Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23.11.2017 № 2625-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дроновой Ларисы Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 ноября 2017 г. № 2625-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

ДРОНОВОЙ ЛАРИСЫ СЕРГЕЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ СТАТЬЕЙ 31.1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ГОСУДАРСТВЕННОЙ

РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО И СДЕЛОК С НИМ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Л.С. Дроновой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, было отказано в удовлетворении исковых требований гражданки Л.С. Дроновой к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании денежной компенсации за утрату жилого помещения в соответствии со статьей 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". При этом суд апелляционной инстанции исходил, в частности, из того, что судебный акт об истребовании у истца жилого помещения и о возмещении ему вреда не принимался, а принятое по иску самого приобретателя судебное решение о применении последствий недействительности сделки и взыскании денежной суммы не является таким судебным актом, поскольку им были разрешены иные материально-правовые требования.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Л.С. Дронова оспаривает конституционность статьи 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" об основаниях выплаты Российской Федерацией компенсации за утрату права собственности на жилое помещение.

По мнению заявительницы, данная статья противоречит статьям 2, 6 (часть 2), 7 (часть 1), 8, 19 (часть 1), 35, 40 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той части, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она не допускает выплату разовой компенсации за счет казны Российской Федерации по мотиву непризнания добросовестным приобретателя, которому продавцом было отчуждено жилое помещение, являющееся самовольной постройкой, а также по мотиву непризнания достаточным основанием для выплаты такой компенсации вступившего в законную силу судебного решения о применении последствий недействительности ничтожной сделки купли-продажи жилого помещения, принятого по его иску к продавцу, в случаях когда взыскание с продавца по исполнительному документу денежных средств, полученных им за незаконно отчужденное жилое помещение, по не зависящим от приобретателя причинам не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению, а продавцом такое жилое помещение истребовано у приобретателя по исполнительному документу.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные документы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", определяя основания выплаты Российской Федерацией компенсации за утрату права собственности на жилое помещение, предусматривает, в частности, что собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеет право на разовую компенсацию за счет казны Российской Федерации (пункт 1); данная компенсация выплачивается в случае, если по не зависящим от указанных лиц причинам в соответствии с вступившим в законную силу решением суда о возмещении им вреда, причиненного в результате утраты указанного в настоящей статье имущества, взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению; размер данной компенсации исчисляется из суммы, составляющей реальный ущерб, но не может превышать один миллион рублей (пункт 2).

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений, пункт 2 статьи 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" направлен на предоставление дополнительных гарантий защиты имущественных прав собственника жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестного приобретателя, от которого было истребовано жилое помещение, и при этом не препятствует возмещению вреда, причиненного данным лицам в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов (Постановление от 4 июня 2015 года № 13-П, Определение от 25 сентября 2014 года № 2116-О).

Как следует из представленных материалов, в деле заявительницы суд не согласился с ее позицией о том, что она является добросовестным приобретателем жилого помещения, указав, что сделка купли-продажи была совершена в отношении объекта недвижимости, созданного продавцом с нарушением требований закона, по сути, не являющегося жилым помещением, и истец, проявив должную осмотрительность и осторожность, имел возможность установить данное обстоятельство.

Таким образом, сама по себе статья 31.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дроновой Ларисы Сергеевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website