counsel had been informed of the supervisory review proceeding and of their outcome. The telegram of 4 May 2006 which he received on 23 May 2006 stated that a hearing of his case would take place on 29 June 2006, but it did not say what kind of hearing it would be. Furthermore, the Government did not submit any proof that his counsel had received that notice. Therefore, it cannot be said that his counsel was duly informed of the appeal hearing. Furthermore, four years had elapsed since the date of the first appeal hearing and the contract concluded between the applicant and his counsel had expired. The authorities were under an obligation to verify whether the applicant was still represented, and provide him with another representative if necessary. The applicant concluded that the authorities" failure to inform him about the developments in his case and failure to notify his counsel of the appeal hearing of 29 June 2006 violated his right to a fair trial and had not provided appropriate redress for their failure to notify him and his counsel of the appeal hearing of 15 August 2002.

B. The Court"s assessment

1. Admissibility

28. According to the Government, the supervisory review and the new appeal proceedings had remedied the shortcomings of the initial appeal proceedings. Therefore, they may be understood to claim that the applicant had lost his victim status in respect of the appeal hearing of 15 August 2002.

29. In this respect, the Court reiterates that an applicant is deprived of his or her status as a victim if the national authorities have acknowledged, either expressly or in substance, and then afforded appropriate and sufficient redress for, a breach of the Convention (see, for example, Scordino v. Italy (No. 1) [GC], No. 36813/97, §§ 178 - 93, ECHR 2006-...).

30. As regards the first condition, namely the acknowledgment of a violation of the Convention, the Court considers that the Presidium"s decision to quash the appeal decision of 15 August 2002 does amount to an acknowledgment that there had been a breach of Article 6 of the Convention.

31. With regard to the second condition, namely, appropriate and sufficient redress, the Court must ascertain whether the measures taken by the authorities, in the particular circumstances of the instant case, afforded the applicant appropriate and sufficient redress in order to determine whether he could still claim to be a victim. As the Government"s objection under this head is closely linked to the merits of the applicant"s complaints, the Court decides to join them.

32. The Court considers that the applicant"s complaint about holding the appeal hearings of 15 August 2002 and 29 June 2006 in his absence is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention. It further notes that it is not inadmissible on any other grounds. It must therefore be declared admissible.

2. Merits

(a) General principles

33. The Court reiterates that the object and purpose of Article 6 taken as a whole implies that a person "charged with a criminal offence" is entitled to take part in the hearing. Moreover, sub-paragraphs (c), (d) and (e) of paragraph 3 guarantee to "everyone charged with a criminal offence" the right "to defend himself in person", "to examine or have examined witnesses" and "to have the free assistance of an interpreter if he cannot understand or speak the language used in court", and it is difficult to see how he could exercise these rights without being present (see Colozza v. Italy, 12 February 1985, § 27, Series A No. 89). Based on that interpretation of Article 6 the Court has held that the duty to guarantee the right of a criminal defendant to be present in the courtroom - either during the original proceedings or in a retrial - ranks as one of the essential requirements of Article 6 (see Stoichkov v. Bulgaria, No. 9808/02, § 56, 24 March 2005).

34. The personal attendance of the defendant does not necessarily take on the same crucial significance for an appeal hearing as it does for the trial (see Kamasinski v. Austria, 19 December 1989, § 106, Series A No. 168). The manner in which Article 6 is applied to proceedings before courts of appeal depends on the special features of the proceedings involved - account must be taken of the entirety of the proceedings in the domestic legal order and of the role of appeal court therein (see Ekbatani v. Sweden, 26 May 1988, § 27, Series A No. 134).

35. Leave-to-appeal proceedings and proceedings involving only questions of law, as opposed to questions of fact, may comply with the requirements of Article 6, although the appellant was not given an opportunity to be heard in person by the appeal or cassation court, provided that he had been heard by a first-instance court (see, among other authorities, Monnell and Morris v. the United Kingdom, 2 March 1987, § 58, Series A No. 115, as regards the issue of leave to appeal, and Sutter v. Switzerland, 22 February 1984, § 30, Series A No. 74, as regards the court of cassation).

36. In appeal proceedings reviewing the case both as to facts and as to law, Article 6 does not always require a right to a public hearing, still less a right to appear in person (see Fejde v. Sweden, 29 October 1991, § 33, Series A No. 212-C). In order to decide this question, regard must be had, among other considerations, to the specific features of the proceedings in question and to the manner in which the applicant"s interests were actually presented and protected before the appeal court, particularly in the light of the nature of the issues to be decided by it and of their importance to the appellant (see, among many other authorities, Kremzow v. Austria, 21 September 1993, § 59, Series A No. 268-B; Belziuk v. Poland, 25 March 1998, § 37, Reports of Judgments and Decisions 1998-II; and Hermi v. Italy [GC], No. 18114/02, § 62, ECHR 2006-...). For instance, where an appeal court has to make a full assessment of the issue of guilt or innocence, it cannot determine the issue without a direct assessment of the evidence given in person by the accused for the purpose of proving that he did not commit the act allegedly constituting a criminal offence (see Dondarini v. San Marino, No. 50545/99, § 27, 6 July 2004).

37. The Court further reiterates that the principle of equality of arms is another feature of the wider concept of a fair trial, which also includes the fundamental right that criminal proceedings should be adversarial. The right to an adversarial trial means, in a criminal case, that both the prosecution and the defence must be given the opportunity to have knowledge of and comment on the observations made and the evidence adduced by the other party (see Brandstetter v. Austria, 28 August 1991, §§ 66 - 67, Series A No. 211).

(b) Application of the above principles to the instant case

38. The Court reiterates that the requirements of Article 6 § 3 are to be seen as particular aspects of the right to a fair trial guaranteed by Article 6 § 1. Therefore, it will examine the applicant"s complaint under these provisions taken together (see Van Geyseghem v. Belgium [GC], No. 26103/95, § 27, ECHR 1999-I).

39. The Court observes that in Russian criminal procedure, appeal courts have jurisdiction to deal with questions of law and fact pertaining both to criminal liability and to sentencing. They are empowered to examine the evidence and additional materials submitted by the parties directly. As a result of the examination, the appeal courts may dismiss the appeal and uphold the judgment, quash the judgment and terminate the criminal proceedings, quash the judgment and remit the case for a fresh trial, or amend the judgment (see "Relevant domestic law and practice" above, paragraphs 20 and 23 - 24).

40. In their grounds of appeal the applicant and his counsel contested the applicant"s conviction on factual and legal grounds. They submitted, in particular, that the applicant"s guilt in the first and the third murders had not been supported by evidence submitted at trial and that the trial court attached undue weight to the applicant"s co-accused"s statements. They asked the appeal court to quash the conviction for those two murders and remit the case for a fresh trial. The Prosecutor asked to uphold the applicant"s conviction for the three murders. Consequentely, the issues to be determined by the appeal court in deciding the applicant"s liability were both factual and legal. The appeal court was called on to make a full assessment of the applicant"s guilt or innocence regarding the charges of the first and third murders.

41. The Court further observes that the proceedings in question were of utmost importance for the applicant, who had been sentenced to twenty years" imprisonment at first instance and who was not represented at the appeal hearing of 29 June 2006. It also does not lose sight of the fact that the prosecutor was present at the appeal hearing and made submissions.

42. Having regard to the criminal proceedings against the applicant in their entirety and to the above elements, the Court considers that the appeal court could not properly determine the issues before it without a direct assessment of the evidence given by the applicant in person. Neither could it ensure equality of arms between the parties without giving the applicant the opportunity to reply to the observations made by the prosecutor at the hearing. It follows that in the circumstances of the present case, it was essential to the fairness of the proceedings that the applicant be present at the appeal hearing.

43. The Government have acknowledged and the Court agrees that the appeal proceedings of 15 August 2002 fell short of the guarantees of fair trial because neither the applicant nor his legal counsel were duly notified of the appeal hearing. However, the Government contended that the appeal decision of 15 August 2002 had been quashed by way of supervisory review and that in new appeal proceedings the applicant had been given an opportunity to apply for participation in the hearing, which he did not use.

44. In order to assess whether the supervisory review indeed remedied the defects of the original proceedings, as alleged by the Government, the Court has to verify whether the guarantees of fair trial were afforded in the ensuing appeal proceedings and whether the applicant lost the opportunity to be present at the hearing by failing to submit a special request.

45. In that respect the Court reiterates that while Article 6 § 3 (c) confers on everyone charged with a criminal offence the right to "defend himself in person or through legal assistance ..." it does not specify the manner in which this right should be exercised. It thus leaves to the Contracting States the choice of the means of ensuring that it is secured in their legal systems, the Court"s task being only to ascertain whether the method they have chosen is consistent with the requirement of a fair trial (see Quaranta v. Switzerland, 24 May 1991, § 30, Series A No. 205). The Court considers that the requirement to lodge a prior request for participation in the appeal hearing would not in itself contradict the requirements of Article 6, if the procedure is clearly set out in the domestic law.

46. The Court further reiterates that neither the letter nor the spirit of Article 6 of the Convention prevents a person from waiving of his own free will, either expressly or tacitly, entitlement to the guarantees of a fair trial. However, such a waiver must, if it is to be effective for Convention purposes, be established in an unequivocal manner; it must not run counter to any important public interest (see Sejdovic v. Italy [GC], No. 56581/00, § 86, ECHR 2006-...), and it must be attended by minimum safeguards commensurate with its importance (see Poitrimol v. France, 23 November 1993, § 31, Series A No. 277-A). Furthermore, in view of the prominent place held in a democratic society by the right to a fair trial Article 6 of the Convention imposes on every national court an obligation to check whether the defendant has had the opportunity to know of the date of the hearing and the steps to be taken in order to take part where, as in the instant case, this is disputed on a ground that does not immediately appear to be manifestly devoid of merit (see, mutatis mutandis, Somogyi v. Italy, No. 67972/01, § 72, ECHR 2004-IV, and Hermi, cited above, § 76).

47. The Court observes that no explicit waiver was made in the present case. The question is whether there was a tacit one. In order to reply to that question, the Court will have to establish in the first place, whether, as the Government submitted, the applicant and his representative were duly informed of the appeal hearing of 29 June 2006.

48. The Court observes that on 23 May 2006 the applicant was informed that "case will be heard by the Supreme Court of the Russian Federation at 10 am on 29 June 2006". However, according to the applicant, by that date he was not aware that his case had been sent to a fresh appeal hearing as a result of the supervisory review and therefore, he could not know what kind of hearing would be held by the Supreme Court. The Court notes that the Government have not provided any information to prove that the applicant and/or his counsel were duly informed of the supervisory review proceedings or of their outcome. The Court further notes that on 4 November 2005 it forwarded to the applicant a copy of the Government"s observations in which they submitted that on 26 October 2005 the Deputy Prosecutor had applied for a supervisory review of the appeal decision of 15 August 2002. On 23 May 2006 the Court forwarded to the applicant the Government"s letter from which it followed that on 5 April 2006 the Presidium of the Supreme Court had quashed the appeal decision of 15 August 2002 and had remitted the case for a fresh appeal examination. It follows that, at least until the date on which the applicant received the Court"s letter of 23 May 2006 he was not aware of the results of the supervisory review proceedings. It means that on 23 May 2006, the date on which the applicant read the telegram informing him that his case would be heard by the Supreme Court, he could not have known what hearing was to be held by the Supreme Court, a supervisory review hearing or a fresh appeal hearing. In those circumstances, the Court considers that the applicant was not duly notified of the appeal hearing of 29 June 2006. The Court also notes that the Government have not submitted any document which demonstrates that the applicant"s counsel received notification.

49. Furthermore, it follows from the appeal decision of 29 June 2006 that the appeal court did not verify whether the applicant and his representative had been duly notified of the hearing. Neither did that decision state that the applicant had failed to submit a request for participation in the hearing and had waived his right, and that his failure to appear would not preclude examination of the case. In such circumstances, the Court considers that it cannot be said that in the present case the applicant had waived his right to take part in the hearing in an unequivocal manner.

50. Having regard to its findings in paragraphs 42, 48 and 49 above, the Court considers that the appeal hearing of 29 June 2006 did not comply with the requirements of fairness. It follows that the measures taken by the authorities, failed to provide appropriate redress to the applicant in respect of the violation of his right to take part in the appeal hearing of 15 August 2002. He may therefore still claim to be a victim within the meaning of Article 34 of the Convention. The Court therefore, rejects the Government"s objection under this head and finds that there has been a violation of Article 6 §§ 1 and 3 (c) of the Convention on account of holding the appeal hearings of 15 August 2002 and 29 June 2006 in the applicant"s absence.

II. Alleged violation of Article 3 of the Convention

51. The applicant complained under Article 3 that he had been ill-treated while in pre-trial detention. The Court notes that the applicant did not lodge any complaints in that respect with the competent state authorities. It follows that this complaint must be rejected for non-exhaustion of domestic remedies pursuant to Article 35 §§ 1 and 4 of the Convention.

III. Application of Article 41 of the Convention

52. Article 41 of the Convention provides:

"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."

53. The Court points out that under Rule 60 of the Rules of Court any claim for just satisfaction must be submitted in writing within the time-limit fixed for the submission of the applicant"s observations on the merits, "failing which the Chamber may reject the claim in whole or in part".

54. In the instant case, on 4 November 2005 the applicant was invited to submit his claims for just satisfaction. He failed to submit any such claims within the required time-limit. Therefore, the Court makes no award under Article 41 of the Convention.

FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY

1. Joins to the merits the Government"s objection concerning the victim status of the applicant and rejects it;

2. Declares the complaint concerning holding the appeal hearings of 15 August 2002 and 29 June 2006 in the applicant"s absence admissible and the remainder of the application inadmissible;

3. Holds that there has been a violation of Article 6 §§ 1 and 3 (c) of the Convention on account of holding the appeal hearings of 15 August 2002 and 29 June 2006 in the applicant"s absence;

4. Decides to make no award under Article 41.

Done in English, and notified in writing on 23 April 2009, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.

Christos ROZAKIS

President

{Soren} NIELSEN

Registrar

In accordance with Article 45 § 2 of the Convention and Rule 74 § 2 of the Rules of Court, the joint concurring opinion of Judges Rozakis, Spielmann and Malinverni is annexed to this judgment.

C.L.R.

S.N.

JOINT CONCURRING OPINION OF JUDGES ROZAKIS,

SPIELMANN AND MALINVERNI

1. As in the case of Sakhnovskiy v. Russia, (No. 21272/03, 5 February 2009), we voted in favour of finding a violation of Article 6 §§ 1 and 3 (c) of the Convention.

2. In the present case the majority follows the approach adopted in Sakhnovsksiy, finding that the second appeal hearing did not provide appropriate redress for the shortcomings of the first appeal hearing and holding that there was a violation of Article 6 § 1 of the Convention in conjunction with Article 6 § 3 (c) on account of the fact that both appeal hearings were held in the applicant"s absence.

3. In our view however the applicant was no longer a victim of the shortcomings of the first appeal hearing, because by quashing the appeal decision and sending the case for a fresh appeal examination the authorities had acknowledged and provided appropriate redress for the shortcomings of the first appeal hearing.

4. Our reasoning therefore differs from the majority"s approach and we would like to refer in this respect to our joint concurring opinion in Sakhnovskiy and in particular to paragraph 5 of that opinion.

Просмотров: 160

Оформление ссылки на данный документ в соответствии с требованиями ГОСТа: Постановление Европейского суда по правам человека от 23.04.2009 Дело Сибгатуллин (sibgatullin) против Российской Федерации [рус., англ.]. [Электронный ресурс]. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=7773 (дата обращения: 27.04.2018)

Постоянная ссылка на страницу: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=7773


Официальный источник опубликования


Справка о документе


Статус документа


Закон о ратификации

Документ на других языках

Организация

Категория документа

Прочее

Место принятия

Дата принятия

Электронная почта: admin@conventions.ru

Індекс.Єетрика
–ейтинг@Mail.ru

© 2008 - 2018 www.conventions.ru -

конвенции: 21752

слов в словаре: 35981