Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.07.2016 № 1671-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Борисенко Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав частью седьмой статьи 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2016 г. № 1671-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

БОРИСЕНКО НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ СЕДЬМОЙ СТАТЬИ 5

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Н.Н. Борисенко вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н.Н. Борисенко, осужденный за совершение преступлений приговором суда, в котором имеются ссылки на использованные в качестве доказательств результаты прослушивания телефонных переговоров, оспаривает конституционность части седьмой статьи 5 "Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности" Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". По мнению заявителя, положения оспариваемой нормы противоречат статьям 23 (часть 2), 24 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют хранить все материалы, собранные в результате прослушивания телефонных переговоров, без согласия лица, чьи переговоры были прослушаны, и без соответствующего судебного решения и не содержат требования о немедленном уничтожении тех материалов, которые очевидно не связаны с целями прослушивания.

Также Н.Н. Борисенко требует отменить постановленный в отношении него приговор.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (статья 23, часть 2); сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (статья 24, часть 1).

Конкретизируя эти конституционные положения, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", в свою очередь, предусматривает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения; это, однако, не предопределяет необходимость вынесения специального судебного решения на хранение фонограмм, полученных в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, которые хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами; в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с данным Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств; дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (части вторая, четвертая и пятая статьи 8). При этом порядок доказывания по уголовным делам, включая процедуру получения, хранения, проверки и оценки доказательств, а также использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (статьи 74, 75, 82 и 85 - 89).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (определения от 9 июня 2005 года № 248-О, от 26 января 2010 года № 158-О-О, от 21 ноября 2013 года № 1872-О, от 22 января 2014 года № 113-О и от 23 апреля 2015 года № 873-О). Поскольку осуществление оперативно-розыскных мероприятий, в том числе прослушивания телефонных переговоров, возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных статьей 2 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", и при наличии оснований, указанных в его статье 7, то данный Федеральный закон не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и другими законными задачами и основаниями оперативно-розыскной деятельности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 года № 86-О).

Соответственно, не требуется и согласия лица на сбор, хранение и использование информации о его противоправном поведении, не относящейся к его частной жизни. Незамедлительное же уничтожение такой информации делало бы бессмысленным проведение оперативно-розыскных мероприятий и противоречило бы публичным интересам, для защиты которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность.

Таким образом, нет оснований для вывода о том, что оспариваемые заявителем законоположения нарушают его права в обозначенном им аспекте. Разрешение же вопроса об отмене приговора, чего прямо требует Н.Н. Борисенко, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Борисенко Николая Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website