Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26.04.2016 № 807-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лисовой Ольги Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьей 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2016 г. № 807-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

ЛИСОВОЙ ОЛЬГИ АНАТОЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 21.1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"О ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

И ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки О.А. Лисовой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, гражданке О.А. Лисовой было отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 15 по Санкт-Петербургу об исключении из Единого государственного реестра юридических лиц жилищно-строительного кооператива как недействующего юридического лица. При этом суды исходили из правомерности действий регистрирующего органа по исключению из Единого государственного реестра юридических лиц жилищно-строительного кооператива, имевшего все признаки недействующего юридического лица, и соблюдения данным органом установленного Федеральным законом от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" порядка исключения общества из Реестра.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации О.А. Лисовая оспаривает конституционность статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" об исключении юридического лица, прекратившего свою деятельность, из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма противоречит статьям 7 (часть 1), 8 (часть 2), 35 (часть 3) и 40 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет произвольно вносить в Единый государственный реестр юридических лиц запись об исключении жилищно-строительного кооператива, имеющего неисполненные обязательства по предоставлению квартир своим пайщикам, только на основании решения о предстоящем исключении, без принятия отдельного решения о его исключении из Реестра.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" определяет порядок исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа.

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях (Постановление от 6 декабря 2011 года № 26-П; определения от 17 января 2012 года № 143-О-О, от 24 сентября 2013 года № 1346-О и др.), положения данной статьи Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", предусматривающие в отношении тех юридических лиц, которые прекратили свою деятельность (признаны недействующими юридическими лицами), упрощенный - внесудебный - порядок исключения из Единого государственного реестра юридических лиц, устанавливают два условия, при которых юридическое лицо признается фактически прекратившим свою деятельность, - непредставление в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

Такое правовое регулирование, как было отмечено, направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым - на обеспечение стабильности гражданского оборота. Данные законоположения применяются с учетом предусмотренных законом гарантий, предоставленных лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц; к таким гарантиям относятся опубликование соответствующих сведений в органах печати, размещение в сети Интернет на сайте Федеральной налоговой службы, а также возможность направления заявления, препятствующего принятию решения об исключении недействующего юридического лица из Реестра.

Кроме того, как подчеркнул Конституционный Суд Российской Федерации, в соответствии с пунктом 8 статьи 22 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Реестра, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав, что направлено на защиту прав и законных интересов указанных лиц и реализацию ими права, гарантированного статьей 46 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, положения статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", как определяющие четкие критерии признания юридического лица фактически прекратившим свою деятельность (недействующим юридическим лицом), а соответственно, не допускающие их произвольного применения, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лисовой Ольги Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website