Определение ВС РФ № 1-001-40


Д е л о № 1-001-40 Председательствующий Ротькин В.Ф.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пелевина Н.П.

судей Истоминой Г.Н. и Куменкова A.B.

рассмотрела в судебном заседании от 25 октября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных Жвакина В.Ю., Балакшина А.Е., Богачева В.А., Поляничко С.Н., Еганина С.А., Куприкова В.П. на приговор Архангельского областного суда от 28 марта 2001 года, по которому ЖВАКИН Вячеслав Юриъевич, родившийся 7 июля 1972 года в г. Архангельске, ранее не судимый осужден по ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 15 % заработка, по ч. 3 ст. 213 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б», «г», «д», «ж» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

БАЛАКШИН Андрей Евгеньевич, родившийся 14 мая 1972 года в г. Архангельске, ранее не судимый осужден по ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 15 % заработка, по ч. 4 ст. 222 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 3 ст. 213 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по п.п. «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

БОГА ЧЕВ Владимир Алексеевич, родившийся 28 февраля 1974 года в г. Архангельске, ранее судимый 12 февраля 1996 г. по ч.3,ч.5 ст. 148 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден 22 февраля 2000 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 4 дня осужден по ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 15 % заработка, по ч. 3 ст. 213 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п.п. «а», «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 12 февраля 1996 года, и окончательно назначено 6 дет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ПОЛЯНИЧКО Сергей Николаевичу родившийся 25 января 1972 года в п. Глубокий Устьяновского района Архангельской области, ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 213 УК РФ сроком на 4 года, по п.п. «а», «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ЕГАНИН Станистлав Александрович, родившийся 26 мая 1977 года в г. Архангельске, ранее не судимый осужден к лишению свободы по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ сроком на 3 года, по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ сроком на 5 лет, по п.п. «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

КУПРИКОВ Владимир Петрович, родившийся 22 августа 1971 года в г. Архангельске, судимый 22 августа 2000 года по п. «а2 ч. 2 ст. 126, п. «а» ч. 2 ст.

175, ст. 316 УК РФ к 7 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 213 УК РФ сроком на 4 года, по п.п. «б», «д» ч. 2 ст. \ \2 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 5 лет.

Приговор от 12 августа 2000 года постановлено исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать в пользу Боровских В.В. со Жвакина В.Ю. 5 093 рубля, с Еганина C A . и Поляничко С.Н. по 10 300 рублей с каждого;

в пользу Воробьева А.Б. 25 000 рублей с Куприкова В.П.;

в пользу Воробьевой Н.Б. 25 000 рублей со Жвакина В.Ю.;

в пользу Воробьевой Е.И. 214 000 рублей со Жвакина В.Ю.;

в пользу Куницына В.Ф. со Жвакина В.Ю, Поляничко С.Н. и Суханова по 8 000 рублей с каждого, с них же в пользу Трусова В.Н. по 8 000 рублей с каждого;

в пользу Любавина Ю.В. 70 000 рублей с Еганина С.А.;

в пользу Батурина A.A. с Богачева В.А. и Балакшина А.Е. по 15 000 рублей с каждого;

в пользу Пугина A.B. - 10 000 рублей с Богачева В. А.* в пользу Архангельской областной клинической больницы со Жвакина - 3668 рублей, с Поляничко - 4 271 рубль, с Еганина - 6 145 рублей;

в пользу Архангельской городской больницы № 1 с Богачева -11 286 рублей, с Балакшина - 3 762 рубля.

По настоящему делу осуждены также Пальцев В.Н. и Суханова Д.К., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденных Жвакина В.Ю., Богачева В.А., Еганина С.А., адвокатов Чугусовой Т.И., Еремеевой Т.А., защитника Пафнутовой Ю.В., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Хомицкой Т.Н., полагавшей приговор в части осуждения Жвакина, Балакшина и Богачева по ст. 116 УК РФ отменить, дело в этой части прекратить за отсутствием в действиях осужденных состава преступления, а в остальном приговор оставить без изменения, , судебная коллегия

установила:

Жвакин, Балакшин, Богачев и Поляничко осуждены за хулиганство, сопровождавшееся применением насилия к гражданам, связанное с сопротивлением лицам, пресекающим нарушение общественного порядка, совершенное группой лиц, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а Жвакин и с повреждением чужого имущества, за умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью потерпевших в связи с выполнением ими общественного долга и из хулиганских побуждений, группой лиц: Балакшин - здоровью Батурина A.A. , Богачев - здоровью Батурина A.A. и Пугина A.B., Поляничко и Жвакин - здоровью двух и более лиц Трусова В.Н., Куницына В.Ф., Боровских В.В., -а Жвакин и как лицо, ранее совершившее умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Жвакин, Балакшин и Богачев осуждены помимо этого за совершение насильственных действий, причинивших физическую боль Воробьеву Б., а Жвакин и за совершение этих действий в отношении Батурина.

Жвакин осужден также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Воробьева Б.А. в связи с выполнением потерпевшим общественного долга и из хулиганских побуждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, за умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба Галашеву В.Н., за Куприков осужден за хулиганство, сопровождавшееся применением насилия к Воробьеву А.Г., связанное с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия и за причинение здоровью Воробьева А.Б.

вреда средней тяжести.

Преступления совершены ими 8 июля и в ночь на 9 июля 2000 года в д. Дедов Полой и неподалеку от д. Черный Яр Приморского района Архангельской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании все осужденные виновными себя признали частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Жвакин В.Ю., подробно описывая случившееся, указывает, что суд неправильно установил, что на буксире была обоюдная драка между ним и потерпевшими Воробьевым Б. и Батуриным. Потерпевшие прибыли к буксиру группой из шести человек с собакой, представившись работниками милиции, они поднялись на буксир, где с их стороны имело место беспричинное избиение. Он реально опасался за свою жизнь, жизнь жены и ее подруги, поэтому все его дальнейшие действия были продиктованы необходимостью защитить себя, жену и друзей. Действовал он в тот момент в пределах необходимой обороны.

Потерпевшие находились в сильной степени алкогольного опьянения, в своем поведении руководствовались только желанием расправиться с ними, в связи с чем дают неправильные показания, стараясь выглядеть в более выгодном для себя свете.

Не отрицая нанесение ударов Трусову и Куницыну, но не в том количестве, которое установил суд, считает неправильной квалификацию этих его действий. Трусова он ударил не из хулиганских побуждений, а на почве личной неприязни, так как узнал его как одного из нападавших на них на буксире. Кроме того, он пытался найти исчезнувший с буксира бумажник с документами и деньгами, а находившиеся у дома мужчины ответили ему нецензурной бранью, повели себя грубо.

Вывод суда о том, что его дальнейшие действия на берегу являлись продолжением хулиганства, начатого у дома Куницына, противоречит установленным судом обстоятельствам. На берег он пришел с целью уехать на буксире домой, поэтому у потерпевших не было необходимости защищать кого-либо.

Потерпевшие Батурин, Пугин, Боровских, Воробьев А. о событиях на берегу дают противоречивые показания. Сложившаяся на берегу обстановка, неожиданное применение оружия, количество появившихся нетрезвых и агрессивных людей, настойчивое требование Батурина произвести повторный выстрел давали ему основания воспринимать действия нападавших людей как реальную угрозу. Испуг, стресс, неправомерные действия в отношении него, унижение и оскорбление в присутствии жены, совершенные несколькими часами раньше на буксире, произведенный выстрел вызвали у него сильное душевное волнение. Вырвав из рук потерпевшего ружье и нанеся ему удар, он находился в состоянии аффекта, поэтому правильно его действия следует квалифицировать по ст.

113 УК РФ.

Кроме того, узнав о смерти Воробьева, он явился с повинной в органы милиции, имеет на иждивении малолетнего ребенка и престарелую мать.

Просит по первому эпизоду на буксире оправдать его, по второму эпизоду у дома Куницына переквалифицировать его действия на п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ, по эпизоду на берегу - переквалифицировать его действия на ст. 113 УК РФ и смягчить ему наказание до возможных пределов.

Суммы компенсации морального вреда определены судом без учета возможности реального исполнения, поэтому просит снизить размер компенсации исходя из принципа разумности и справедливости.

Осужденный Балакшин А.Е. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней, не оспаривая виновность по ч. 4 ст. 222 УК РФ, просит приговор в части его осуждения по ст. 116, ч. 3 ст. 213, п.п. «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ отменить и дело прекратить, а по ч. 4 ст. 222 УК РФ смягчить ему наказание до не связанного с лишением свободы.

По доводам его жалобы вывод суда о том, что он на борту катера в состоянии алкогольного опьянения нанес не менее двух ударов обухом топора по спине Воробьева Б. Не соответствует действительности. Он был трезв, а поднявшиеся на борт катера Воробьев Б., Батурин и Пугин были в нетрезвом состоянии, вели себя вызывающе, стали избивать Жвакина и Богачева, поэтому он взял в руки пожарный топорик, но ударов им не наносил, а сразу бросил топор в ведро. Потерпевшие его оговорили с целью оправдать свои противоправные действия.

Суду следовало в этой части оправдать его, тем более, что прокурор отказался от этого обвинения.

Ошибочным является, по его мнению, и вывод суда о совершении им хулиганства и нанесении нескольких ударов обухом топора по голове Батурина. Вернулся он д. Дедов Полой с целью поиска пропавших у Жвакина документов и денег. То, что прибывшие у дома Куницина изобьют трех местных мужчин, было для него неожиданным, сам он в этом участия не принимал. Возвратившись на берег последним, он также не наносил ударов топором Батурину. Признавая его виновным в этом, суд исходил только из показаний Батурина. Никто из подсудимых не заявлял о наличии у него топора. Батурин не мог видеть человека, который наносил ему удар сзади.

Кроме того, даже при доказанности обвинения его действия не могли быть квалифицированы по совокупности статей 213 ч. З и 1 1 2 ч . 2 УК РФ.

Осужденный Еганин С.А. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором суда ни в части юридической квалификации его действия, ни в части размера назначенного ему наказания.

Вывод суда о причинении им тяжкого вреда здоровью Любавина основан лишь на его первоначальных показаниях в качестве подозреваемого, которые он дал в отсутствие защитника, чем было нарушено его право на защиту. Кроме того, на тот момент он не знал фамилий потерпевших, и поясняя о нанесении удара ногой в область живота, он не называл фамилию Любавина.

Показаниям Рогозина, который также как и он обвинялся по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, суд не дал надлежащей оценки, а показаниям потерпевшего Любавина о том, что в тот момент, когда он открыл дверь, его кто-то резко ударил по голове, от чего он потерял сознание, суд дал неправильную оценку, указав, что он заблуждается относительно обстоятельств причинения ему травмы.

Не отрицает, что поставил подножку человеку выбежавшему из дома и нанес ему удар ногой, однако никогда не признавал себя виновным в наступлении тех последствий, которые были у потерпевшего Любавина.

Никто из подсудимых и потерпевших не указал на него как на лицо, наносившее удары Любавину.

В описательной части приговора отсутствует подробное описании его действий в отношении Любавина с указание времени, места и способа их совершения.

Не отрицая причастность к нанесению ударов Боровских В.В., считает, что его действия носили оборонительный характер, так как в руках у него ничего не было в отличие от Боровских, который держал обломок весла, и пытался ударить его. Исходя из этого, вывод суда о совершении им хулиганства, является, по его мнению, неправильным.

Отмечает также, что явился с повинной в органы милиции, ранее не судим, на учете нигде не состоял, характеризуется положительно, поэтому у суда были все основания для применения в отношении него ст. 73 УК РФ.

Просит отменить приговор в части его осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ и дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления. Приговор в части осуждения по п.п. «б», «г», «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ отменить и дело прекратить в связи с совершением действий в состоянии необходимой обороны. Смягчить ему наказание до возможных пределов, применить ст. 73 УК РФ.

Осужденный Поляничко С.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней, подробно описывая обстоятельства случившегося, а также приводя анализ показаний потерпевших Трусова, Куницына, обвиняемого Рогозина, Воробьева А., , указывает, что вывод суда о его причастности к нанесению телесных повреждений Куницыну основан только на его (Поляничко) словах, которые ничем больше не подтверждены. Ссылка в приговоре на то, что он и Жвакин стали беспричинно наносить удары Трусову несостоятельно. Не указал суд в приговоре и на каких доказательствах основан вывод о нанесении им каждому потерпевшему Куницыну и Трусову не менее 10 ударов руками и ногами. Не уделил суд должного внимания выяснению вопроса о том, какие действия были совершены у дома Рогозиным, в связи с чем на него легла ответственность и за действия, совершенные Рогозиным.

Не соответствует фактическим обстоятельства и вывод суда о продолжении им хулиганских действий на берегу, о том, что потерпевшие пресекали хулиганские действия осужденных, для чего у них имелись объективные причины.

Потерпевшие преследовали только цель расправиться с ними, но уже с применением оружия., что подтверждается тем, что Воробьев Б. Взял с собой ружье, Воробьев А. - гвоздодер, Пугин топор.

Конфликт у дома Куницына был исчерпан, все готовились к отплытию и ничего противоправного не совершали, поэтому, по его мнению защищать никого не требовалось.

Приводя показания потерпевших Воробьева А., Боровских, Пугина о событиях на берегу, считает их противоречивыми, чему суд не дал оценки.

Утверждает также, что в момент нанесения ударов потерпевшим, палки у него не было. Потерпевший Боровских, чьи показания положены в основу приговора, не смог его опознать. Кроме того, удар Боровских он нанес после выстрела с целью защиты Жвакина и себя, поэтому его действия не могут быть расценены как хулиганство.

Назначая ему наказание, суд не учел состояние его здоровья, условия жизни его семьи. На его иждивении двое детей, жена находится в отпуске по уходу за ребенком. Восемь месяцев он находился на подписке о невыезде, ничего неправомерного не совершил, коллектив ходатайствовал об его условном осуждении, прокурора также просил назначить ему наказание без лишения свободы, но суд принял иное решение.

Просит переквалифицировать его действия на ст. 112 УК РФ и смягчить ему наказание до не связанного с лишением свободы.

Осужденный Богачев В. А. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что на борту буксира он действовал в состоянии необходимой обороны. По этому эпизоду суд не дал надлежащей оценки показаниям его, свидетелей Чупровой, Жевакиной, осужденных Балакшина и Жвакина о том, что его душили, а Жвакина избивали деревянной палкой, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта и в большей части показаниями потерпевших.

Свои действия в д. Дедов Полой также считает правомерными.

Доказательств того, что до выстрела он совершил хулиганство, а также о том, что он принимал участие в драке после выстрела, не имеется. Приведя показания потерпевших Боровских, Воробьева А., Пугина, свидетеля Волкова, отмечает, что суд дал им неправильную оценку.

Кроме того, суд необоснованно усмотрел в его действиях совокупность преступлений и за одни и те же действия назначил наказание по двум статьям У К Р Ф 2 1 3 и 112.

Просит оправдать его по ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, по ч. 3 ст. 213, ч. 2 ст. 112 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений.

Возражая против кассационной жалобы Балакшина, указывает, что он стремиться переложить ответственность за свои действия на других осужденных. Доводы же жалоб других осужденных о неправильной оценке показаний Рогозина, о нарушении органами предварительного следствия норм уголовно-процессуального закона поддерживает.

Осужденный Куприков В.П. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос о прекращении в отношении него уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

В обоснование своей просьбы он подробно описывая обстоятельства случившегося, указывает, потерпевший Воробьев А. замахнулся на него гвоздодером, был агрессивно настроен. Перехватив гвоздодер, он нанес ему удар рукой, а не гвоздодером в область локтевого сустава, после чего потерпевший убежал.

Заключением эксперта также подтверждено, что причинение Воробьеву А. телесных повреждений возможно ударом руки.

Приговор в отношении него построен только на показаниях Воробьева А. В драке он участия не принимал, с буксира вышел на берег только выстрела, поэтому суд неправильно сделал вывод о том, что он присоединился к хулиганским действиям других лиц. С учетом обстановки, сложившейся к моменту появления людей с оружием, сделанного ими выстрела в их сторону, нападения на него Воробьева А. с гвоздодером, расценивает свои действия как правомерные, направленные на защиту от реального посягательства на него, в связи с чем он не может нести ответственность за вред причиненный Воробьеву А.

Потерпевший Воробьев А.Б. в своей кассационной жалобе указывает, что Куприков фактически покушался на его жизнь, удар гвоздодером он пытался нанести ему по голове, но он закрыл голову рукой.

Назначенное Куприкову наказание не соответствует, по его мнению, тяжести совершенных осужденным преступлений и его личности. На момент рассмотрения настоящего дела Куприков был привлечен к уголовной ответственности дважды, и с учетом этого назначение ему наказания без изоляции от общества является необоснованным.

Просит приговор отменить за мягкостью назначенного наказания и необходимостью применения закона о более тяжком преступлении, дело направить на дополнительное расследование.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего Воробьева А.

осужденные Куприков В.П. и Суханов Д.К. указывают, что Куприков не нападал на Воробьева А., а лишь защищался.

Потерпевший Боровских В.В. в возражениях на кассационную жалобу Богачева В.А. указывает, что осужденные, прибыв на катере на берег, беспричинно стали избивать людей. Имеющиеся в показаниях потерпевших некоторые противоречия объясняются тем, что все они получили серьезные повреждения и были госпитализированы, в то время как осужденные не обращались за помощью в медицинские учреждения.

Просит при рассмотрении дела проявить объективность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности Балакшина к нанесению ударов обухом топора по спине Воробьева Б. на борту катера о том, что на борту катера Жвакин и Богачев действовали в состоянии необходимой обороны, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, потерпевшие Батурин, Пугин, Боровских П., Галашев и Трусов пояснили в судебном заседании, что догнали катер, на борту которого находились осужденные с целью предъявления претензий по поводу стрельбы с катера из пневматической винтовки по находившимся на берегу людям. Когда они остановили катер и поднялись на его борт, началась обоюдная драка.

О действиях Жвакина Пугин, Батурин, Галашев и Трусов пояснили, что тот наносил удары руками Воробьеву Б.

Батурин и Галашев пояснили также, что Жвакин ударил и Батурина палкой по спине.

Об участии в драке Богачева, нанесении им ударов руками и ногами Воробьеву Б. пояснил в судебном заседании потерпевший Пугин.

С показаниями Пугина согласуются и показания Трусова, который пояснил, что Богачев участвовал в драке, наносил кому-то удары.

Боровских П. пояснил о том, что Богачев выбросил его за борт катера, а также о том, что Балакшин нанес удар обухом топора по спине Воробьева Б.

О том, что Балакшин нанес удар обухом топора по спине Воробьева пояснили в судебном заседании и потерпевшие Пугин, Батурин, Галашев.

С учетом причин, побудивших потерпевших прибыть на катер, вызванных неправомерными действиями Пальцева, который произвел выстрелы из пневматической винтовки в направлении находившихся на берегу людей, суд обоснованно расценил возникшую между потерпевшими и осужденными драку как обоюдную, а не как нападение со стороны потерпевших и пришел к выводу о виновности Жвакина, Богачева и Балакшина в совершении насильственных действий, причинивших физическую боль и правильно квалифицировал их действия по ст. 116 УК РФ.

Принимая во внимание позицию потерпевшей Воробьевой Е. в судебном заседании о привлечении осужденных к уголовной ответственности за все действия в отношении ее мужа, в том числе за те, которые имели место на катере, суд несмотря на отказ прокурора от обвинения в этой части вправе был постановить обвинительный приговор по ст. 116 УК РФ.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб о непричастности Поляничко к причинению телесных повреждений Трусову и Куницыну, Еганина к причинению тяжкого вреда здоровью Любавина, а также о том, что их действия и действия Жвакина не носили хулиганский характер.

Так, потерпевший Трусов пояснил, что находился на берегу в то время как Воробьев А. предупредил его, что кто-то приехал на «разборки». Он пошел к дому Куницына, где его догнали трое, спросили кто последний зашел в дом и после его ответа о том, что это был он, Жвакин ударил его в лицо, а затем началось его избиение. Поляничко также наносил ему удары.

Ударов было много, около 20.

Потерпевший Куницын также пояснил, что Жвакин, Поляничко и присоединившийся к ним кто-то третий наносили удары руками и ногами Трусову, при этом каждый нанес не менее девяти ударов. Он тоже был избит, ему нанесли удар по голове каким-то предметом, он упал и трое стали его избивать руками и ногами, всего нанесли около 15 ударов.

Показания потерпевших о нанесении им большого количества ударов подтверждаются заключениями судебно-медицинского эксперта, согласно которому каждому из них причинены многочисленные повреждения, которые расцениваются как вред здоровью средней тяжести.

Потерпевшие Воробьев А. и Боровских пояснили, что находились на берегу и увидели идущий к берегу катер, с которого раздавались крики:

«Дави их». Позже они видели группу парней, избивавших жителей деревни.

Сам осужденный Поляничко не отрицал в судебном заседании, что подойдя вместе со Жвакиным к одному из домов, нанес удары сначала одному мужчине, а затем второму.

Из показаний Рогозина следует, что Поляничко совместно со Жвакиным и Сухановым избивал двух мужчин, при этом каждый из них нанес не менее трех жестких ударов, мужчины упали на землю. Из дома выбежал еще один мужчина и побежал к месту драки, он ударил его кулаком в лицо, затем нанес два удара в область груди, отчего мужчина упал. Еганин в это время находился рядом с потерпевшим.

Осужденный Еганин последовательно пояснял о том, что видел драку в которой участвовали Жвакин и Суханов, а он нанес удар ногой в живот мужчине, выбежавшему из дома.

Исходя из показаний потерпевших Трусова, Куницына, Рогозина, Еганина, последним из дома выбежал Любавин.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта Любавину причинены повреждения именно в области живота, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что Жвакин и Поляничко причинили Куницыну и Трусову вред здоровью средней тяжести, а Еганин - тяжкий вред здоровью Любавина.

Правильным является и вывод суда о хулиганском мотиве действий осужденных.

С потерпевшими Трусовым, Куницыным, Еганиным осужденные знакомы не были. Никаких действий в отношении осужденных потерпевшие не совершили. Трусов, во время драки на катере находился в лодке и участия в драке не принимал, а потому избиение потерпевших, причинение вреда их здоровью, как правильно указал суд, являлось беспричинным, было вызвано хулиганскими побуждениями.

С учетом того, что действиями осужденных помимо причинения вреда здоровью потерпевших был грубо нарушен и общественный порядок, суд обоснованно расценил их действия и как хулиганство.

Опровергаются материалами дела и доводы жалоб о том, что действия Поляничко и Еганина в отношении Боровских были вызваны необходимостью защиты от него, о том, что палку Поляничко не применял при этом, о непричастности Богачева к драке на берегу реки в д. Дедов Полой, о непричастности Балакшина к нанесению ударов топором Батурину, о том, что тяжкий вред здоровью Воробьева Жвакин причинил в состоянии сильного душевного волнения.

Так, из показаний потерпевших Батурина, Пугина, Боровских В.

следует, что после того как они узнали о том, что прибывшие в деревню на катере осужденные избивают местных жителей, они с целью прекращения действий приехавших пришли на берег, при этом Воробьева Б. взял с собой ружье. Они предложили осужденным уехать и был произведен выстрел из ружья, после чего вновь началась драка.

Потерпевшие Воробьева Е. И Воробьева Н. также пояснили, что Воробьев Б., взяв ружье, пошел на берег после того как узнал об избиении местных жителей приехавшими на катере.

Из показаний Батурина следует, что Балакшин в ходе драки ударил его 2-3 раза обухом топора по голове, а Богачев, ударил его руками и ногами по голове и телу и обломком весла по голове, под который он подставил руку.

Боровских В. пояснил, что Жвакин бросил в него топор, Поляничко ударил его по голове палкой, а Еганин - руками и ногами по лицу и телу.

Показания Батурина об участии Богачева в драке соответствуют показаниям свидетеля Чупровой о том, что тот ушел с катера до начала драки, показаниям Шарапова, который видел Богачева на берегу.

О применении осужденными в ходе драки предметов свидетельствуют и показания Минина, который обнаружил на следующий день отсутствие на катере двух багров и топора.

Подтверждаются показания потерпевших о применении к ним насилия осужденными и заключениями судебно-медицинского эксперта о причинении здоровью Батурина и Боровских В. вреда средней тяжести.

Как установлено судом и это обстоятельство не оспаривается в жалобе, после того как Воробьев Б. произвел выстрел из ружья вверх, Жвакин вырвал у него ружье из рук и нанес удар прикладом ружья по голове Воробьеву Б.

После первого выстрела Воробьев не предпринимал попыток произвести второй выстрел, что следует из показаний потерпевших Батурина, Боровских, Пугина.

Действия Воробьева Б. с учетом поведения осужденных, которые прибыли на в д. Дедов Полой и сразу беспричинно, из хулиганских побуждений стали применять насилия к ее жителям: Трусову, Любавину и Куницыну, правильно расценены судом как правомерные, направленные на пресечение хулиганства.

Кроме того, как следует из показаний потерпевших, действия Жвакина в момент нанесения Воробьеву Б. удара прикладом ружья и сразу после этого носили целенаправленный осознанный характер, что свидетельствует об отсутствии у него сильного душевного волнения.

Указанные обстоятельства исключают возможность квалификации действий Жвакина на ст. 113 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобе.

Противоречат исследованным судом доказательствам и доводы жалобы осужденного Куприкова о том, что его действия в отношении потерпевшего Воробьева А. были вызваны необходимостью защиты от него.

Как пояснил потерпевший Воробьев на берег реки он, взяв с собой гвоздодер, пришел в связи с тем, что осужденные, прибыв в село, стали беспричинно избивать людей.

После выстрела из ружья вверх один из приехавших бросил в сторону Боровских топор, видел он и как Жвакин ударил отца ружьем, после чего он стал убегать и выронил гвоздодер.

Побежавший за ним Куприков ударил его гвоздодером по руке.

Показания потерпевшего Воробьева А. подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта о причинении ему перелома локтевой кости, который мог образоваться от воздействия тупого твердого предмета.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего суд не имел, поэтому обоснованно пришел к выводу о виновности Куприкова в причинении здоровью Воробьева А. вреда средней тяжести и в совершении хулиганства, поскольку действиями осужденного кроме того был грубо нарушен общественный порядок.

В то же время судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы потерпевшего о наличии в действиях Куприкова умысла на его убийство.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Куприков нанес один удар потерпевшему по руке, после того как Воробьев А. стал убегать, он его не преследовал и не предпринимал попыток нанести и другие удары гвоздодером. Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в его действиях прямого умысла на причинением смерти Воробьеву А.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия правильной юридическую оценку действий Жвакина, Балакшина и по эпизоду драки на катере по ст. 116 УК РФ;

действий Жвакина, выразившихся в причинении вреда тяжести здоровью Трусова, Куницына и Боровских В. по п.п. «а», находит Богачева средней «б», «г», «д», «ж» ч. 2 ст. 112 УК РФ, по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью Воробьева Б. в связи с выполнением потерпевшим общественного долга," повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего - по ч. 4 ст. 111 УК РФ, по повреждению имущества Галашева по ч. 1 ст. 167 УК РФ, по хулиганству по ч. 3- ст. 213 УК РФ;

действий Балакшина по хулиганству по ч. 3 ст. 213 УК РФ, по причинению вреда средней тяжести здоровью Батурина по п.п. «б», «г» ч. 2 ст. 213 УК РФ;

действий Богачева по хулиганству - по ч. 3 ст. 213 УК РФ, по причинению вреда средней тяжести здоровью Пугина и Батурина по п.п.

«а», «б», «г» ч. 2 ст. 213 УК РФ;

действий Поляничко - по ч. 3 ст. 213, п.п. «а», «б», «г» «д» ч. 2 ст.

213 УК РФ;

действий Еганина - по хулиганству - п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ, по причинению тяжкого вреда здоровью Любавина - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, по причинению вреда средней тяжести здоровью Боровских - по п.п.

«б», «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ;

действий Куприкова по ч. 3 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Вместе с тем осуждение Еганина, Балакшина, Богачева и Куприкова по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, а также указание суда на хулиганские побуждения при квалификации действий Жвакина по ч. 4 ст. 111 УК РФ подлежат исключению из приговора.

При этом судебная коллегия исходит из следующего.

Мотивируя квалификацию действий осужденных по применению насилия в отношении потерпевших Трусова, Куницына и Любавина суд указал, что какие -либо причины у Жвакина, Поляничко и Еганина для применения насилия в отношении потерпевших отсутствовали, избивая их, они не высказывали никаких требований, в связи с чем правильно пришел к выводу о совершении ими хулиганства и о причинении вреда здоровью потерпевших из хулиганских побуждений.

Что же касается дальнейших событий на берегу реки, то суд пришел к выводу о том, что потерпевшие, узнав о прибытии на катере группы агрессивно настроенных лиц, убедившись в их намерении применить насилие в жесткой форме после того как им стало известно о нахождении без сознания людей, избитых у дома Куницына, при отсутствии возможности получить помощь извне, имели основания выполнить общественный долг и принять меры для пресечения действий подсудимых и приняли их: придя группой на берег с ружьем, полагали, что выстрела вверх из ружья будет достаточно для прекращения насилия со стороны подсудимых. Но после выстрела вверх, произведенного Воробьевым Б., как установил суд, осужденные продолжили хулиганские действия и применили насилие к потерпевшим: Жвакин - к Воробьеву Б. и Боровских, Еганин - к Батурину, Богачев - к Батурину и Пугину, Балакшин - к Боровских, Куприков - к Воробьеву А. в связи с выполнением потерпевшими общественного долга.

Указание же суда и на хулиганские побуждения действий осужденных является излишним, в связи с чем осуждение их по этому квалифицирующему признаку является ошибочным.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Все смягчающие наказание осужденных обстоятельства, их роль в содеянном учтены судом в полной мере, а потому судебная коллегия не находит оснований для смягчения им наказания.

Не является таковым основанием и внесение в приговор указанных выше изменения, поскольку они не связаны с уменьшением объема обвинения осужденных.

Не имеется оснований и для отмены приговора в отношении Куприкова, о чем ставит вопрос в жалобе Воробьев А.

С учетом незначительной роли осужденного в содеянном, данных о его личности, положительных характеристик по месту работы, жительства, суд обоснованно пришел к выводу о возможности его исправления без отбывания наказания и постановил считать назначенное наказание условным.

Законным и обоснованным является и решение суда в части гражданских исков.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Обстоятельства содеянного исследованы судом с достаточной полнотой. Все рассмотренные в судебном заседании доказательства получили в приговоре надлежащую оценку. Приговор составлен с соблюдением требований ст. 314 УПК РСФСР.

На основании изложенного, руководствуясь РСФСР, судебная коллегия ст.ст.

332-339 УПК

определила:

Приговор Архангельского областного суда от 28 марта 2001 года в отношении Жвакина Вячеслава Юрьевича, Еганина Станислава Александровича, Балакшина Андрея Евгеньевича, Богачева Владимира Алексеевича, Куприкова Владимира Петровича изменить.

Исключить указание суда на хулиганские побуждения при квалификации действий Жвакина по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

£ Исключить осуждение Еганина, Балакшина, Богачева и Куприкова по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Жвакина, Еганина, Балакшина, Богачева, Куприкова и тот же приговор в отношении Поляничко Сергея Николаевича оставить без изменения, а кассационную жалобу -без изменения.

Председательствующий Судьи:

Г.Н. Истомина ВЕРНО: Судь я Верховного Суда РФ Копии о п р е д е л е н и я н а п р а в л е н ы :

2. Дело отправлено « » года с

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website