Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2017 № 8-АПУ17-7сп


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 2017 г. № 8-АПУ17-7сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Истоминой Г.Н. и Сабурова Д.Э.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

с участием старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Макаровой О.Ю.; защитника осужденного - адвоката Шевченко Е.М.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Морсова А.П. и его защитника Кукушкина А.В. на приговор Ярославского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 октября 2017 года, которым

Морсов Анатолий Павлович, <...> ранее судимый 24 августа 2016 г. по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей;

1 сентября 2016 г. по ст. 319 УК РФ к 240 часам обязательных работ

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору от 1 сентября 2016 года окончательно назначено 16 лет 20 дней лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Наказание, назначенное по приговору от 24 августа 2016 года по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде штрафа в размере 5000 рублей постановлено исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступление осужденного Морсова А.П. и его защитника Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Макаровой О.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Морсов А.П. осужден за убийство на почве личной неприязни двух лиц К., 1957 года рождения и Ф. 1954 года рождения.

Преступление совершено им 7 августа 2016 года в р.п. <...> Ростовского района Ярославской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе защитник осужденного адвокат Кукушкин А.В. указывает на незаконность приговора в связи с допущенным председательствующим в ходе судебного разбирательства нарушением норм уголовно-процессуального закона.

По доводам жалобы в напутственном слове председательствующий неправильно разъяснил присяжным заседателям правила назначения наказания с учетом положений ст. 65 УК РФ. Согласно его разъяснениям при положительном ответе на вопрос о том, заслуживает ли снисхождения Морсов, ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы свыше 13 лет 33 дней.

Указанное разъяснение не соответствует требованиям ст. 65 УК РФ, согласно которым, если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Допущенное процессуальное нарушение повлекло нарушение права Морсова на вынесение законного и справедливого приговора.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Морсов А.П.

Полагает, что в ходе судебного заседания его виновность в убийстве Ф. не нашла подтверждения. Ему предъявлено обвинение в умышленном нанесении ударов ножом Ф. и К. на почве ссоры с ними. Однако это не соответствует действительности, у него была ссора не с потерпевшими, а с Б. которая дала суду ложные показания. Свидетель О. также оклеветала его. Орудие преступления - нож не найден. Специалист П. в судебном заседании пояснил, что кровь на его одежде могла появиться от обрызгивания. Утверждает, что не имел умысла на убийство потерпевших, не мог нанести удар с той силой и точностью, как описано в заключении эксперта. На его одежде обнаружена кровь только потерпевшей К. С потерпевшими он выпивал накануне их убийства, а не в день убийства. Об убийстве узнал от оперуполномоченных.

Считает, что убийство потерпевших мог совершить другой человек, в связи с чем дело необходимо направить прокурору на новое расследование.

При задержании он не был освидетельствован на предмет состояния опьянения. Адвокат ему не был предоставлен. Явку с повинной он написал в неадекватном состоянии, поскольку оперуполномоченные дали ему перед этим "опохмелиться". Впоследствии от явки с повинной отказался, так как убийства он не совершал. Для подтверждения факта фальсификации явки с повинной необходимо было провести почерковедческую экспертизу.

Не согласен он и с решением председательствующего об отклонении ходатайства его защитника о назначении в отношении него комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

В ходе прений потерпевшая Б. сказала о его судимостях, вызвав тем самым предубеждение в отношении него у присяжных заседателей. Государственный обвинитель в ходе судебного заседания заявил, что он не прошел экспертизу с использованием полиграфа, чем оказал влияние на присяжных заседателей.

Вопросы присяжных заседателей не были оглашены в судебном заседании.

Вопросный лист присяжными заседателями был испорчен, в связи с чем им был выдан новый вопросный лист, однако эти вопросные листы заполнены разным почерком, что вызывает сомнение в законности вердикта.

В приговоре указано об осуждении его 24 августа 2016 года к штрафу и о самостоятельном исполнении приговоров, однако этот приговор 27 марта 2017 года был отменен.

Полагает, что допущенные судом нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона влекут отмену приговора.

В возражении на апелляционные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель Фирова А.А. считает приговор законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны защиты на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или содержание данных присяжными заседателями ответов, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам жалобы явка с повинной Морсова, о незаконности получения которой утверждает осужденный в жалобе, не представлялась присяжным заседателям стороной обвинения в качестве доказательства причастности его к совершению преступления. По ходатайству государственного обвинителя, против удовлетворения которого сторона защиты не возражала, был оглашен в судебном заседании протокол допроса Морсова в качестве подозреваемого от 7 августа 2016 года. При этом, как следует из материалов дела, задержан был Морсов 7 августа 2016 года в 14 часов 10 минут. Ему сразу был предоставлен адвокат Масленников М.Н., что подтверждается ордером адвоката и подписями задержанного Морсова и адвоката Масленникова в протоколе задержания. (т. 1 л.д. 93 - 98). Морсову были разъяснены основания задержания и его права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ. В тот же день с 14 часов 40 минут до 15 часов 50 минут Морсов был допрошен в качестве подозреваемого с участием защитника. Перед допросом ему повторно были разъяснены права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ, а также ст. 51 Конституции РФ. Каких-либо заявлений, ходатайств о невозможности допроса Морсова в силу нахождения его в состоянии алкогольного опьянения ни сам подозреваемый, ни его защитник не сделали. В судебном заседании ими также не было заявлено ходатайство о признании указанного протокола допроса недопустимым доказательством. При таком положении председательствующий правильно удовлетворил ходатайство стороны обвинения об оглашении в присутствии присяжных заседателей показаний Морсова на допросе в качестве подозреваемого. (т. 1 л.д. 101 - 104, т. 6 л.д. 103).

Что касается явки с повинной, то ходатайства о проведении почерковедческой экспертизы в судебном заседании ни подсудимый, ни его защитник не заявляли. Выступая в прениях при обсуждении последствий вердикта государственный обвинитель просил признать явку с повинной Морсова смягчающим обстоятельством, с чем согласился Морсов в своем выступлении в прениях, (т. 6 л.д. 153).

При таких данных доводы жалобы осужденного о нарушении закона при его задержании, о фальсификации материалов дела, нельзя признать обоснованными.

Ходатайства сторон рассмотрены председательствующим с учетом мнения сторон, по ним приняты законные и обоснованные решения.

Отказывая в удовлетворении ходатайства стороны защиты о назначении и проведении в отношении Морсова стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы для определения психофизического состояния человека, причинившего ранения шеи потерпевшим, и сопоставления его с характеристикой личности подсудимого, председательствующий правильно сослался на то, что результаты подобного исследования не могут рассматриваться в качестве надлежащего и достоверного доказательства.

Не основаны на материалах дела и доводы жалобы о нарушении в ходе судебного следствия требований ч. 7, ч. 8 ст. 335 УПК РФ, регламентирующих особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, когда потерпевшая Б. выступая в прениях, заявила, что Морсов однажды избил женщину и та умерла в больнице, председательствующий остановил ее и обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать эти слова потерпевшей, (т. 6 л.д. 137).

Доводы жалобы о том, что государственный обвинитель, выступая в прениях сослался на результаты исследования с использованием полиграфа, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что результаты такого исследования не оглашались в присутствии присяжных заседателей, а когда государственный обвинитель Денисов задал вопрос Морсову по поводу проведенного исследования с использованием полиграфа, председательствующий снял этот вопрос и в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта не подлежат учету заявления участников о неисследованных в суде обстоятельствах, в том числе о полиграфе, (т. 6 л.д. 39 - 40).

Таким образом, довод жалобы о том, что упоминание государственным обвинителем об исследовании показаний Морсова с помощью полиграфа, а также слова потерпевшей Б. о том, что Морсов избил женщину, вызвало предубеждение присяжных заседателей в отношении осужденного, является предположением, а потому не может быть признан обоснованным.

Не нарушены председательствующим и требования ч. 4 ст. 335 УПК РФ. Рассмотрев вопросы присяжных заседателей, председательствующий в связи с тем, что они адресованы лицам, которые не должны на них отвечать, обоснованно отвел их, как не относящиеся к предъявленному Морсову обвинению.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В нем председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, не анализируя при этом их содержание, не высказывая свое отношение к ним.

Разъясняя присяжным заседателям правила назначения наказания в случае, если виновный будет признан заслуживающим снисхождения, председательствующий воспроизвел текст ч. 1 ст. 65 УК РФ о размере наказания, правильно разъяснив, что пожизненное лишение свободы в таком случае не назначается, не учитываются отягчающие обстоятельства. То обстоятельство, что председательствующий неполно изложил положения ч. 1 ст. 65 УК РФ и не указал, что наказание за преступление, за которое предусмотрено пожизненное лишение свободы или смертная казнь, лицу, признанному заслуживающим снисхождения, назначается в пределах санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом того, что Морсов признан заслуживающим снисхождения, не может рассматриваться нарушением права Морсова на вынесение законного и справедливого приговора, как об этом указано в апелляционной жалобе.

Каких-либо заявлений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности стороны не заявляли.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

Вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

Выдача присяжным заседателям нового вопросного листа по заявлению старшины присяжных заседателей в связи с допущенными ошибками при заполнении вопросного листа, не противоречит закону.

Кроме того, как следует из приобщенного к материалам вопросного листа, в котором имеются многочисленные исправления, заполнен и подписан первый и второй вопросные листы старшиной присяжных заседателей, при этом содержание ответов на поставленные вопросы в обоих вопросных листах одинаковое.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных законом не предусмотрено.

С учетом этих данных доводы жалобы осужденного о том, что он не совершал убийства К. и Ф., что не имел умысла на причинение им смерти, не мог нанести удары, описанные в заключении эксперта, о том, что это преступление могло совершить иное лицо, о недостоверности показаний свидетелей и экспертов, не подлежат удовлетворению.

Указанные обстоятельства были доведены до сведения присяжных заседателей подсудимым во время его допроса в судебном заседании в последнем слове, а также им и его защитником в ходе выступления в прениях сторон. Находясь в совещательной комнате, присяжные заседатели при вынесении вердикта в полном объеме располагали мнением стороны защиты по предъявленному Морсову обвинению, об оговоре его свидетелями. Оценив представленные сторонами доказательства, присяжные заседатели признали доказанным причинение Морсовым смерти К. и Ф., и признали его виновным в совершении этих действий.

Установленным присяжными заседателями фактическим обстоятельствам содеянного Морсовым, выразившимся в причинении смерти двум лицам, суд дал правильную юридическую оценку по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание осужденному назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, вердикта присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

При этом смягчающие обстоятельства: явка с повинной, состояние его здоровья, наличие у него психического расстройства, хронического заболевания, образ жизни потерпевших, которые злоупотребляли спиртными напитками, в полной мере учтены судом при назначении наказания Морсову. Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым не имеется.

Правильным является и решение суда о самостоятельном исполнении наказания, назначенного по приговору от 24 августа 2016 года по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде штрафа в размере 5000 рублей.

Согласно справке Управления федеральной службы судебных приставов по Ярославской области на момент вынесения приговора назначенный Морсову указанным приговорам штраф не оплачен.

В судебном заседании Морсов не оспаривал данный факт. Доводы Морсова об отмене приговора от 24 августа 2016 года не подтверждаются материалами дела, в которых подобные сведения отсутствуют.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований ни для отмены приговора по доводам жалоб, ни для смягчения назначенного осужденному наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ярославского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 октября 2017 года в отношении Морсова Анатолия Павловича оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного Морсова А.П. и его защитника - адвоката Кукушкина А.В. - без удовлетворения.

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website