Гимн Косово - реквием по международному праву



Может ли считаться независимость Косово прецедентом для других непризнанных республик, для регионов, пытающихся добиться самостоятельности? На этот счет существуют две диаметрально противоположных точки зрения. Дипломаты из стран Евросоюза и США, а вслед за ними близкие к правительственным кругам политологи и комментаторы не устают повторять, что косовский случай уникален, а потому никак не может рассматриваться в качестве прецедента.


Андрей Низамутдинов, обозреватель РИА Новости.

На воскресных торжествах по случаю объявления независимости многие жители Косово радостно размахивали портретами экс-президента США Билла Клинтона и бывшего госсекретаря Мадлен Олбрайт. Это нетрудно объяснить: отделение Косово от Сербии ознаменовало собой завершение развала Югославии, к которому и Клинтон, и Олбрайт имели самое прямое отношение. Для одних независимость Косово стала итогом, плодом многолетних усилий и чаяний, для других - лишь началом нового процесса с трудно предсказуемыми результатами.

Прецедент или не прецедент

Может ли считаться независимость Косово прецедентом для других непризнанных республик, для регионов, пытающихся добиться самостоятельности? На этот счет существуют две диаметрально противоположных точки зрения. Дипломаты из стран Евросоюза и США, а вслед за ними близкие к правительственным кругам политологи и комментаторы не устают повторять, что косовский случай уникален, а потому никак не может рассматриваться в качестве прецедента.

Впрочем, сколько-нибудь серьезных доводов в пользу этой «уникальности» ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе, ни в других европейских столицах не приводят. Ну в самом деле, не считать же серьезным доводом упоминание о том, что Косово с 1999 года находилось под управлением ООН, а Сербия край никак не контролировала. Ну конечно, не контролировала, потому что у нее этот контроль насильственно отобрали. И если получившие бразды правления международные чиновники за все эти годы так и не сумели найти путей к примирению сербов и косоваров (да и занимались ли они этими поисками всерьез?), если они, невзирая на присутствие в крае сил НАТО, не смогли обеспечить безопасность сербского и других меньшинств (о чем свидетельствует нежелание сербских беженцев возвращаться в Косово), то на этом самом основании следует предоставить Косово независимость?

А ведь этот довод - из числа наиболее серьезных, остальные же и попросту выглядят смехотворными. Ну например: косовским албанцам следует предоставить независимость, потому что их гнетет чувство исторической несправедливости и они больше не хотят жить в одном государстве с сербами. По этой логике любой человек может прийти к соседу по дому, с которым бок о бок уживался много лет, и сказать: знаешь, дорогой, что-то ты мне разонравился, поэтому давай-ка, освобождай жилплощадь.

В отличие от официальных политических деятелей и дипломатов, многие европейские издания впрямую указывают на прецедентный характер одностороннего провозглашения независимости Косово (если не с международно-правовой, то с морально-политической точки зрения) и высказывают серьезные опасения по поводу всплеска сепаратизма в разных регионах. «Европа создает прецедент, потому что теперь фламандцы, каталанцы, баски и корсиканцы смогут с полным основанием выступить против политики двойных стандартов», - считает французская «Либерасьон».

Бельгийская «Либр Бельжик» также напоминает о «националистических настроениях на Корсике, в Стране басков, Фландрии и Шотландии», хотя и отмечает, что эти настроения «порождены не войной, как на Балканах, а разочарованиями, которые могут быть преодолены благодаря политике децентрализации и компромиссов». «Появление независимого Косово уже привело к росту напряженности», - отмечает португальская «Жорнал ди нотисиаш», а немецкая «Ди Вельт» полагает, что европейские столицы «пустились на эксперимент с непредсказуемым исходом».

На тот факт, что независимость Косово является морально-политическим прецедентом, указали лидеры Абхазии и Южной Осетии - двух непризнанных республик на постсоветском пространстве. С призывом воспользоваться косовским прецедентом выступила одна из ведущих политических партий Республики Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины, оживились сепаратисты в Стране басков и ряде других регионов.

Новое - это хорошо забытое старое

Между тем стоит отметить, что сама по себе ситуация с независимостью, а фактически - с отторжением Косово от Сербии имеет собственные исторические прецеденты, самый яркий из которых - печально известный Мюнхенский сговор 1938 года. Правда, тогда разваливали не Югославию, а Чехословакию, но исторические аналогии все равно прослеживаются, а порой совпадают вплоть до деталей. Тогда, руководствуясь благим намерением - уберечь Европу от войны, Франция и Великобритания развернули широкие дипломатические действия, а в итоге, заручившись поддержкой ряда европейских стран, поставили перед Чехословакией ультиматум: «Необходимо уступить Германии районы, населенные судетскими немцами, чтобы избежать общеевропейской войны». Вслед за этим британец Чемберлен и француз Даладье встретились в Мюнхене с Гитлером и Муссолини и подписали соглашение, по которому Чехословакия должна была уступить Германии Судетскую область. Саму Чехословакию на встречу не пригласили, да и вообще ее мнением не интересовались, поставили перед фактом. Вернувшись из Мюнхена в Лондон, британский премьер-премьер Невилл Чемберлен радостно заявил встречавшей его толпе: «Я привез вам мир». Последовавшие за этим события хорошо известны.

На сей раз все развивалось весьма похожим образом, разумеется, с некоторыми поправками на конкретные исторические условия. На протяжении нескольких месяцев германский дипломат, представлявший Евросоюз в тройке международных посредников по косовскому урегулированию, колесил по Европе и неустанно повторял, что возможности диалога между сербами и косоварами исчерпаны, поэтому единственный возможный выход избежать возобновления кровопролития - предоставить Косово независимость. Правда, Сербии в отличие от Чехословакии 60-летней давности за отторжение части территории пообещали компенсацию - соглашение с Евросоюзом. А когда Сербия это предложение отклонила, объяснив, что суверенитетом не торгует, ЕС и США прекрасно обошлись и без учета ее позиции, фактически подтолкнув Косово к провозглашению независимости и поспешив затем ее признать. В числе первых, кто пошел на признание, были Франция, Великобритания, Италия, США. Глава американской администрации Джордж Буш заявил: «Независимость Косово принесет мир на Балканы». И добавил, что история «докажет правильность» этого шага.

В товарищах единства нет

Впрочем, далеко не все на Западе разделяют взгляды Буша и лидеров ряда европейских стран по вопросу о независимости Косово. Даже внутри Евросоюза по данной проблеме сохраняются стойкие разногласия, свидетельством чему стала брюссельская встреча министров иностранных дел государств-членов ЕС, на которой так и не удалось выработать единой позиции. Как ни пытался Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана на итоговой пресс-конференции убедить слушателей в том, что серьезных разногласий нет, факт остается фактом: документ, принятый министрами после более чем семичасовых дебатов, устанавливает лишь, что каждая страна Евросоюза «будет самостоятельно решать, признавать или не признавать» независимость Косово. И по меньшей мере шесть стран (то есть пятая часть ЕС) заявили, что не станут признавать независимость сербского края. Причем если, к примеру, Греция, заняла выжидательную позицию, то Испания, Кипр и Румыния высказались четко и определенно: независимость Косово незаконна, она нарушает нормы международного права, поэтому никак не может быть признана. «Самое молодое европейское государство уже разделило Европейский союз», - прокомментировала лондонская «Таймс».

В принципе подобная реакция показательна: страны, которые вынуждены сталкиваться с серьезными проявлениями сепаратизма, отказываются признавать независимость Косово (как это сделала, например, Грузия). Другие, от кого косовская проблема бесконечно далека (Австралия) или кто слишком зависит от внешнего влияния (Афганистан), эту независимость признают. В случае с исламскими государствами, несомненно, играет свою роль и религиозный фактор. Не случайно итальянская газета «Стампа» заметила по поводу Косово: «Настоящая информация - это не независимость, а появление на Балканах нового государства с мусульманским большинством».

Право сильного

Для многих звуки бетховенской «Оды к радости» - официального гимна Евросоюза, прозвучавшего в воскресенье вечером в Косово, стали реквиемом по международному праву. Попытки Белграда, а также поддержавших его России и Китая  указать на вопиющее нарушение резолюции 1244 СБ ООН и убедить Совет Безопасности в необходимости соблюдения всеми признанных правовых норм были проигнорированы Соединенными Штатами и их европейскими партнерами. Фактически подтолкнув Косово к  независимости и поспешив ее признать, эти страны наглядно продемонстрировали, что признают только одно право: право сильного. На основании этого права оккупировали Ирак, теперь оттяпали кусок от территории Сербии, а дальше... - дальше не все так просто. На пословицу «Что позволено Юпитеру, не позволено быку» найдется другая: «Как аукнется, так и откликнется». Найдется немало стран (взять хоть тот же Иран), которые решат, что они достаточно сильны и вполне могут переступить через общепринятые нормы, тем более что эти нормы столь беззастенчиво попираются другими. Именно здесь, в перспективе полного разрушения системы международного права, кроется, пожалуй, наиболее серьезная опасность косовской независимости.

60 лет назад, когда Чемберлен после Мюнхенского сговора радостно восклицал о мире, его соотечественник Уинстон Черчилль заметил: «...Приходится констатировать - мы пережили всеобщее и явное поражение... И нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это лишь начало расплаты. Это только первый глоток из горькой чаши, которая будет предложена нам со дня на день...» Кто бы сказал нечто подобное Бушу?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции


Источник: РИА НОВОСТИ


Новости

Документы

Статьи