ТГ, ВК, Дзен, enotrakoed@gmail.com

Постановление Европейского суда по правам человека от 06.07.2005 Дело Начова (nachova) и другие против Болгарии [рус., англ.]


Этот документ на других языках

Постановление Европейского суда по правам человека от 06.07.2005 Дело Начова (nachova) и другие против Болгарии [рус., англ.]

[неофициальный перевод]*
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО "НАЧОВА (NACHOVA) И ДРУГИЕ ПРОТИВ БОЛГАРИИ"
(Жалобы № 43577/98 и 43579/98)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 6 июля 2005 года)
____________________________
*Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

По делу "Начова и другие против Болгарии" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:

Л. Вильдхабера, Председателя Палаты,

Х.Л. Розакиса,

Ж.-П. Косты,

Сэра Николаса Братцы,

Б.М. Цупанчича,

К. Бырсана,

К. Юнгвирта,

Й. Касадеваля,

Дж. Хедигана,

С. Ботучаровой,

М. Угрехелидзе,

А. Муларони,

Э. Фуры-Сандстрем,

А. Гюлумян,

Л. Мийович,

Д. Шпильманна,

Давида Тора Бъоргвинссона, судей,

а также с участием Т.Л. Эрли, заместителя Секретаря-Канцлера Суда,

заседая 23 февраля и 8 июня 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес 8 июня 2005 г. следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобами (N 43577/98 и 43579/98), поданными 15 мая 1998 г. в Европейскую комиссию по правам человека (далее - Европейская комиссия) против Республики Болгария гражданами Болгарии Анелией Кунчовой Начовой (Anelia Kunchova Nachova), Аксиньей Христовой (Aksiniya Hristova), Тодоркой Петровой Рангеловой (Todorka Petrova Rangelova) и Рангелом Петковым Рангеловым (Rangel Petkov Rangelov) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Заявители утверждали, что их относительно близкие родственники - Кунчо Ангелов и Кирилл Петков - были застрелены и убиты сотрудниками полиции в нарушение статьи 2 Конвенции. Более того, расследование обстоятельств дела было неэффективным в нарушение статей 2 и 13 Конвенции. Также утверждалось, что власти Болгарии не выполнили свои обязательства по защите права на жизнь, предусмотренного законодательством, в нарушение статьи 2 Конвенции, и что упомянутые обстоятельства стали результатом дискриминации по отношению к лицам цыганской национальности в нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 2 Конвенции.

3. Жалобы были переданы в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда Протокол № 11 к Конвенции вступил в силу (пункт 2 статьи 5 Протокола № 11 к Конвенции) и были направлены на рассмотрение в Четвертую секцию в составе на тот момент. 22 марта 2001 г. жалобы были объединены в одно производство (пункт 1 правила 43 Регламента Суда).

4. После Решения Европейского суда от 1 ноября 2001 г. об изменении состава секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда) дело было передано на рассмотрение в Первую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). 28 февраля 2002 г. Европейский суд в составе Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты, Дж. Бонелло, Н. Ваич, С. Ботучаровой, А. Ковлера, В. Загребельского, Э. Штейнер, судей, и С. Нильсена, заместителя Секретаря Секции Суда, признал жалобы частично приемлемыми для рассмотрения по существу.

5. 26 февраля 2004 г. Палата этой же Секции в составе Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты, Дж. Бонелло, Ф. Тюлкенс, П. Лоренсена, С. Ботучаровой, Н. Ваич, В. Загребельского, судей, С. Нильсена, заместителя Секретаря Секции Суда, вынесла Постановление, в котором единогласно установила, что имело место нарушение статей 2 и 14 Конвенции и что не возникает отдельного вопроса по статье 13 Конвенции.

6. 21 мая 2004 г. власти Болгарии направили Обращение о передаче дела на рассмотрение Большой палаты в соответствии со статьей 43 Конвенции и правилом 73 Регламента Суда. 7 июля 2004 г. комитет Большой палаты удовлетворил это Обращение.

7. Состав Большой палаты был сформирован в соответствии с положениями пунктов 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правилом 24 Регламента Суда.

8. Заявители, интересы которых представлял Й. Грозев (Y. Grozev), Коллегия адвокатов г. Софии, и власти Болгарии, интересы которых представляла М. Димова (M. Dimova), Министерство юстиции Болгарии, представили свои меморандумы 30 ноября и 29 ноября 2004 г., соответственно. Кроме того, были получены комментарии трех неправительственных организаций - Европейского центра по правам цыган (European Roma Rights Centre), организации "Интеррайтс" (Interights) и Открытого общества инициативы правосудия (Open Society Justice Initiative), которым Председатель Суда разрешил предоставить свои комментарии в письменном виде (пункт 2 статьи 36 Конвенции и пункт 2 правила 44 Регламента Суда).

9. 23 февраля 2005 г. во Дворце прав человека в г. Страсбурге состоялись открытые слушания по делу (пункт 3 правила 59 Регламента Суда).

В Европейский суд явились:

a) от властей Болгарии:

М. Димова,

М. Котзева (M. Kotzeva), со-Уполномоченные Болгарии при Европейском суде по правам человека, Министерство юстиции Болгарии,

b) от заявителей:

Й. Грозев,

Лорд Лестер Херн-Хиллский (Lester of Herne Hill), Королевский адвокат, советники.

Европейский суд заслушал обращения сторон.

ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
10. Дело касается убийства Ангелова и Петкова, совершенное 19 июля 1996 г. сотрудниками военной полиции при попытке их ареста.

11. Все заявители являются гражданами Болгарии цыганского происхождения.

12. Анелия Кунчова родилась в 1995 году и является дочерью Ангелова. Аксинья Христова родилась в 1978 году и является матерью Начова. Они проживают в г. Добролево (Болгария). Тодорка Петрова Рангелова и Рангел Петров Рангелов родились в 1955 и 1954 году, соответственно, проживают в г. Ломе (Болгария) и являются родителями Петкова.

A. Обстоятельства смерти Ангелова и Петкова
13. В 1996 году Ангелов и Петков, которым на тот момент было по 21 году, были зачислены в строительные войска (Строителни войски) - армейское подразделение, занимающееся строительством домов и других гражданских построек.

14. В начале 1996 года Ангелов и Петков были арестованы за неоднократное самовольное оставление части. 22 мая 1996 г. Ангелов был приговорен к девяти месяцам лишения свободы, а Петков к пяти месяцам лишения свободы. Оба ранее были судимы за кражу.

15. 15 июля 1996 г. они покинули стройку за пределами тюрьмы, куда их приводили на работы, и поехали домой в деревню Лезура к бабушке Ангелова Тонковой. Ни один из них не был вооружен.

16. На следующий день об их отсутствии доложили и их имена поместили в полицейский список разыскиваемых лиц. 16 июля 1996 г. военно-полицейское подразделение г. Вратцы получило ордер на их арест.

17. 19 июля 1996 г. около двенадцати часов дня дежурный офицер военно-полицейского подразделения г. Вратцы получил анонимное телефонное сообщение о том, что Ангелов и Петков скрываются в деревне Лезура. Ранее как минимум в одном из имевших место случаев самовольного оставления части Ангелов был найден и арестован именно там.

18. Командующий офицер полковник Д. (D.) решил направить четверых сотрудников военной полиции под командованием майора Г. (G.) прибыть на место и произвести задержание обоих подозреваемых. Как представляется, майор Г. знал окрестности деревни Лезура, так как согласно свидетельским показаниям секретаря администрации его мать была родом из Лезуры.

19. Полковник Д. дал указание сотрудникам полиции, что "в соответствии с правилами" они должны иметь при себе пистолеты и автоматические ружья, а также одеть пуленепробиваемые жилеты. Он проинформировал их, что Ангелов и Петков были "криминально активными" (криминально проявени) - выражение, используемое для обозначения прежних судимостей или лица, подозреваемого в совершении преступления, - и что они скрылись из-под ареста. Сотрудникам было предписано использовать любые средства, необходимые для проведения задержания в соответствии с обстоятельствами.

20. Сотрудники полиции немедленно отправились на джипе в деревню Лезура. Двое сотрудников полиции были одеты в униформу, тогда как остальные носили гражданскую одежду. Только майор Г. был одет в пуленепробиваемый жилет. Он был вооружен пистолетом и автоматом "Калашникова" калибром 7,62 мм. У остальных были пистолеты. Три автомата "Калашникова" оставались в джипе во время всей операции.

21. Сотрудники полиции были устно проинструктированы майором Г. по пути в деревню Лезура. Сержант Н. должен был оставаться с восточной стороны дома, майор Г. с западной стороны и сержант К. должен был пойти в дом. Сержант С., водитель, должен был оставаться в машине и наблюдать за северной стороной дома.

22. Около 13:00 сотрудники полиции прибыли в Лезуру. Они попросили секретаря администрации деревни и одного из местных жителей Т.М. присоединиться к ним и показать дом бабушки Ангелова. Джип въехал в цыганскую часть деревни Лезура.

23. Сержант Н. узнал дом, так как ранее он уже проводил арест Ангелова, когда в прошлый раз тот оставил часть без разрешения.

24. Как только джип подъехал к дому в период с 13:00 до 13:30, сержант Н. узнал Ангелова, который был внутри дома и стоял около окна. Заметив машину, дезертиры попытались скрыться. Сотрудники полиции услышали звук разбитого оконного стекла. Майор Г. и сержанты К. и Н. выпрыгнули из машины, хотя та еще находилась в движении. Майор Г. и сержант Г. вошли в сад через ворота, и сержант К. направился в западную часть дома, а майор Г. вошел в дом. Сержант Н. остался в восточной части дома. Сержант С. находился в машине вместе с секретарем администрации деревни и Т.Н.

25. Позже сержант Н. дал показания, что, заметив, как Ангелов и Петков вылезают из окна и бегут по направлению к саду соседей, закричал: "Стой, военная полиция!". Он достал оружие, но не произвел ни одного выстрела. Двое мужчин продолжали бежать. Сержант Н. выбежал на улицу, пытаясь перехватить их через несколько домов. Когда он бежал, то слышал крик майора Г.: "Стой, военная полиция, остановитесь или я буду стрелять!". Именно тогда началась стрельба.

26. Майор Г. дал следующие показания:

"... я услышал, как сержант Н. закричал: "Стой, полиция!" Я видел людей, одетых в гражданское; они бежали, и затем остановились напротив забора между двором Тонковой и соседним двором... Я увидел, что они пытаются перепрыгнуть через забор, поэтому я закричал: "Стой, или я буду стрелять!". Я снял оружие с предохранителя и передернул затвор. Затем я выстрелил в воздух, подняв автомат в правой руке практически перпендикулярно земле... Лица в гражданском забрались на забор и продолжили бежать, я последовал за ними, затем я выстрелил еще один, два или три раза в воздух и закричал: "Стой!", но они продолжали убегать. Я снова выстрелил в воздух и закричал: "Стой, или я буду стрелять боевыми", я предупредил их снова, но они продолжали бежать, не оборачиваясь назад. После предупреждения я выстрелил правее (по отношению к обоим мужчинам), целясь в землю и надеясь, что это заставит их остановиться. Я снова закричал "Стой!", когда они были на углу другого дома, и затем я прицелился и выстрелил в них, в то время как они перебирались через забор. Я целился в ноги. Место, откуда я стрелял, находилось в низине... Перепрыгнув через второй забор, они бы скрылись, и у меня не оставалось других средств, чтобы их остановить. Уклон там был достаточно крутой, [я] стоял ниже... второй забор находился выше, чем то место, где стоял я, вот почему когда я выстрелил в первый раз, я целился в сторону (по отношению к обоим мужчинам), так как полагал, что никто из людей, живущих по соседству, не будет ранен, а второй раз я целился в тех двух гражданских лиц, но стрелял по ногам. В соответствии с Инструкцией 45 мы вправе применять огнестрельное оружие для задержания военнослужащих, совершивших преступление, которые не сдались после предупреждения, но в соответствии с пунктом 3 (этой Инструкции), мы обязаны защищать жизни лиц, против которых (мы используем огнестрельное оружие) - именно по этой причине я стрелял по ногам скрывающихся от преследования, чтобы не допустить причинения более тяжкого вреда здоровью. В последний раз, когда я стрелял по ногам преследуемых, я находился в 20 метрах от них, а они были в юго-восточной части соседнего сада. После выстрела они упали на землю... Они оба лежали на животе и подавали признаки жизни, ... стонали, ... затем появился сержант С., я позвал его... и отдал ему свое оружие...".

27. Согласно показаниям трех нижестоящих сотрудников полиции Ангелов и Петков лежали на земле напротив забора, их ноги были направлены к дому, из которого они вышли. Один из них лежал на спине, другой на животе.

28. Сосед З., живущий напротив дома бабушки Ангелова, также дал свидетельские показания. Около 13:00 или 13:30 он увидел армейский джип напротив дома Тонкова. Затем он услышал, как кто-то кричит: "Стой, а не то я буду стрелять боевыми!". Затем он услышал выстрелы. Он посмотрел в соседний двор и увидел, как Ангелов и другой мужчина перепрыгнули через забор между садом Тонкова и соседним садом. Он не видел мужчину, который кричал, так как тот находился за домом Тонкова. Затем он увидел, как Ангелов и Петков упали на землю, а стрелявший мужчина, у которого в руках было оружие, звал на помощь. Далее З. показал:

"Другой человек в униформе сказал ему (кто стрелял в Ангелова и Петкова), что тот не должен был стрелять, что ему не нужно было их преследовать. Из тех, кто приехал на джипе, стрелял только старший офицер, я узнал его по внешности, у него есть родственники в Лезуре".

29. Сержант С. показал, что по прибытии к дому он остался в машине и слышал, как из восточной части дома сержант Н. кричал: "Стой, полиция!". Он также слышал, как майор Г. кричал несколько раз из восточной части дома: "Стой, полиция!". Затем майор Г. начал стрелять из своего оружия, одновременно продолжая кричать. Затем сержант С. вошел во двор. Он видел, как майор Г. перепрыгивает через забор, и слышал, как он кричит. Он подбежал к нему, взял у него оружие и увидел лежащих рядом с забором Ангелова и Петкова. Они были еще живы. В этот момент сержант К. вышел из дома. Майор Г. пошел к джипу и доложил о происшествии по рации. Когда они вернулись, сержант Н. появился с соседней улицы и помог им положить раненых мужчин в автомобиль.

30. Начальник подразделения военной полиции г. Вратцы и другие сотрудники полиции узнали об инциденте около 13:30.

31. В своих свидетельских показаниях сержант К. заявил, что он зашел в дом и разговаривал с бабушкой Ангелова и другой женщиной, когда услышал, как майор Г. кричал Ангелову и Петкову остановиться. В доме он заметил, что окно в комнате, выходящее в сад, было разбито. Он уже выходил из дома, когда услышал выстрелы, доносящиеся из-за дома. По пути в сад он встретил майора Г., который сказал ему, что преследуемые ранены. Затем сержант К. перелез через забор и приблизился к раненым мужчинам, которые были все еще живы и стонали. Он обнаружил, что держит в руках оружие, но не мог вспомнить, как оно у него оказалось. Он открыл магазинную коробку

3 Comments

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

John Doe

March 27, 2018 at 8:00 am Reply

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua. Ut enim ad minim veniam, quis nostrud exercitation ullamco laboris nisi ut aliquip ex ea commodo consequat.

Leave a reply

your email address will not be published. required fields are marked *

Name *
Email *
Website
Постановление Европейского суда по правам человека от 06.07.2005 Дело Начова (nachova) и другие против Болгарии [рус., англ.]