Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23.09.2019 № 45-КГ19-8


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2019 г. № 45-КГ19-8

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 23 сентября 2019 г. гражданское дело по иску Сайфуллина Данила Рамазановича к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Свердловской области о взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Сайфуллина Данила Рамазановича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г., которым отменено решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 2 ноября 2017 г. о частичном удовлетворении иска и по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., объяснения Сайфуллина Д.Р., его представителя по доверенности Гончаровой Е.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя Министерства обороны Российской Федерации по доверенности Сусиной М.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу обоснованной, обжалуемое судебное постановление незаконным и подлежащим отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сайфуллин Данил Рамазанович 5 июня 2017 г. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Свердловской области и с учетом уточнения исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просил взыскать компенсацию морального вреда: с Министерства обороны Российской Федерации в размере 2 000 000 руб., с военного комиссариата Свердловской области - 200 000 руб.

В обоснование заявленных требований Сайфуллин Д.Р. ссылался на то, что он с 7 декабря 2014 г. проходил военную службу по призыву в учебном центре войсковой части 31612 в должности механика-водителя 1 роты обеспечения учебного процесса батальона обеспечения учебного процесса 1 учебного центра.

11 сентября 2015 г. Сайфуллин Д.Р. вместе с рядовым Исаковым В.А. проводили техническое обслуживание вооружения БМП-2, во время которого рядовой Исаков В.А. нанес удар молотком по пушке БМП-2, вследствие чего от нее отлетел осколок, который попал в область правого глаза Сайфуллину Д.Р. и причинил ему ранение, приведшее к слепоте правого глаза и являющееся тяжким вредом здоровью.

25 декабря 2015 г. военно-врачебная комиссия федерального государственного казенного учреждения "354 военный клинический госпиталь" Министерства обороны Российской Федерации провела освидетельствование Сайфуллина Д.Р., по результатам которого была установлена причинная связь полученного Сайфуллиным Д.Р. увечья (ранения) с исполнением им обязанностей военной службы в формулировке "военная травма".

В отношении Исакова В.А. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 118 Уголовного кодекса Российской Федерации (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), которое впоследствии было прекращено в связи с примирением сторон (статья 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Сайфуллин Д.Р. считал, что травма получена им в том числе по вине должностных лиц войсковой части 31612, которые не организовали надлежащий контроль за военнослужащими, обеспечивающими ремонт военной техники, что подтверждается заключением от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования, проведенного врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612.

Сайфуллин Д.Р. также указывал на то, что в связи с полученной им травмой и ее последствиями ему причинены физические и нравственные страдания, он лишен возможности вести полноценный активный образ жизни как в профессиональной сфере, так и в быту, продолжает испытывать болевые ощущения, ему было проведено множество операций, из-за увечья он не может трудоустроиться и не имеет средств к существованию.

Представители ответчиков Министерства обороны Российской Федерации и военного комиссариата Свердловской области в суде первой инстанции исковые требования не признали.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 2 ноября 2017 г. исковые требования Сайфуллина Д.Р. удовлетворены частично. С Министерства обороны Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Сайфуллина Д.Р. взыскана компенсация морального вреда в размере 300 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований Сайфуллина Д.Р. отменено с принятием в этой части по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 июня 2019 г. Сайфуллину Д.Р. восстановлен срок подачи кассационной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Сайфуллиным Д.Р. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г., как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 7 июня 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 7 августа 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился представитель ответчика военного комиссариата Свердловской области, от которого поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело без участия представителя военного комиссариата Свердловской области.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Сайфуллин Д.Р., <...> года рождения, с декабря 2014 года проходил военную службу по призыву в войсковой части 31612 в должности механика-водителя 1 роты обеспечения учебного процесса батальона обеспечения учебного процесса 1 учебного центра, имел воинское звание рядового.

Согласно справке врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612 от 30 сентября 2015 г. рядовой Сайфуллин Д.Р. и рядовой Исаков В.А. 11 сентября 2015 г. после проведения стрельб осуществляли техническое обслуживание вооружения БМП-2 в парке боевых машин, во время которого рядовой Исаков В.А. нанес удар молотком по казенной части автоматической пушки БМП-2, вследствие чего от нее отлетел осколок и попал в область правого глаза рядовому Сайфуллину Д.Р.

11 сентября 2015 г. по факту получения рядовым Сайфуллиным Д.Р. травмы врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612 было проведено расследование, в ходе которого установлено, что причинами получения рядовым Сайфуллиным Д.Р. 11 сентября 2015 г. травмы явились:

- отсутствие системы в проведении инструктажа по требованиям безопасности при обслуживании образцов вооружения и военной техники со стороны врио заместителя начальника 1 учебного центра по вооружению капитана Панкова П.Д., ненадлежащее выполнение им требований главы 7 и статьи 99 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, по недопущению травматизма, выразившееся в непринятии мер по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, а также невыполнение требований приказа Министра обороны Российской Федерации от 2013 года № 255 по обеспечению безопасных условий при проведении занятий;

- низкая требовательность командира батальона обеспечения учебного процесса подполковника Зуброва Д.В. к подчиненному личному составу по сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих, ненадлежащее исполнение им служебных обязанностей, предусмотренных статьей 320 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, а именно отсутствие контроля за порядком организации и выполнением мероприятий повседневной деятельности;

- ненадлежащее выполнение командиром 1 роты обеспечения учебного процесса батальона обеспечения учебного процесса 1 учебного центра старшим лейтенантом Верхломчуком В.П. требований главы 7 и статьи 81 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, по недопущению травматизма, выразившееся в непринятии мер по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их травмирования в ходе повседневной деятельности, а также в невыполнении требований приказа Министра обороны Российской Федерации от 2013 года № 255 по обеспечению безопасных условий военной службы при проведении мероприятий повседневной деятельности;

- ненадлежащее выполнение командиром взвода обеспечения учебного процесса прапорщиком Буриловым А.М. требований статей 81 и 320 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, по сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих, по непринятию мер по предупреждению травматизма личного состава, проявившееся в низкой требовательности к выполнению требований безопасности, отсутствии контроля за их выполнением в повседневной деятельности.

В связи с изложенным в заключении от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612 предложено наложить на указанных в этом заключении должностных лиц войсковой части 31612 различные виды дисциплинарных взысканий.

Из справки военно-врачебной комиссии филиала № 3 федерального государственного казенного учреждения "Главный центр военно-врачебной экспертизы" Министерства обороны Российской Федерации от 27 октября 2015 г. следует, что причиненное Сайфуллину Д.Р. 11 сентября 2015 г. увечье является тяжким, приведшим к слепоте правого глаза.

25 декабря 2015 г. Сайфуллин Д.Р. был освидетельствован военно-врачебной комиссией федерального государственного казенного учреждения "354 военный клинический госпиталь" Министерства обороны Российской Федерации, по результатам чего полученное Сайфуллиным Д.Р. 11 сентября 2015 г. увечье было квалифицировано как военная травма и ему установлена категория годности к военной службе "В - ограниченно годен к военной службе".

Постановлением заместителя военного прокурора Еланского гарнизона от 29 января 2016 г. прекращено уголовное преследование и уголовное дело в отношении рядового Исакова В.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 118 Уголовного кодекса Российской Федерации (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), на основании статьи 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, то есть в связи с примирением сторон (Сайфуллина Д.Р. и Исакова В.А.).

Разрешая исковые требования Сайфуллина Д.Р. о взыскании с Министерства обороны Российской Федерации компенсации морального вреда, суд первой инстанции, сославшись на положения статьи 16 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", статей 151, 1064, 1084, 1099, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также разъяснения, данные в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", указал, что Министерством обороны Российской Федерации, являющимся надлежащим ответчиком по настоящему делу, обязанным доказать отсутствие вины должностных лиц войсковой части 31612 в причинении вреда здоровью Сайфуллину Д.Р., не представлено доказательств отсутствия такой вины. В то же время заключением от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования, проведенного врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612, подтверждено причинение истцу при исполнении им обязанностей военной службы тяжкого вреда здоровью по вине должностных лиц войсковой части 31612, не обеспечивших надлежащие условия прохождения военной службы.

Суд первой инстанции, учитывая приведенные выше обстоятельства, а также то, что вследствие причинения Сайфуллину Д.Р. вреда здоровью в период прохождения им военной службы по призыву он испытал физические и нравственные страдания, частично удовлетворил исковые требования и взыскал в пользу истца с Министерства обороны Российской Федерации как главного распорядителя бюджетных средств компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб. Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции принял во внимание требования разумности и справедливости, характер полученной Сайфуллиным Д.Р. травмы и ее последствия, невозможность для него продолжать прежний активный образ жизни в профессиональной сфере и в быту, снижение качества его жизни, а также длящийся характер этих негативных воздействий. В удовлетворении исковых требований Сайфуллина Д.Р. к военному комиссариату Свердловской области суд отказал.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по апелляционным жалобам Сайфуллина Д.Р. и представителя Министерства обороны Российской Федерации, не согласился с такими выводами суда первой инстанции, отменил решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 2 ноября 2017 г. в части удовлетворения исковых требований Сайфуллина Д.Р. к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда и принял в этой части по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Сайфуллина Д.Р.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что правовые основания для возложения на Министерство обороны Российской Федерации гражданско-правовой ответственности по возмещению морального вреда Сайфуллину Д.Р. отсутствуют, так как названный ответчик не является непосредственным причинителем вреда его здоровью, в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что вред здоровью истца причинен в результате виновных, противоправных действий должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612.

В основание такого вывода суд апелляционной инстанции сослался на то, что непосредственный причинитель вреда здоровью Сайфуллина Д.Р. был установлен в ходе предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному по этому факту, и им является военнослужащий войсковой части 31612 рядовой Исаков В.А., наличие вины должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в необеспечении надлежащих условий прохождения военной службы не подтверждено достаточными доказательствами по делу. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что заключение от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования врио начальника I учебного центра войсковой части 31612 не подтверждает вину должностных лиц войсковой части 31612 в причинении вреда здоровью истца, так как причины получения Сайфуллиным Д.Р. 11 сентября 2015 г. травмы в этом заключении не конкретизированы применительно к данному случаю и не подтверждены какими-либо доказательствами, а содержащееся в заключении предложение о наложении на должностных лиц войсковой части 31612 дисциплинарных взысканий не является безусловным основанием для привлечения их к дисциплинарной ответственности. Суд апелляционной инстанции, кроме того, указал, что в нарушение норм процессуального права заключение от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования не исследовалось судом в судебном заседании 2 ноября 2017 г. при вынесении решения по делу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведенные выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением требований процессуального закона.

Согласно статье 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со статьей 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом (части 1 и 2).

Права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей определены Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (преамбула Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", далее также - Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ).

Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров. На них возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы (пункт 1 статьи 16 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ).

Командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за постоянную боевую и мобилизационную готовность, успешное выполнение боевых задач, боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, правопорядок, морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы, состояние и сохранность вооружения, военной техники и другого военного имущества, материальное, техническое, финансовое, бытовое обеспечение и медицинское обеспечение (пункт 2 статьи 27 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ в редакции федеральных законов от 4 декабря 2006 г. № 203-ФЗ, от 25 ноября 2013 г. № 317-ФЗ, действовавшей на время возникновения спорных отношений).

Аналогичные требования к обеспечению сохранения жизни и здоровья военнослужащих закреплены и в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495. В частности, в соответствии со статьей 75 данного устава (здесь и далее нормы Устава приведены в редакции, действовавшей на время возникновения спорных отношений; далее - Устав внутренней службы) командир является единоначальником, в мирное и военное время отвечает за боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы; за внутренний порядок, состояние и сохранность вооружения, военной техники и другого военного имущества.

Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих; руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы, принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий), а также осуществлять мероприятия по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью, имуществу местного населения и окружающей среде в ходе повседневной деятельности воинской части (подразделения) (статья 81 Устава внутренней службы).

Заместитель командира полка является непосредственным организатором боевой подготовки в полку. Он обязан в том числе организовывать и осуществлять мероприятия по обеспечению безопасности военной службы в полку; организовывать изучение личным составом требований безопасности военной службы, анализировать причины нарушений требований безопасности военной службы, принимать меры по их предупреждению (статья 99 Устава внутренней службы).

Заместители командира полка, начальники родов войск и служб, командиры подразделений и их заместители, другие должностные лица полка (подразделения) отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и главой 7 Устава внутренней службы ("Безопасность военной службы").

Указанные должностные лица, организующие мероприятия повседневной деятельности или руководящие их проведением (начальники команд, старшие или руководители на местах исполнения должностных и специальных обязанностей либо на рабочих местах), непосредственно при организации и проведении каждого мероприятия повседневной деятельности, в частности, обязаны:

- уточнять опасные факторы военной службы, которые могут возникнуть при выполнении мероприятия, и определять меры по их ограничению (нейтрализации);

- обеспечивать создание безопасных условий военной службы на каждом месте исполнения должностных, специальных обязанностей (на рабочем месте) и снабжение военнослужащих положенными средствами индивидуальной и коллективной защиты, лечебно-профилактическими средствами; проводить лично (организовывать) занятия по изучению требований безопасности, в том числе по овладению личным составом безопасными приемами и способами исполнения своих должностных и специальных обязанностей, а также инструктажи;

- лично убедиться перед проведением мероприятия повседневной деятельности, что для этого созданы безопасные условия, подчиненные усвоили доведенные до них требования безопасности военной службы и обладают достаточными практическими навыками в их выполнении, знают порядок действий в аварийных ситуациях и умеют оказывать помощь пострадавшим;

- добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих и гражданских лиц, причинения вреда окружающей среде (статья 320 Устава внутренней службы).

Одними из основных проводимых в полку (подразделении) мероприятий по предупреждению гибели (смерти), увечий (ранений, травм, контузий) и снижению заболеваемости военнослужащих являются регулярная подготовка личного состава к выполнению мероприятий повседневной деятельности с изучением перед их проведением необходимых требований безопасности военной службы, контроль за выполнением личным составом требований безопасности военной службы (абзацы первый, третий, четвертый статьи 322 Устава внутренней службы).

Статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет общие основания ответственности за причинение вреда. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В силу статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 (статьи 1064 - 1101) данного кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Таким образом, по общему правилу необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 20 октября 2010 г. № 18-П, нормы статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи с нормами статей 1064 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации означают, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случаях установления вины государственных органов и их должностных лиц в причинении данного вреда. Следовательно, статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет использовать дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих и членов их семей меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена. В данной статье реализуется конституционный принцип равенства, поскольку все военнослужащие (и члены их семей) имеют равную с другими гражданами возможность использования гражданско-правовых механизмов возмещения вреда с соблюдением принципов и условий такого возмещения.

При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 11 постановления от 26 января 2010 г. № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснил, что предусмотренная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должен представить сам ответчик.

Компенсация морального вреда, о взыскании которой в связи с тяжким вредом здоровью, причиненным при исполнении обязанностей военной службы, заявлено Сайфуллиным Д.Р., является одним из видов гражданско-правовой ответственности.

Пунктом 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (пункт 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (пункт 2).

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 г. № 6), суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (абзац второй пункта 8 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10).

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела приведенные нормативные положения Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за причинение вреда и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации применил без учета норм специального законодательства, регламентирующего прохождение службы в Вооруженных Силах Российской Федерации и определяющего в том числе обязанности должностных лиц воинской части по обеспечению безопасности военной службы и сохранению здоровья военнослужащих, в связи с чем пришел к неправомерному выводу об отсутствии оснований для возложения на Министерство обороны Российской Федерации гражданско-правовой ответственности в виде компенсации морального вреда в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Сайфуллину Д.Р. в удовлетворении иска к Министерству обороны Российской Федерации о возмещении морального вреда со ссылкой на то, что наличие вины должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в необеспечении надлежащих условий прохождения военной службы не подтверждено достаточными доказательствами по делу, суд апелляционной инстанции вследствие ошибочного толкования изложенных выше норм материального права неправильно распределил бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела. Суд апелляционной инстанции не учел, что именно на ответчике (Министерстве обороны Российской Федерации) в силу пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации лежала обязанность доказать отсутствие вины должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в получении рядовым Сайфуллиным Д.Р. травмы при исполнении им обязанностей военной службы.

Как следует из материалов дела, Сайфуллин Д.Р. при обращении в суд с настоящим иском представил доказательства, подтверждающие факт получения им травмы при исполнении обязанностей военной службы, а также копию заключения от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования врио начальника I учебного центра войсковой части 31612, содержащего выводы о наличии вины должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в неисполнении и ненадлежащем исполнении требований Устава внутренней службы в части обеспечения безопасных условий прохождения военной службы, явившихся причиной получения истцом травмы при исполнении им обязанностей военной службы.

Суд первой инстанции при рассмотрении данного спора установил, что увечье рядовым Сайфуллиным Д.Р. получено при исполнении обязанностей военной службы вследствие ненадлежащего исполнения должностными лицами 1 учебного центра войсковой части 31612 предписаний Устава внутренней службы, обязывающих их обеспечивать безопасные условия прохождения военной службы подчиненными военнослужащими, принимать меры, направленные на обеспечение защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей и на предупреждение получения увечья военнослужащими. Данные обстоятельства были установлены судом первой инстанции на основании представленного Сайфуллиным Д.Р. при подаче искового заявления заключения от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования, проведенного врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612.

Выводы суда первой инстанции не были опровергнуты ответчиком в суде апелляционной инстанции. В нарушение требований части 4 статьи 67 ГПК РФ суд апелляционной инстанции не привел в определении мотивы, по которым он не принял во внимание представленные Сайфуллиным Д.Р. доказательства, подтверждающие, по его мнению, наличие вины должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в необеспечении надлежащих условий прохождения военной службы. Не установив при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции каких-либо новых обстоятельств и не обосновав своего несогласия с выводами суда первой инстанции о недоказанности ответчиком Министерством обороны Российской Федерации отсутствия вины со стороны должностных лиц 1 учебного центра войсковой части 31612 в получении травмы рядовым Сайфуллиным Д.Р. при исполнении им обязанностей военной службы, суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении исковых требований.

Суждение суда апелляционной инстанции о том, что судом первой инстанции в судебном заседании 2 ноября 2017 г. при вынесении решения не было исследовано положенное в основу данного решения заключение от 11 сентября 2015 г. по материалам расследования, проведенного врио начальника 1 учебного центра войсковой части 31612, противоречит материалам дела, поскольку из протокола судебного заседания от 2 ноября 2017 г. следует, что судом первой инстанции при вынесении решения были исследованы письменные материалы дела, в том числе листы дела с 11 по 31, среди которых, в частности, имеется представленная Сайфуллиным Д.Р. при подаче искового заявления копия указанного выше заключения по материалам расследования (л.д. 13 - 16).

Нельзя признать правильным и вывод суда апелляционной инстанции о том, что обязанность по компенсации морального вреда за счет средств соответствующей казны не может быть возложена на Министерство обороны Российской Федерации со ссылкой на то, что непосредственный причинитель вреда здоровью Сайфуллина Д.Р. был установлен в ходе предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному по этому факту, и им является военнослужащий войсковой части 31612 рядовой Исаков В.А. Судом апелляционной инстанции не учтено, что получение травмы рядовым Сайфуллиным Д.Р. 11 сентября 2015 г. имело место при исполнении Сайфуллиным Д.Р. и Исаковым В.А. обязанностей военной службы, а именно при проведении ими работ по техническому обслуживанию вооружения БМП-2. Между тем именно на командиров (должностных лиц войсковой части 31612) в силу абзаца второго пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ возлагается обязанность по обеспечению требований безопасности, в том числе при эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве подчиненными военнослужащими работ, при исполнении других обязанностей военной службы.

Придя вследствие неправильного применения норм материального права, регулирующих спорные отношения, к выводу об отсутствии оснований для возложения на ответчика Министерство обороны Российской Федерации обязанности по возмещению морального вреда, причиненного Сайфуллину Д.Р., суд апелляционной инстанции фактически не рассмотрел доводы его апелляционной жалобы относительно несогласия с размером компенсации морального вреда, определенным судом первой инстанции.

В связи с этим обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть все приведенное выше и разрешить возникший спор на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, обстоятельств, установленных по делу, и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 апреля 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в ином составе судей.

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website