Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2016 № 2147-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шефлера Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2016 г. № 2147-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ШЕФЛЕРА ЮРИЯ ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ПУНКТОМ 5 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

ОТ 2 ИЮЛЯ 2013 ГОДА № 2559-6 ГД "ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ АМНИСТИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Ю.В. Шефлера вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин Ю.В. Шефлер, обвиняемый в совершении преступлений, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 5 Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии", который предписывает прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда, о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу данного постановления, предусмотренных статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом "а" части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении указанных преступлений, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Как следует из представленных материалов, в производстве старшего следователя Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации находится уголовное дело, возбужденное в отношении Ю.В. Шефлера по признакам предусмотренного частью третьей статьи 33 и частью третьей статьи 180 УК Российской Федерации преступления, выразившегося в незаконном использовании группой лиц в 2001 - 2002 годах чужих товарных знаков и причинившего, как видно из постановления от 21 сентября 2011 года о привлечении Ю.В. Шефлера в качестве обвиняемого, крупный ущерб в виде упущенной выгоды признанному потерпевшим по данному делу федеральному казенному предприятию "Союзплодоимпорт" на общую сумму 1 334 093 рубля 98 копеек.

В связи с изданием Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии" стороной защиты, включая Ю.В. Шефлера, давшего согласие на прекращение его уголовного преследования вследствие акта об амнистии, заявлялись о том ходатайства с приложением к ним документов, подтверждающих перечисление обвиняемым в счет возмещения причиненного им ущерба на банковский счет названного предприятия денежных средств в сумме 1 334 093 рубля 98 копеек и 192 700 117 рублей 43 копейки в качестве удовлетворения дополнительно поданного потерпевшим гражданского иска. Однако в удовлетворении ходатайств следователь отказал, полагая, что Ю.В. Шефлером не выполнены обязательства по возврату потерпевшему имущества - прав на товарные знаки за рубежом. Данные решения оставлены без изменения судом, рассматривавшим жалобы адвокатов Ю.В. Шефлера в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемое нормативное положение не соответствует статьям 1, 15, 17, 18, 35 и 49 Конституции Российской Федерации, поскольку, не предусматривая определенных условий прекращения уголовного преследования, допускает установление в качестве такого условия возврат неопределенного имущества, не отраженного в процессуальных документах, не ограничивает это требование связью с инкриминируемым деянием, позволяет следствию в форме истребования имущества заявлять о новых преступных деяниях.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15 января 2016 года № 4-О по жалобе гражданина Ю.В. Шефлера на нарушение его конституционных прав пунктом 5 постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии" отметил следующее.

Правовое регулирование отношений по поводу возмещения имущественного вреда - как имеющих частноправовой характер - должно обеспечиваться, главным образом, в рамках гражданского законодательства за счет присущего ему правового инструментария. Однако в силу публичного характера уголовного процесса обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим непосредственно вытекают из факта совершения преступления, являющегося предметом разбирательства в уголовном деле, и потому неразрывно связаны с предъявленным обвинением.

Определяя способы возмещения вреда ответственным за его причинение лицом, статья 1082 ГК Российской Федерации предусматривает, что, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает такое лицо возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки, прямо отсылая при этом к общей норме о возмещении убытков (пункт 2 статьи 15 данного Кодекса), согласно которой под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Наделение следователя полномочием по прекращению уголовного преследования вследствие акта об амнистии под условием выполнения подозреваемыми и обвиняемыми в совершении соответствующих преступлений обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим предопределяет и его обязанность в каждом таком случае проверить в рамках процедуры, гарантирующей соблюдение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, надлежащее выполнение данного условия.

В случае если в распоряжении органа предварительного расследования появляются данные о том, что действительный размер причиненного преступлением ущерба, который является признаком объективной стороны состава преступления, превышает положенный в основу обвинения, то - по смыслу взаимосвязанных положений пункта 4 части первой статьи 73, статей 171, 172 и 175 УПК Российской Федерации - он не лишен возможности и обязан принять меры к их проверке, установлению подлинного размера ущерба, изменению предъявленного обвинения на основе вновь собранных доказательств, официальному закреплению новой оценки размера ущерба в соответствующих процессуальных документах и предъявлению их обвиняемому.

Соответственно, решая вопрос о возможности применения акта об амнистии к лицу, имеющему официально подтвержденный статус подозреваемого, обвиняемого, публичный орган уголовного преследования должен исходить из суммы причиненного преступлением ущерба, установленной им и включенной в официальное обвинение, которое, имея под собой доказательственную базу в отношении конкретного деяния, делает амнистию, обусловленную возмещением убытков, юридически оправданной. Стороны же, не согласные с оценкой указанным органом степени возмещения ущерба, вправе оспорить принятое им решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным (часть четвертая статьи 7 УПК Российской Федерации), в судебном порядке, предусмотренном для обжалования решений таких органов, правомочных применять акт об амнистии, как органы предварительного расследования (статья 125, главы 45.1, 47.1 и 48.1 УПК Российской Федерации). Тем самым лицам, заинтересованным в исходе дела, обеспечивается судебная защита их прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства.

Таким образом, оспариваемая Ю.В. Шефлером норма, устанавливая определенные условия прекращения уголовного преследования и действуя в системе правового регулирования, не предполагает, вопреки доводам его жалобы, возможность возложения на подозреваемого или обвиняемого произвольно устанавливаемых обязательств и, следовательно, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте. Следовательно, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Оценка же фактических обстоятельств конкретного дела Ю.В. Шефлера, а также установление действительного объема его обязательств по возмещению вреда потерпевшему, к чему, по сути, сводятся доводы его жалобы, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шефлера Юрия Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Судебная практика и законодательство

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 № 2632-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вялова Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации"

Правовое регулирование отношений по поводу возмещения имущественного вреда, как имеющих частноправовой характер, должно обеспечиваться, главным образом, в рамках гражданского законодательства за счет присущего ему правового инструментария. Однако обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим, непосредственно вытекающие из факта совершения преступления как наиболее общественно опасного вида правонарушения, являются предметом разбирательства в уголовном деле и потому неразрывно связаны с предъявленным обвинением (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2016 года № 4-О и от 29 сентября 2016 года N 2147-О).

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website