Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.12.2017 № 2822-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Белевцова Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 10, статьями 108, 240, 255 и 389.23 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2017 г. № 2822-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

БЕЛЕВЦОВА СЕРГЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 10,

СТАТЬЯМИ 108, 240, 255 И 389.23

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.В. Белевцова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Судебные решения о продлении на стадии судебного разбирательства срока содержания под стражей гражданина С.В. Белевцова неоднократно отменялись судом вышестоящей инстанции, в том числе по причине невыполнения нижестоящим судом требований статьи 240 УПК Российской Федерации о непосредственном исследовании доказательств. При этом суд апелляционной инстанции самостоятельно принимал решения о продлении срока содержания под стражей. Так, апелляционным постановлением от 27 сентября 2017 года отменено очередное постановление о продлении срока содержания под стражей на два месяца и в отношении обвиняемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на тот же срок.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Белевцов утверждает, что часть первая статьи 10 "Неприкосновенность личности", статьи 108 "Заключение под стражу", 240 "Непосредственность и устность", 255 "Решение вопроса о мере пресечения" и 389.23 "Отмена приговора и иных решений суда первой инстанции с вынесением нового судебного решения" УПК Российской Федерации, как позволяющие после отмены меры пресечения многократно избирать ее по основаниям, по которым она избиралась ранее, без ее изменения и без освобождения обвиняемого из-под стражи, нарушают права, гарантированные статьями 2, 18, 22 и 46 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Возможность ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность прямо предусматривается статьей 22 (часть 2) Конституции Российской Федерации, допускающей применение по судебному решению ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Применение ареста в случаях и порядке, установленных законом, в частности для обеспечения того, чтобы арестованное лицо предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении преступления либо в целях предотвращения совершения им преступления или побега, допускается и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт "c" пункта 1 статьи 5).

Реализуя названные конституционные гарантии, федеральный законодатель определил в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации неприкосновенность личности в качестве принципа уголовного судопроизводства, элементом которого является запрет задержания по подозрению в совершении преступления или заключения под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных данным Кодексом (часть первая статьи 10), и урегулировал основания, условия и порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей (статьи 97 - 101, 108, 109 и 255).

В своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что необоснованное применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации, пунктом 1 статьи 9 и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо; при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей суд должен исходить не только из обоснованного подозрения, что лицо совершило преступление, но и, главным образом, из обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей (возможность оказания давления на свидетелей, опасение, что лицо скроется от правосудия, совершит новое преступление, и др.), а также важности предмета разбирательства, сложности дела, поведения лица и иных факторов (Постановление от 13 июня 1996 года № 14-П; определения от 25 декабря 1998 года № 167-О, от 15 мая 2002 года № 164-О и др.).

Разрешая вопрос о продлении срока содержания под стражей, судья исходит из анализа всего комплекса фактических обстоятельств и нормативных оснований применения этой меры пресечения, которые являются едиными для всего уголовного судопроизводства, оценивает достаточность представленных сторонами материалов для принятия законного и обоснованного решения и определения того, какие именно данные указывают на наличие предусмотренных статьей 97 УПК Российской Федерации оснований для заключения под стражу или продления срока содержания под стражей (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 14-П и от 22 марта 2005 года № 4-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 октября 1999 года № 155-О, от 17 июня 2013 года № 1028-О, от 23 октября 2014 года № 2372-О и др.).

Прямо предусматривая в статьях 110 и 255 отмену или изменение меры пресечения в случае изменения оснований для ее избрания, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации содержит и средства защиты нарушенных прав, которым корреспондирует ряд предусмотренных действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством дополнительных средств правовой защиты от произвольного или несоразмерно длительного содержания под стражей при осуществлении уголовного судопроизводства (Постановление от 16 июля 2015 года № 23-П; определения от 20 апреля 2017 года N 904-О и от 27 июня 2017 года N 1189-О).

Таким образом, часть первая статьи 10, статьи 108 и 255 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте. Иные оспариваемые С.В. Белевцовым положения данного Кодекса, определяющие непосредственность и устность исследования доказательств в качестве условия судебного разбирательства (статья 240) и наделяющие суд апелляционной инстанции полномочием отменить приговор, определение, постановление суда первой инстанции и вынести новое судебное решение, если допущенное судом первой инстанции нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке (статья 389.23), являются гарантиями правосудности принимаемых судами решений, в том числе по вопросу о мере пресечения.

Установление же того, производилась ли судами в отношении С.В. Белевцова отмена меры пресечения в виде заключения под стражу ввиду изменения соответствующих условий и устранения оснований и подлежал ли он в связи с этим освобождению из-под стражи, а равно сохраняются ли в настоящий момент условия и основания для применения к нему данной меры пресечения, на что, по существу, направлено его обращение, требует исследования фактических обстоятельств его дела и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Белевцова Сергея Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website