П О С Т А Н О В Л Е Н И Е от 28.08.96 № 3/7-ЗС Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации Законодательное собрание Иркутской области, руководствуясь статьей 125 (пункт "а", частью 5) Конституции Российской Федерации и статьей 26 Устава Иркутской области, ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии Конституции Российской Федерации статей 33, 36, 37, 65, 66, 67 Водного кодекса Российской Федерации (прилагается).

2. Поручить председателю Законодательного собрания Зеленту И.З. по должности, председателю комитета по законодательству о государственном строительстве и местном самоуправлении Шишкину С.И. по доверенности, старшему консультанту правового отдела Законодательного собрания Брянцеву О.Г. по доверенности представлять Законодательное собрание Иркутской области при рассмотрении запроса в Конституцион ном Суде Российской Федерации.

3. Дополнительно к указанным в п. 2 лицам включить в состав рабочей группы консультанта правового отдела Законодательного собрания Булыгина В.В.

Председатель Законодательного собрания И.З. Зелент Приложение к постановлению от 28. 09.96 № 3/7-ЗС В Конституционный Суд Российской Федерации Адрес: г. Москва Заявитель: Законодательное собрание Иркутской области Адрес: г. Иркутск, ул.Ленина, 1а, Дом Советов ЗАПРОС о соответствии Конституции Российской Федерации статей 33,36,37,65,66,67 Водного кодекса Российской Федерации от 16.11.1996г.№167-ФЗ Законодательное собрание Иркутской области в лице председателя Законодательного собрания Зелента Ивана Зигмундовича, осуществляющего представительство по должности, в лице председателя комитета по законодательству о государственном строительстве и местном самоуправлении, доктора юридических наук Шишкина Сергея Ивановича, осуществляющего представительство на основании доверенности, в лице кандидата юридических наук Брянцева Олега Георгиевича, осуществляющего представительство на основании доверенности, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке соответ ствия статей 33, 36, 37, 65, 66, 67 Водного кодекса Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 36 Федерального конституционного зако на "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации, в частности, части 3 статьи 11, пунктам "в", "г" части 1 статьи 72 положения статей 33, 36, 37, 65, 66, 67 Водного кодекса Российской Федерации.

Из пункта "в" части 1 статьи 72 Конституции Российской Феде- рации следует, что в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся "... вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами и другими природными ресурсами".

Часть 3 статьи II Конституции Российской Федерации однозначно определяет принцип, по которому разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федера- ции и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративными и иными дого ворами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Разграничение государственной собственности, если оно может иметь место, также входит в совместное ведение (пункт "г" части 1 статьи 72 Конституции) и должен быть определен юридический механизм такого разграничения.

Водный кодекс, принятый Государственной Думой 18 октября 1995 года, после подписания его Президентом Российской Федерации 16 ноября 1995 года вступил в силу после его официального опубликования в "Российской газете" № 227 от 23 ноября 1995 года и № 229 от 25 ноября 1995 года (а также в Собрании Законодательства Российской Федерации № 47 от 20 ноября 1995 года).

Введение в действие Водного кодекса поставило вопрос о соответствии отдельных положений Кодекса Конституции Российской Федерации, поскольку он без учета мнения субъектов Российской Федерации производит разграничение предметов ведения и полномочий в сфере регулирования водных природных ресурсов и, наконец, осуществляет разгра ничение водных объектов на федеральную собственность и собственность субъектов Российской Федерации.

Представляется, что формулировка части 2 статьи 36 Водного кодекса о том, что "... водные объекты признаются федеральной собственностью Правительством Российской Федерации по согласованию с органами исполнительной власти соответствующих субъектов Российской Федерации" не более, чем попытка завуалировать заложенные в части 1 этой статьи основы (принципы), по которым происходит отнесение к федеральной собственности водных объектов.

Именно положение части 1 статьи 36 Водного кодекса фактически односторонне закрепляет приоритет Федерации перед ее субъектами, не учитывая мнения последних и ущемляя интересы субъектов Российской Федерации.

В этом отношении статья 37 Водного кодекса не может свидетельствовать о том, что законодатель обеспечил надлежащим образом реализацию положения, предусмотренного пунктом "г" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации, согласно которому разграничение государственной собственности - сфера совместного ведения.

В Статьях 65 и 66 Водного кодекса Российской Федерации определены полномочия Российской Федерации в области использования и охраны водных объектов и полномочия субъектов Российской Федерации в области использования и охраны водных объектов.

И хотя следующая за ними статья 67 Водного кодекса предусматривает возможность заключения договоров между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий между этими органами в области использования и охраны водных объектов, определяющими являются положения Водного кодекса, в одностороннем порядке закрепляющие приоритет Федерации и не учитывающие интересов субъекта Федерации.

Данные статьи не основаны на положениях Конституции Российской Федерации (пункты "в" и "г" части 1 статьи 72).

Более того, в части 3 статьи 11 Конституции среди источников правового регулирования разграничения предметов ведения и полномочий отсутствует федеральный закон. Таковыми могут быть Конституция, Федеративный договор и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий.

Имеет место несоответствие статьи 33 Водного кодекса положениям Конституции Российской Федерации. Представляется, что Конституция не ограничивает и не запрещает нахождение водного объекта в собственности нескольких субъектов права государственной собственности.

В связи с вышеизложенным, Законодательное собрание, руководствуясь статьями 84, 85 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также частью 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, просит проверить соответствие статей 36, 37, 65, 66, 67 Водного кодекса Российской Федерации пунктам "в", "г" части 1 статьи 72, части 3 статьи 11, части 3 статьи 5 Конституции Российской Федерации, а также соответствие статьи 33 Водного кодекса положениям Конституции Российской Федерации.

Приложение:

1. Водный кодекс Российской Федерации - 30 экз.;

2. Конституция Российской Федерации - 30 экз.;

3. Постановление Законодательного собрания об участии представителей Собрания в Конституционном Суде - 30 экз.;

4. Доверенность на представителя Законодательного собрания Брянцева О.Г.;

5. Доверенность на представителя Законодательного собрания Шишкина С.И.;

6. Копия диплома об ученой степени Брянцева О.Г.;

7. Копия диплома об ученой степени Шишкина С.И.;

8. Копия платежного поручения об уплате госпошлины.

Председатель Законодательного собрания И.З. Зелент