Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.06.2016 № 41-АПУ16-9СП


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июня 2016 г. № 41-АПУ16-9СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Романовой Т.А., Пейсиковой Е.В.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Кашубиной С.А. и апелляционной жалобе представителя потерпевшего М. - Г. на приговор Ростовского областного суда от 22 апреля 2016 г., по которому

Охрименко А.В. <...> несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162, п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ ввиду его непричастности к совершению данных преступлений и вынесением в отношении его коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта с признанием за ним права на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционного представления и жалобы, возражений на них, выступление оправданного Охрименко А.В. и в защиту его интересов адвоката Цапина В.И., которые считали, что приговор является законным и обоснованным, а также мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., поддержавшего доводы апелляционного представления и жалобы Судебная коллегия

установила:

на основании вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта Охрименко А.В. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении разбойного нападения на М. и С. и в их убийстве, имевшем место 12 января 2015 г. в г. <...>.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Кашубина С.А. просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. В обоснование приводит доводы о том, что в ходе формирования коллегии присяжных заседателей председательствующим судьей было ограничено право государственного обвинителя на выяснение обстоятельств, препятствующих кандидатам в присяжные заседатели принять участие в рассмотрении дела соответственно - на заявление им отводов; в ходе состоявшегося процесса допущены нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в том, что не реагируя на замечания председательствующего судьи, сторона защиты оказывала незаконное воздействие на коллегию присяжных, выясняла у допрашиваемых лиц вопросы, выходящие за пределы ст. 252 УПК РФ, довела до сведения присяжных заседателей информацию о сделанном М. в ходе следствия признании в совершении убийства им, выясняла у потерпевших, кому стали принадлежать квартиры после смерти потерпевших, оценила выступление государственного обвинителя в прениях, как направленное на защиту М. и дала, тем самым, присяжным заседателям понять, что преступление совершил именно он, ставила перед экспертом вопросы, имеющие цель подвергнуть сомнению законность получения доказательства - заключения эксперта, сопоставляла в прениях содержание фильма "<...>" и показания свидетеля А.; председательствующий судья не позволил стороне обвинения выяснить имеющий отношение к делу вопрос о наличии у подсудимого склонности к обману, о чем давала показания свидетель Ш. перед которой у Охрименко имелись долговые обязательства; допустил к исследованию неотносимые доказательства - заключение эксперта, протоколы осмотра места происшествия и обыска, закончил судебное следствие без выяснения мнения сторон и допроса засекреченного свидетеля "<...>", чьи показания имели существенное значение для дела, и для обеспечения явки которого в суд, не были приняты все исчерпывающие меры, что подтверждается фактом общения этого свидетеля с адвокатом, приобщившего к материалам дела его объяснение и, вероятно, со своей стороны оказавшего незаконное воздействие на свидетеля, что привело в итоге к уклонению свидетеля от явки в суд; отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства об исследовании показаний названного свидетеля в порядке ст. 281 УПК РФ; допущенные в ходе рассмотрения дела нарушения уголовно-процессуального закона являются, по мнению автора апелляционного представления, существенными и влекут отмену приговора.

Представитель потерпевшего М. - Г. просит отменить приговор в связи с его необоснованностью и незаконностью, вынести обвинительный приговор и назначить Охрименко суровое наказание. В обоснование своей позиции приводит положения ст. 389.15 УПК РФ, ссылается на то, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности, на правильность применения уголовного закона.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя и жалобу представителя потерпевшего адвокат Добрановский А.М. и оправданный Охрименко А.В. утверждают о несостоятельности изложенных в них доводов.

Согласно п. 2 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, может служить существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

В силу ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и жалобе, в возражениях на них, Судебная коллегия усматривает основания, которые влекут отмену оправдательного приговора.

Из материалов дела следует, что в качестве доказательства по делу стороной обвинения были представлены показания свидетеля, указанного в списке обвинительного заключения под псевдонимом "<...>", чьи анкетные данные на основании ч. 9 ст. 166 УПК РФ сохранены в тайне по постановлению следователя <...> МСО СУ СК России по Ростовской области Э. от 22 июля 2015 г.

Сторона обвинения от допроса указанного свидетеля не отказывалась и ходатайствовала о вызове его в судебное заседание.

В судебном заседании, состоявшемся 2 марта 2016 г., председательствующим судьей было принято решение о вызове указанного свидетеля для допроса в судебное заседание, назначенное на 14 марта 2016 г. с возложением обязанности по обеспечению его явки на следователя Э.

В связи с неявкой свидетеля в назначенный день председательствующим было вновь дано письменное указание тому же следователю об обеспечении явки свидетеля под псевдонимом <...> в суд 28 марта 2016 г.

Однако уже 22 марта 2016 г. следователь уведомил суд о невозможности доставки им свидетеля для допроса в судебное заседание под предлогом того, что "<...>" покинул место жительства и в настоящее время по данному адресу не проживает. При этом в направленном в адрес суда сообщении следователь не привел источник своей информированности о таком обстоятельстве.

28 марта 2016 г. председательствующий судья, продолжая решать вопрос явки свидетеля в суд подобным способом, то есть при посредстве следователя, предлагает в своем письме последнему принять меры по обеспечению явки свидетеля в любое из судебных заседаний, проведение которых намечено на 30 марта, 4 и 6 апреля 2016 г.

Только 6 апреля 2016 г. в связи с отсутствием сведений о принятых следователем мерах, председательствующим судьей было вынесено решение о принудительном приводе свидетеля в судебное заседание на 12 апреля 2016 г. Исполнение привода на указанные даты поручено службе судебных приставов по ОУПД Ростовского областного суда УФССП РФ по Ростовской области совместно со следователем Э.

Но ни 12 апреля, ни 14 апреля 2016 г. принудительный привод свидетеля осуществлен не был, поскольку, как следует из рапортов судебного пристава, 12 апреля 2016 г. свидетель не находился дома, а 14 апреля 2016 г. по указанному в постановлении адресу в квартире никого не было. В свою очередь, следователь Э. 13 апреля 2016 г. проинформировал суд о том, что, действуя совместно с оперуполномоченным Л., он выезжал 12 и 13 апреля 2016 г. по месту жительства "<...>" и, общаясь через запертую дверь с женщиной, узнал, что свидетель, который доводится ей супругом, отсутствует дома и ей неизвестно как с ним связаться.

Ограничившись указанными сведениями, председательствующий судья отказал государственному обвинителю в удовлетворении ходатайства об исследовании показаний свидетеля "<...>" в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ и одновременно с этим констатировал, что свидетель по месту жительства длительное время не находится, и суд принял исчерпывающие меры по обеспечению его явки в суд.

Между тем с утверждениями суда о принятии исчерпывающих мер по обеспечению явки в судебное заседание свидетеля Судебная коллегия имеет основания не согласиться.

В соответствии со ст. 188 УПК РФ свидетель вызывается на допрос повесткой. Не явившийся по вызову без уважительных причин свидетель может быть в силу ч. 1 ст. 113 УПК РФ подвергнут принудительному приводу.

Материалы дела свидетельствуют, что судебные повестки о вызове в суд в адрес свидетеля, не направлялись.

В соответствии с п. 7 ст. 113 УПК РФ привод свидетеля на основании постановления суда производится судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Обращение председательствующего судьи к следователю с поручением обеспечить явку в судебное заседание свидетеля под псевдонимом "<...>" нельзя рассматривать как необходимые действия суда по применению мер процессуального принуждения к свидетелю, уклоняющемуся от выполнения возложенных на него обязанностей по явке в суд.

Из доводимой следователем до суда информации не представляется возможным определить, какие меры по обеспечению явки свидетеля в указанные судом дни судебных заседаний были приняты, и на основе каких сведений в своем единственном за период со 2 марта по 6 апреля 2016 г. сообщении от 22 марта 2016 г. им сделан вывод, что свидетель покинул свое место жительства и по указанному адресу не проживает.

Суд не выяснил указанные обстоятельства, источники данных о том, что свидетель от явки в суд "всячески" уклоняется, о чем указано со слов Э. в рапорте старшего судебного пристава Л. от 12 апреля 2016 г., сам следователь Э., несмотря на дачу показаний им в суде, по этому поводу допрошен не был.

На протяжении двух дней - 12 и 14 апреля 2016 г., когда в отношении свидетеля принято судебное решение о принудительном приводе с поручением его исполнения соответствующей службе, каковой является служба судебных приставов, данных о выезде свидетеля, об изменении им места жительства также получено не было. Не следует это ни из актов, составленных судебными приставами, ни из объяснений, которые были получены ими от лиц, проживающих по соседству со свидетелем "<...>".

Признавая принятые меры по обеспечению явки свидетеля исчерпывающими, судом не дана оценка известному из рапорта следователя от 13 апреля 2016 г. факту проживания в квартире совместно со свидетелем родственников последнего, опрос которых службой судебных приставов не проводился, но, по мнению Судебной коллегии, мог иметь существенное значение в вопросе выяснения местопребывания свидетеля и осуществления его привода. Оставлены без внимания и проверки суда обстоятельства встречи и общения адвоката с лицом, представившимся ему свидетелем, допрошенным под псевдонимом "<...>", и указавшим свои анкетные данные и контактный телефон в полученном от него адвокатом объяснении, которое суд счел относимым и по ходатайству адвоката приобщил к делу.

Таким образом, оснований считать, что принятые судом меры для обеспечения явки свидетеля "<...>" в целях его допроса в судебном заседании являются исчерпывающими, не имеется.

Обязанность суда по принятию должных мер по обеспечению явки свидетеля не могла быть в данном случае компенсирована предоставлением председательствующим судьей стороне обвинения возможности решить самостоятельно возникшую проблему, поскольку в силу закона органы следствия и прокурор не наделены правом применения к свидетелю мер процессуального принуждения.

Протокол судебного заседания не содержит данных о том, что сторона обвинения отказалась от представления для исследования с участием присяжных заседателей показаний свидетеля под псевдонимом "<...>", но тем не менее, судебное следствие было окончено.

Невозможность допроса в судебном заседании свидетеля, чьи показания имели существенное значение для установления присяжными заседателями фактических обстоятельств дела, тем более в условиях отрицания Охрименко своей причастности к преступлению, в отсутствие при этом со стороны суда необходимых и исчерпывающих мер по обеспечению явки свидетеля, повлекло ограничение права государственного обвинителя на представление доказательств и свидетельствует о существенном нарушении судом уголовно-процессуального закона.

С учетом изложенного постановленный оправдательный приговор подлежит отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Остальные доводы, приведенные в апелляционном представлении, сами по себе не являются безусловными основаниями для отмены приговора. Таковыми основаниями не могут рассматриваться также доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе представителя потерпевшего.

При новом рассмотрении дела суду необходимо принять меры к недопущению нарушений требований уголовно-процессуального закона, регламентирующего производство с участием присяжных заседателей, обеспечить необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.25, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда от 22 апреля 2016 г. в отношении Охрименко А.В. отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website